Первое сентября

И без того узкая в своем начале улица Куйбышева заставлена большими черными автомобилями, красными автомобилями поменьше и серебристо-серыми низкой посадки. Здание гимназии украшено праздничными транспарантами и шарами трех известных россиянам цветов, вновь подходящие ученики видят операторов нескольких альтернативных телекомпаний, и устало комментируют, обмахиваясь букетами: «Судя по всему, Азаров приедет».

Не устаю удивляться этим новым детям, трудно вообразить, что творилось бы с юным сознанием моих ровесников двадцать пять лет назад, если бы на торжественную линейку по случаю первого сентября вдруг заявился бы председатель горисполкома, например. Или первый секретарь горкома партии (можно третий). А что творилось бы с измененным сознанием педагогического коллектива, воображать даже не хочется.

Впрочем, директор школы, молодая красивая женщина, взволнована и сейчас. Синее платье, узкий красный пояс, губы цвета пояса, классический «паж» — прическа. Директор лавирует в нарядной толпе, розовея щеками; старшеклассник в необыкновенно узких, но форменных брюках (настоящие «дудочки»! ) подходит близко и говорит директору: «Замминистра приехал, вас очень просили подойти во внутренний двор».

«Я не могу пока, — говорит директор отрывисто, — я встречаю Главу».

И встречает, по-ленински меряет шагами участок тротуара от школьного крыльца до арки. Старшеклассник-стиляга, пожав подбитыми ватой плечами, удалился в сторону радостно визжащих девочек.

Удивительно, как девочки обходятся с формой, обязательной для учащихся! Классический темно-синий в белую полоску костюм в умелых руках может быть преобразован во что угодно: шорты до середины бедра плюс клубный пиджак, бриджи плюс тесный жилет, юбка в пол с высоким разрезом, штаны-афгани, платье-футляр, сарафан на лямках и много, многое другое.

Мальчики тоже способны выглядеть оригинально, при желании – надеть черные джинсы, рыжие ковбойские сапоги и кожаный пиджак, именно так оформлен ученик лет пятнадцати, его отвела в сторону учительница английского и грозит пальцем, и даже крутит пальцем у виска. «В ожидании прибытия мэра города! – доносятся ее гневные слова, — так опозорить форму гимназии!». Мальчик не смущается, серьезно объясняет, что «просто хотел выглядеть модным».

Учительница начальной школы, женщина с необыкновенно визгливым голосом, призывает первоклассников выстроиться в колонну по одному, а родителей пройти во внутренний двор и не мешать! Не ме-шать! «Не мутите нам тут воду! – буквально вскрикивает она, — я к вам, как к нормальным людям, обращаюсь!». На учительнице розовое платье как бы из сотни нешироких оборочек, лицо ее предельно серьезно, ноги постоянно в движении. Первоклассники забыли, что такое «колонная по одному», а может быть, и не знали никогда.

Внутренний двор оформлен гирляндами воздушных шаров, наполненные гелием, они удерживаются на задуманных позициях с помощью маленьких утяжелителей – тот же воздушный шар, но с водой внутри. Мальчик лет полутора хочет завладеть таким маленьким шаром, ему препятствует бабушка, очень нарядная, в белой блузе и замысловатого покроя юбке, перепоясанной широким кушаком.

Мальчик плачет. Бабушка уносит его прочь, через узкую арку, традиционно оформленную уличными художниками, каждое поколение выпускников гимназии стремится оставить о себе буквы на память: «11Б, 2003 год», «11А 2006». Ау, где вы, бывшие гимназисты, какие просторы бороздите теперь, ушедши со школьного двора под звуки нестареющего вальса? Думается, что в этой арке очень кстати было бы панно из мозаики. Или даже вся арка, выложенная мозаикой из камня. В былые времена каждое уважающее себя учебное заведение имело в дизайне сюжеты, собранные из стеклянных квадратиков.

Нет бывших гимназистов, есть первоклассники в колонне по одному, и есть неожиданный детский электромобиль, украшенный лентами, шарами, такие электромобили предприимчивые люди дают на прокат заводчикам мелких ребят в парках, скверах, на центральных улицах даже – на Ленинградской. Что автомобильчик делает здесь, не очень ясно. Может быть, в нем на арену выедет группа акробатов в трико с блестками, или юные танцовщицы в перьях марабу?

Квадратной формы внутренний двор невелик и густо заполнен детьми, родителями, необходимой разметкой и указателями, какие-то участки перекрыты натянутой атласной лентой, всюду крики, выделяется розовая учительница младшей школы. В оборках. «Ты куда его повела?», — выдергивает она из руки старшеклассницы хорошенького первоклашку с волосами белыми, как сметана. «Отдай ребенка немедленно, они там уже построились!». «Вообще-то это мой брат», — надменно отвечает девушка, ее длинные волосы уложены волнами разного размера, сбоку –черный бархатный бант. «Сейчас он тебе не брат, — кричит розовая учительница, — сейчас он ученик первого класса А!». Уводит ученика, он растерян, оглядывается. Сестра успокоительно машет ему пальцами и обнимается сразу с тремя девочками: «Офигенские туфли, Ксюша!» — «В Паоло Конти скидка восемьдесят процентов, мы позавчера купили шесть пар…» — «Где? – «В Парк-Хаусе» — «Поехали после всего? У меня материна карточка» — «Не знаю, меня Никита встречает…».

Несколько юношей раздают желающим алые шары, твердо закрепленные на пластмассовых тонких палочках. Такими алыми шарами, оказывается, весело бить друг друга по голове, что немедленно и проделывает группа средних по возрасту школьников.

Две женщины обмениваются репликами: «Кошмар, наконец-то уже линейка. Мы замучались с репетициями» — «И не говори. Просто как парад на Красной площади» — «Скажи спасибо, что не ночью репетировали!» — «Спасибо!». Смеются, готовят фотоаппаратуру и бумажные платки.

На улице Куйбышева, и без того узкой, заставленной большими черными автомобилями, красными автомобилями поменьше и серебристо-серыми низкой посадки, останавливается еще один автомобиль — большой.

Toyota Land Cruiser Главы города, директор дождалась и встречает, встречает. Глава города в элегантном ярко-синем костюме приветствует директора поцелуем в горящую щеку, застегивает пиджак, еще из автомобиля выпрыгивают какие-то мужчины – охрана? Директор провожает Главу во внутренний двор, через узкую арку в граффити, через первоклассников в колонне по одному. Первоклассник с прекрасными огромными глазами вдруг плачет. «Я забыл стих, — говорит он, — сильно забыл стих!». Прискакивает учительница в розовых нешироких оборочках и выкрикивает первую стихотворную строчку. Ребенок успокаивается, но продолжает тяжело и прерывисто вздыхать. «Что же ты? – кричит учительница, — в школе-то стихи придется учить! Каждый день! По два! Будешь учить стихи в школе?». Ребенок испуганно кивает, крепко держась за букет цветов.

Цветы, цветы, их много, преобладают розы, несмотря на большее соотвествие сезону астр, георгинов и хризантем. Очень скоро они перекочуют сначала в педагогические руки, потом в вазы и емкости разнообразных объемов, запах роз мешается с ароматом духов, острого юного пота и выхлопных газов с улицы Куйбышева.

Звучит бравурная песня о том, что школа открывает новые дали, мероприятие начинается. Первоклассники колонной по одному маршируют в центр площадки, за ними плотно смыкаются спины сочувствующих зрителей, предварительно пропустив дождавшийся своего часа автомобильчик: за рулем первоклассник, он проезжает круг почета, еще один круг почета и останавливается пред директором школы и Главой городского округа.

«Уважаемая Светлана Сергеевна! – прилежно рапортует он, — разрешите торжественную линейку, посвященную началу нового учебного года, считать открытой!».

Директор обращается к Главе: «Ну что, Дмитрий Игоревич, разрешим?». Глава разрешает. Несколько шаров взлетает вверх, три синих, два белых и один красный. Такой уж гелий газ – легче воздуха, и можно задрать голову и смотреть, как постепенно и неуклонно шары поднимаются, уменьшаясь в размерах. Вот и еще один взмыл, а вот и еще два.

Слово предоставляется мэру города, потом — заместителю министра заместитель министра строительства и ЖКХ Самарской области Анатолию Баранникову.

Автомобильчик выкатывают за пределы внутреннего двора вручную два крепких молодых человека в хороших костюмах. Командира парада присмиревшая, наконец, учительница младшей школы в розовых оборках осторожно переправляет к одноклассникам. Матери утирают слезы радости, бумажные платки востребованы. Отцы щелкают затворами фотоаппаратов. Мэр города будет немногословен и бодр, ровно как и замминистра строительства.

Асфальт на улице Куйбышева усеян лепестками цветов и обрывками лопнувших шаров. Скоро разъедутся большие черные автомобили, красные автомобили поменьше и серебристо-серые низкой посадки. Начнется новый школьный год, ура.

Первое сентября”: 5 комментариев

  1. Узнала наш день! А еще! Позор с этими елками! Сквер при школе! Воткнули два дерева! Вот куда наши денежки идут! На дорогущие стволы!

  2. Знаете, а я вот даже люблю такую показуху! Ну вот высадили елки и молодцы! А без елок грустно!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *