Опять шашечки

Опыт показывает, что самое забавное в выставках современного искусства – это сочетание названия работы и собственно работы, поэтому я долго-долго ищу какие-то сопроводительные надписи около инсталляции: выложенные на лавочку лопату с черенком из кривой ветви, топор с рукояткой из стеблей травы и молоток, насаженный на рулон ткани. Надписей не было, и я взволнованно обращаюсь к работнице галереи:

— А где же название, — обращаюсь я, — и кто автор?

— А ты что, не взяла пресс-релиза, — удивляется работница, — там все написано, в пресс-релизе. Для вас же стараемся. А никто не берет. Но если в двух словах, то безымянность – это главный концепт. Понимаешь? Как говорится, вам что нужно: шашечки или ехать?

Анекдот про шашечки мне давно известен, и оказывается, его можно использовать для характеристики экспонатов выставок современного искусства, причем использовать разносторонне, это меня потрясло и на несколько минут ввело даже в некоторый ступор, чуть позже объясню.

— Были отобраны, — продолжает работница, — работы, наиболее нехарактерные для каждого конкретного художника, выходящие за рамки его личной парадигмы. Понимаешь? Объекты, инсталляции, графика и живопись представлены как «странные артефакты», преодолевающие узнаваемость стиля каждого из авторов. Одним из критериев отбора стал «неформат» как исключение из других выставочных проектов. Элемент случайности экспозиции побуждает зрителя «найти» объект искусства, приблизиться к его «странности».

Работница немного отвлеклась и посмотрела на меня.

— Понимаешь? – еще раз уточнила она.

— Конечно, — уверенно кивнула я.

Итак, 12 августа, восемь часов вечера, галерея «Виктория», открытие выставки «STRANGE ··· STRANGER ··· STRANGEST», входящей в серию проектов 7-й Ширяевской биеннале, кураторы Ханнс Михаэль Руппрехтер и Владимир Логутов, причем немец Руппрехтер вовсю присутствует в образе одинокого ковбоя, никакого Логутова еще нет, пора начинать и начинают без Логутова.

Задерживается, объясняют народу, народ не ропщет, народ радостно стережет официантов на выходе из подсобных помещений и хватает с блестящих подносов вино, воду, орехи разных сортов и конфеты «Рафаэлло».

Привлекает внимание компания зрелых дам в нарядных платьях для торжественных событий, они ласково хвалят туалеты друг друга и обсуждают вопрос эндопротезирования коленного сустава: «Непонятно, зачем ей новое колено, она с ним сколько еще собирается прожить?».

Хорошенькая девочка в рыжих шортах исследует инсталляцию «Агрегат интеллектуальной энтропии», это куб с длиной стороны приблизительно тридцать сантиметров, снабженный песочными часами и отдельно лежащим пластмассовым выключателем, не очень чистым. Крышку куба можно иногда открывать и читать сообщение на одной из множества записок, помещенных внутрь. Это со всех сторон спорные сообщения, девочке в рыжих шортах досталось «зачем выкинули валенки, когда будет холодно, они пригодятся» и она недовольна. Ну право, было бы лучше о любви. Но о любви там ничего нет. Разве что «продавец отмерил семь метров ткани и отрезал».

«Ты не представляешь, какие с ним проблемы, — говорит очень высокая, статная женщина в коротком синем платье, поправляя прическу, — ложится на диван лицом к стене и ни с кем не разговаривает неделями! А ведь впереди одиннадцатый класс и пора социализироваться как-то».

Ее собеседница прижимает обе руки к месту, где положено располагаться сердцу. За ее головой темнеет интересная картина – в углу полотна голова девушки, все остальное место занимают ее темные волосы.

«Но я поняла, в чем корень всех бед, — продолжает женщина в коротком и синем, — наконец-то поняла. Я не купила ему скрипку восемь лет назад, а он так хотел».

Тем временем Ханнс Михаэль Руппрехтер просит у присутствующих тишины, ему и правда нужна тишина – целостность видео-арту, который транслируется одновременно на трех стенах зала, должен придавать именно звук каждого из видео. «Вместе они обязаны образовать органическую коллекцию звуков, воспринимающуюся как концерт. Этот концерт будет постоянно концентрировать внимание посетителей во время осмотра инсталляции. Посетитель должен прислушиваться и поворачивать голову, чтобы передвигаться по выставке. Постоянный переход от одного видео к другому меняют изображение, которое рассматривается в этот момент», — пресс-релиз я все-таки раздобыла.

Но посетитель глух к немецким просьбам. Посетитель хлопает соседа по плечу и рассказывает о классном дайвинге на Бали, или рецепт консервирования огурцов «неженка», или спрашивает, кто этот тип в ковбойской шляпе и почему он говорит не по-русски.

«И да, — с жаром рассказывает одна журналистка другой, сотруднице конкурирующего издания, — и да, я стояла по горло в цветах, столько цветов! Такие букеты, и да! Если бы я продала их, не меньше пятнадцати штук бы потянули, но я не продала!».

