Запомните. Вы невиновны. Metter of Trust

Часто приходится слышать от наших властителей и представителей «элиты» фразу: «Усилить контроль. Взять под строгий контроль». Количество разнообразных контролирующих инстанций уже неимоверно, и с каждым очередным «непредвиденным» ЧП появляются все новые.

Кажется, единственная мысль, которая возникает у наших нынешних правителей в связи с постоянными провалами в сферах борьбы с преступностью, терроризмом, техногенными или экологическими катастрофами, пьянством, наркоманией, беспризорностью, в распределении лекарств, помощи социально обездоленным – необходимо создавать все новые и новые контролирующие инстанции. Плодить новых и новых чиновников. Которые, в свою очередь, наплодят горы новых формуляров, анкет, всяческих справок и лицензий. Ни техногенных катастроф, ни преступности, ни коррупции, ни алкоголизма, ни наркомании от этого меньше не станет. Тогда к чему же все это?

Можно объяснять этот рецепт на все случаи жизни недалёкостью властей предержащих, качество которых за последние годы, действительно сильно понизилось. И, согласно заветам русских классиков, теми органчиками, которые находятся у них в головах, они могут продуцировать только идеи уровня: «Не потерплю! Сгною!». Но, как известно, узость кругозора и убогость мыслей вовсе не исключает житейской хитрости. Поэтому постоянное «усиление контроля» связано не только с тем, что большая часть влияющих ныне на судьбы России – выходцы из силовых структур и спецслужб, которым просто неизвестны иные способы управления, кроме «награждения непричастных и наказания невиновных». Контроль всего и вся (пусть даже и не фактический, а только формальный, на бумаге) приносит предприимчивым чиновникам немало выгод.

Во-первых, абсолютно порой идиотские и абсурдные, но возведенные в ранг закона, требования контролирующих органов порождают огромное поле для сбора «административной ренты» (взяток, иначе говоря). Если пожарная охрана может закрыть любое учреждение за несоответствующую высоту ступеней на лестнице, понятно, что переделывать каменную лестницу стоит гораздо дороже, чем «договориться» с представителями пожарной инспекции. Такие же примеры можно привести относительно любой контрольной инстанции: налоговой, природоохранной, санитарно-эпидемиологической и сотен других служб.

Во-вторых, для более удобного управления населением (или «электоратом», или «пиплом», или «быдлом» — поименование для нас, граждан России, каждый чиновник выбирает в соответствии со степенью собственного цинизма) очень важно, чтобы каждый из нас, в любой момент своей жизни, в любой ситуации, чувствовал себя виновным, преступником. Скачал фильм или музыку в Интернете – преступник. Получаешь зарплату «в конверте» — преступник. Не заплатил за проезд в трамвае – преступник. Не носишь с собой паспорт – преступник. Не имеешь регистрации по месту жительства – преступник. Выражаешь открыто недовольство властью – преступник. Все в нынешней России спроектировано так, чтобы каждый обычный гражданин, не чиновник, не олигарх, не правоохранитель, — всегда носил с собой чувство вины, сознание правонарушителя. Чтобы в любой момент понимал – все, что со мной захочет сделать государство в лице «оборотней в погонах», или «эффективных менеджеров», или еще какой-то государственной фауны, все это мной заслужено. Потому что если я не виновен в том, что мне предъявляют, я виновен в чем-то другом. Но виновен обязательно.

А как же с этим народом иначе!? – восклицают «твердые государственники». Он ведь законы не признает. У него ведь – правовой нигилизм! Значит – просто необходимо поставить везде контролеров, которые будут следить и принуждать к исполнению закона. Вот в Европе, например, говорят нам вершители судеб страны, граждане сами по себе законопослушны, поэтому им и контролеры не нужны, и доверия больше.

Кстати, о Европе. Посчастливилось недавно побывать во Франции. Сбылась на пятом десятке давняя мечта. Впечатления великолепные, Париж – это действительно «праздник, который всегда с тобой», стоит его увидеть один только раз. Но мне, кроме знакомства с историческими, культурными или архитектурными достопримечательностями, было еще очень интересно наблюдать за самими парижанами. Какие они, чем от нас отличаются, чем похожи? И вот что я вам скажу, читатели: они свободны. Они не таскают на горбу бремя вины. Спины их прямы, походка легка, а глаза – совсем не как у побитой собаки. Хотя распространяемые у нас слухи о поголовной законопослушности европейцев – это миф. Во всяком случае, французы нарушают закон по-мелочи чрезвычайно охотно и часто. В массе своей. Но преступниками себя от этого не ощущают, глаза не прячут, при виде полицейского не стараются слиться с пейзажем. И государство не стремится внедрить в них чувство вины, расставляя на каждом углу контролеров, вахтеров, КПП, заграждения, проверяющих и турникеты. Существует как будто негласный договор между гражданами и государством: всем понятно, что законы не могут быть идеальными и предусматривать любую жизненную ситуацию. Поэтому если кто-то в силу нормальной житейской логики идет наперекор логике закона, представители государства и не подумают подвергать его за это унижениям и обращаться с ним как закоренелым преступником. Французы паркуются где попало и с нарушением правил – и что же? Кому-то приходит в голову по этому поводу называть их преступниками? Французы в метро охотно скачут через турникет, не платя за проезд, особенно молодежь. И тоже не ощущают себя злостными правонарушителями. Да, если полицейский их «застукает», они заплатят штраф. И только. Даже нарушив какие-то правила или законы, они не будут ощущать себя вечно виноватыми.

Мы же ощущаем себя виноватыми всегда. Не случайно самое любимое в России радио — «Шансон». Не случайно «отмотавших срок» уважают. У нас, почти у всех, априори существует чувство вины. И те, кто по недоразумению управляют ныне Россией, делают все для того, чтобы это чувство в нас укрепить.

Так вот — мы никому и ничем не обязаны. Мы — не преступники. Мы — свободны. Мы — невиновны. Запомните это, дорогие мои соотечественники.

Запомните. Вы невиновны. Metter of Trust”: 1 комментарий

  1. Я полностью поддерживаю автора. В России, как говорится и до столба можно докопаться. И любой человек живущий в России таскает на горбу бремя вины, как выразился автор. Вот интересно, хотя бы чувство вины чувствуют те люди, которые в 90-х крышевали драг-дилеров зубчаниновских, которые на глазах всех людей, проезжающих по улице Чекистов или Магистральной, строили дворцы. Сидит себе сейчас, где-нибудь a офисе охранной фирмы начальник службы безопасности, отставной милиционер 90-х… и всё хорошо у него, и чувства вины никакого, и преступником он себя не чувствует. А потому что никто не знает, никто не видел. А время… оно знаете ли лечит. И всякие там непонятные чувства паталогические притупляются. И всё уходит в прошлое, на задний план. А может этого и не было вовсе?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *