Прогулка по набережной

Белый забор и надпись «Проход людей на набережную» в разгар сезона вызывает недоумение и вопросы: что же мы увидим, когда забор уберут? И какие проблемы уберутся вместе с забором? Что надо было менять, а что оставить, «Новой в Поволжье» рассказывает Ваган Гайкович Каркарьян, бывший главный архитектор Самары и проектировщик набережной.

— Давайте начнем с вопроса, который волнует всех, кто пытается сегодняшнюю жару пережить на этом берегу Волги? Как вы относитесь к тому, что стали переделывать набережную в разгар сезона?

— Для населения, конечно, неудобно. Но хорошо, что вообще спохватились! Это, я считаю, новое руководство города взялось за проблему. Тем более, что в сентябре грядет юбилей губернии. И это подарок жителям – обновленная набережная. Акция положительная, достойная внимания, поддержки и одобрения. Поздно, конечно, начали, но зимой тоже не будешь класть асфальт и стричь деревья. Так что придется потерпеть. Другое дело, что я не увидел нигде публикаций плана этого ремонта. Вообще, городские власти должны были опубликовать проект набережной. Я вспоминаю советское время, когда во всех газетах прописывали, что планируют построить или реконструировать. В «Волжской коммуне» был специальный раздел «Архитектурные премьеры». А сейчас мы узнаем обо всем только по лязгу бульдозера под окнами. А что происходит – никто толком и не знает. Мне кажется, что и люди должны интересоваться тем, что делают в их городе.

— Можно предположить, какая нас ждет набережная?

— Можно только предположить. Я живу рядом, наблюдаю за процессом. Идет обновление бордюрного камня, асфальтового покрытия, ливневой канализации, укрепление стенок набережной. Обновляется и парк деревьев, этого не было со времени постройки набережной – т.е. с 50-х годов. Работа кипит и день и ночь. Делают лестницы со спуском для инвалидов-колясочников, обновляется осветительная арматура. Жалко, что убираются торжественные светильники сталинского ампира, разработаны они были в 60-х годах. Очень нарядные, создавали образ нашей набережной. Я высказывал свой протест, но, видимо, поздно. Интересно, что же придумают вместо них. И – ура! – убрали все деревянные сараи. Надеюсь, они не вернутся. Один, правда, остался, по Первомайскому спуску. Вот картина – спускаешься к Волге, а вместо нее видишь огромный деревянный сарай, а уже за ним – Жигулевские горы. Кафе на набережной и так достаточно. Когда я проектировал набережную, все кафе и другие объекты мы снесли ближе к Волжскому проспекту, чтобы освободить вид на реку – потому что ничего красивее быть не может. Положительный момент – восстанавливают фонтан рядом с бассейном ЦСКА. Вообще в первоначальном проекте фонтанов было гораздо больше. Но половину из них нам не разрешили делать. Логика была такая – зачем на Волге фонтаны! Хотя весь Петергоф построен на Финском заливе.

— Считаете ли вы возможным и целесообразным вернуться к первоначальному проекту?

— Думаю, что нет. Да и к какому из них? Набережная делалась в период острой борьбы с архитектурными излишествами. Мне, как молодому архитектору, пришлось доделывать и воплощать в жизнь проекты набережной и гостиницы «Волга». Архитектор, который начинал проектировать набережную, уехал в Одессу на 3 года. Работа была уже проведена колоссальная – сделан намыв территории, поставлены ограждения. И проект был грандиозный. Но зарезали все на корню, все считали архитектурными излишествами – даже подпорная стенка была не гранитная, а бетонная. Но удавалось что-то сделать. Первый павильон, который мне удалось отвоевать – теперь он называется «Отдых», — назывался «Золотая рыбка». Он был двухъярусный, для того чтобы со второго яруса было лучше видно Волгу. В проекте у меня был и фонтан с рыбками и чугунными водорослями. Такие излишества, конечно же, не приняли. Но директор института не успокоился и начал продвигать мой проект. Показал проект в горкоме партии, секретарю понравился. Он подобное видел в Сочи. Вообще спасло наш город то, что как раз в это время сюда приехал проверяющий. Ему показывают стройку – мощная была стройка: набережная, дома вдоль Волги. А машина останавливается рядом с электроподстанцией, неказистым зданием. Он страшно возмутился, что нет художественного начала и все такое прочее. И тогда наши проекты начали утверждать, нашим идеям дали «зеленую улицу».

А изначально гостиница «Волга» вообще подразумевалась как гостиница типа «общежитие», предполагался один душ на этаже. После этого приезда мы расширили ресторан, увеличили номера, улучшили внутренне оформление. А еще в приказном порядке пришлось «обогатить набережную скульптурами». Искали готовые, т.к. мало оставалось времени. Мы сначала договорились с таким скульптором, как Евгений Вучетич. Я знал, что у него есть Степан Разин. Но он нам его не дал, из-за его величины. Предлагал нам композицию «Перекуем мечи на орала», такая стоит в Нью-Йорке, Москве, Усть-Каменогорске. Но в Худфонде нам ее не продали – лимит таких композиций был исчерпан. Мы ушли расстроенные гулять по Москве. Наткнулись в Манеже на выставку украинского творчества. И тут как раз и обнаружили те скульптурные композиции, которые у нас стоят теперь: девушка на водных лыжах, девушка аквалангистка, рабочий со спутником скульптора Валентина Знобы.

Так что то, что мы имеем сегодня – это не самый первоначальный проект, а продукт многих обстоятельств. Например, по проекту каждая набережная была разделена на цветовые зоны, в которых все гармонировало – начиная от цвета скамеек, заканчивая цветниками. Цветники и клумбы был разработаны мною в паре с художником Пемовым. Каждый имел свою цветовую гамму, и Леонид Николаевич Назаренко, специалист дендролог, гл. инженер треста озеленения, подбирал цветы и растения. А с течением времени этот проект нивелировался, ничего не соблюдалось.

— Какие еще ошибки присутствуют сегодня в содержании набережной?

— Грубейшая ошибка – строительство высотных домов на бровках и первой городской линии. Так не делают нигде в мире. Так не делалось ни в Древней Руси, ни в Византии. Были законы, кормчие законы, запрещающие строительство домов и строений, загораживающих вид на реку. В истории Самары даже есть случай, когда один купец решил насолить своему соседу. Жили они в районе улицы М. Горького. Он построил голубятню, которая загораживала вид на реку. Был скандал с привлечением мировых судей. Застройка берега Волги была разработана, учитывалась этажность каждого дома, для того чтобы сохранялся хороший вид с Волги на город и с берега на Волгу. Сегодня в районе Кинапа, спуска на Л.Толстого, еще в ряде мест возвышаются высотные здания, которые загораживают вид.

Еще мне не понятно, как перестраиваются павильоны вдоль набережной. Все здания на набережной были решены в одном стиле, минимализм. Чтобы не нарушать красоту вида, чтобы отвлекать внимание. Сейчас, например, спортивное сооружение – «Динамо» – превратилось в ресторан. Изменили фасад, пристроили какие-то козырьки. Кто согласовывал эту перестройку? Более дурного и безвкусного здания я не видел.

Халатно относятся и к элементам набережной. Года 2 назад пытались утащить на цветмет скульптуру «Девушка-аквалангистка». Я долго тогда искал администрацию набережной и уговаривал закрепить скульптуру так, чтобы невозможно было унести. Еще одна история о халатности – со временем антенны на спутнике у скульптуры «Рабочий со спутником» отвалились. Получилась странная картина – рабочий в фартуке держит в руках мяч. Куда я только не обращался – и писал, и говорил. Бесполезно. Помог мне Роман Хахалин. Мы несколько номеров «Самарской газеты» помещали фельетоны и заметки на эту тему. Наконец-то достучались. На самом деле приделать усики спутнику было дешевле, чем стоит порция шашлыка в кафе рядом.

Вот еще интересный и смешной момент, с которым я встречаюсь только у нас в городе. Волжский проспект заканчивается и переходит в ул. Лесную. Хорошо – в память о тех лесных пристанях, которые тут были раньше. Но почему Лесных улиц у нас четыре?! Одна – продолжение Волжского проспекта, вторая – параллельно ей вдоль Волги, третья – около Политехнического института, четвертая – чуть ниже, рядом с банком «Солидарность». Как разобраться в обилии этих улиц?

— Есть ли возможность сохранить красоту нашей набережной?

— Для этого набережную стоит узаконить как памятник ландшафтной архитектуры. Прошло 50 лет – набережная сегодня часть культуры, часть городской архитектуры. И памятник этот должен быть не только регионального, но даже федерального значения, т.к. наши набережные, как говорят, одни из лучших в мире.

Вообще, сохранность набережной — самая большая ее проблема. Сейчас очень важно сохранить ее от возможной коммерческой застройки и застройки, которая не предусмотрена проектом набережной. К сожалению, набережная оказалась в объятьях рынка. Больше всего это коснулось второй очереди – от бассейна до Кинапа. В этом районе на первой бровке появились, как я это называю, пивные сараи. Вид на реку практически отсутствует. Если хочешь посмотреть Волгу – забирайся в сарай. Когда идешь по набережной, кажется, что идешь по улице: с одной и с другой стороны дома. Еще есть проект застройки зеленой части набережной высотными домами. Это надо запретить категорически. Мало того что мы лишимся украшения города и места отдыха, так еще и возникнут дополнительные проблемы. Застройка потянет за собой транспортную проблему. Сейчас проблема парковки стоит остро, и не только в районе набережной. Это вообще проблема города в целом. У нас 2 дороги в городе, которые активно действуют. Что касается Волжского проспекта – можно еще нащупать карманы вдоль дороги. Может быть, тогда машин, которые выстраиваются вдоль дороги, мешая проезду, будет меньше.

Прогулка по набережной”: 1 комментарий

  1. «Вообще, городские власти должны были опубликовать проект набережной. Я вспоминаю советское время, когда во всех газетах прописывали, что планируют построить или реконструировать. В «Волжской коммуне» был специальный раздел «Архитектурные премьеры». А сейчас мы узнаем обо всем только по лязгу бульдозера под окнами. А что происходит – никто толком и не знает. Мне кажется, что и люди должны интересоваться тем, что делают в их городе.»

    Абсолютно верно, этого очень не хватает. Более того, неясно, почему администрация упускает шанс порадовать людей по-настоящему хорошим делом. Если начинаются работы — покажите жителям, это будет познавательно и приятно. Конечно. сюрприз, это тоже хорошо, но всё же хотелось больше конкретики.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.