«Молодец», — завистливо поддерживает вторая журналистка и ловко хватает два бокала вина разного цвета. Как это правильно подмечено – на мероприятиях такого рода всегда преобладает белое.

«А я ему говорю — в честь праздника! Сегодня день ВВС! – кричит в ухо своей спутнице мужчина в клетчатых шортах и жилетке с меховым подбоем, — Ты помнишь еще о ВВС?». Голос его срывается и он обессилено роняет голову на грудь. Чуть позже довольно красиво поет: «ВВС. ВВС. Военно. Воздушные. Силы!».

Подозрительно мало детей, на открытиях выставок традиционно присутствуют чьи-то дети в большом количестве, они играют в прятки, салочки, выбивалы и казаки-разбойники, едят конфеты и неожиданно набрасываются сзади. Ах, ведь лето же. Лето, последний серебряный его месяц, и дети наслаждаются последними днями каникул в деревнях, среди зреющих кабачков, или вот на Бали – очень неплохой дайвинг.

«Вы вообще хоть отдохнули? – заботливо интересуется очень красивая девушка в длинной юбке и ажурном топе, — хоть на пляж-то выходили?».

«Милая, — бархатно отвечает ей мужчина с длинными волосами, забранными в неопрятный хвост, — да я ночевал на пляже! Эта новая палатка, она сделала мое лето! ».

Про «шашечки»-то, вечный этот анекдот, «шашечки» или «ехать», вопрос, который каждый уважающий себя человек вроде бы должен решать в пользу «ехать». Думаю, работница галереи имела в виду, что для искусства не важны имена, лейблы, оценочные штампы и так далее, искусство говорит само за себя без всяких дополнительных украшательств и декораций. Следовательно, подпись – «шашечки», а объект – «ехать».

Но самое интересное, что с полным основанием данный конкретный случай можно трактовать совершенно по-другому: раз человек современный художник, то что бы он ни предложил вниманию публики, то это непременно смелая инсталляция, революционный проект, борьба за мир во всем мире, бунт антиглобалистов, фазы луны или крик о помощи. «Шашечки» меняются местами с «ехать», что прекрасно характеризует вообще любую сферу человеческой деятельности, тем более искусство, тем более – современное.

Я бы на месте современных художников трепетала, выставляя ржавую железную конструкцию безо всякой поддержки в виде своего славного имени, как вот была выставлена инсталляция Фрола Веселого в виде стилизованного кулака исполинских размеров. Впрочем, заранее было известно, что это работа Фрола Веселого, склепанная из кровельного железа с крыш гаражей, сожженных на Безымянке. Может быть, в этом все дело?

Продавец отмерил семь метров ткани и отрезал.

Выставка работает до 30 августа.

Опять шашечки”: 8 комментариев

  1. 21/08/2011 планирую поездку в Озерный по смотровому ордеру. Если у Натальи Апрелевой есть желание сделать репортаж о этой поездке можно свяэаться со мной Е-mail dybrava@list.ru

  2. статья бездарная, претенциозная и бессмысленная. я конечно понимаю, это стиль такой модный: сляпать текст из говна и свиста. нахватать случайных фраз, по возможности, наиболее безмозглых и выстроить в эдаком снобистском ключе — мол содержание выставки всем похеру, типа пришли платья показать, обсудить поездку на бали и коленный сустав. наталья, может быть, вы не с теми людьми общаетесь? а сами подумать-повникать не пробовали? вот конкретно этот ваш текст можно приплести абсолютно к любой выставке, хоть совриска, хоть рафаэля. если вы критикуете искусство или его контекст его бытования в городской среде, то делайте это квалифицированно и аргументированно. в качестве образца вам — статья сергея баландина про биеннале и еще более содержательный комментарий к ней, к сожалению, не знаю чей. поучитесь у умных людей. в противном случае ваши статьи — вредны, поскольку их все равно читают и будут читать благодаря моде на подобный стиль изложения.

    1. Константин, дело не в статье, просто вы зануда и не в духе))
      сравнивать статьи Наташи и Баландина тупо, у них разные задачи!
      Просто Наташа мыслит более широко и не берёт на себя функции искусствоведа, пытаясь вникнуть в суть и глубинный смысл каждой представленной работы,
      тем более когда в этом действительно нет смысла

      1. вот в этом-то и беда. в том, что у нас все боятся вникать в смысл работ — не дай бог, искусствоведом нарекут! конечно, проще всего считать, что смысла в искусстве нет. только вот на хрен оно тогда нужно? и уж тем более — статьи о нем?

  3. Удачно как совпали две статьи — обе на тему этой самой биеннале, и вот что хочу сказать: перестаньте тешить себя мыслью, так называемые художники, что вы вообще художники! орава каких-то убогих с убогими грязными работами, про которые можно трындеть что угодно. показать вот этот кулак или фигу, и говориьть, что это память о Безымянке и так далее. лучше бы учились рисовать, а то даже кистей в руках не удержите! художники право слово

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *