В Стамбул

Из Болгарии можно доехать до Турции часов за 9-10. Мы так и сделали – поехали в Стамбул. Ночная дорога, автобус с тесными креслами, сонные таможенники по обе стороны, жуткая дрема – приехали – кости, как дерево – вот тебе и Стамбул. Там у нас два дня экскурсий – Голубая мечеть, дворцы Долма-Бахче и Топкапы, храм Святой Софии, экскурсия на кораблике по Босфору, египетский базар, ну и «центр кожи», конечно – куда ж без него.

Гид заливался все время и все о мудрости прошлых правителей – в Турции долгое время действовал закон братоубийства: взойдя на престол, первый сын султана имел право убить всех своих братьев. Мехмед Завоеватель в 1478 году издал соответствующий указ, подкрепленный словами: «и чтобы был порядок на земле». Султан считал, что больше всего государству мешает междоусобица, а в случае братоубийства удастся обойтись малой кровью. Головы же обычных подданных слетали с плеч с удивительной регулярностью. Знатность имела значение только для блюда – на каком блюде – серебряном или деревянном – следовало подавать султану голову провинившегося администратора. Для визиря было зарезервировано серебряное блюдо. Имущество казненных – а зачем оно им теперь – сразу же поступало в казну султана.

Главным рассадником интриг был гарем. Основным интриганом – главный евнух. Иногда компанию ему составляла мать султана.

Делами империи ведал диван – совет министров. Конечно, можно было и им всем отхватить, чуть чего, голову по самую кочерышку, но, как это ни странно, именно диван был чаще всего замешан в быстрой смене султанов. Яд – любимейшее из средств. Мехмед Завоеватель, кстати, был отравлен через некоторое время после того, как был принят закон о братоубийстве, продержавшийся целый век. Урожай этого закона – 60 принцев.

Жены же султанов отличались особой ученостью – они знали несколько языков, составляли картины из перьев и были не чужды философии, что, впрочем, не мешало им с необычайной легкостью лишать жизни не только своих подданных, но и друг друга. А деток-то и вовсе никто не жалел. Жена Сулеймана II, Роксолана – то ли русская, то ли украинка – проданная султану в качестве наложницы крымскими татарами, и ставшая, впоследствии любимой женой, с большим изяществом правила империей, пока ее грозный муж разбирался с соседями по планете. Она даже убила двух его сыновей от других жен, и тем расчистила путь к султанству своему собственному сыну Селиму, который и занял это место после смерти отца – да, были времена! Теперь же повсюду портреты Мустафы Кемаля Ататюрка, и разговоры о том, какой это был великий человек, но ни слова о его печени и ее циррозе – алкоголизм, однако, болезнь многих великих, несмотря на то, что лечение алкоголизма в Стамбуле и любом другом населенном пункте имеет место быть.

Что запомнилось более всего? Храм Святой Софии – хорошо, что турки когда-то закрыли его фрески штукатуркой, а теперь – хорошо, что они ее осторожно снимают. На куполе снимали 18 лет.

В Стамбуле в 7 утра грязно – турки бросают окурки на мостовую почти так же, как и дорогие россияне. Но в 7.30 улицы уже метут, а в 8.00 – чисто. Турки трудолюбивы – в 8 утра уже все стоят в своих лавках. Лавочники – главные жители этого города. А закон тут для них такой, что налоги минимальны – только торгуй и обеспечивай семью деньгами – ничего другого государству от тебя не надо. И они торгуют – оптом и в розницу.

Удивили банки и пункты обмена валюты – своим курсом покупки и продажи: 1 евро очень часто покупают за 2,44 турецкие лиры, а продают – за 2,45. Нажива – 1 турецкая копейка. Для сравнения в болгарских пунктах обмена можно попасть на покупку 1 евро за 1,57 и продажу – за 1,95. Думаю, банковское будущее за мусульманскими банками.

Самое плохое в Стамбуле – питьевая вода, с непривычки может заболеть живот, но если ее разбавлять вином, то с этой бедой можно справиться.

В каждом магазине в Стамбуле говорят на русском языке.

В каждом музее Стамбула всегда найдется человек, который охотно ответит вам на вашем родном языке.

В дворцовых залах нет ни одной ответственной старушки – в каждом зале охрана в штатском. В залах душно – одному пожилому немцу стало плохо, и он упал в обморок – скорая помощь приехала через три минуты (сам засекал время ради спортивного интереса), пролетая все городские пробки. Она просто ворвалась во двор дворца.

Думаю, эта нация выживет.

Из Стамбула мы уезжали в 20.30. Нам предстояла еще одна бессонная ночь.

***

В связи с падением самолета в Ярославле Медведев подписал приговор отечественному самолетостроению. Хороним целую отрасль. Все. Переходим на импорт.

Самарский Авиакор и связанные с ним тысячи заводов умрет, так и не возродившись.

За ним – Ульяновский, Казанский.

А еще мы вертолеты во Франции закупаем.

Черт его знает. Конечно, с точки зрения менеджмента, лучше все купить за рубежом – от тушенки до ракеты – но вот, только, людей куда при этом деть?

А если все это не для людей, то для чего это все.

И еще – купить-то можно, а обслуживать-то кто это все будет? Не деградация ли это Отечества любезного?

А как поступают в таких случаях другие страны? Другие страны поступают иначе. Например, США в долгах, как в шелках, но после развала СССР свое подводное строительство не остановило, хотя были и такие предложения, а потом они там, в США, сели, подумали, подсчитали – любят они все считать – и выяснили, что уничтожить-то можно, но только потом не возродишь – уйдет человеческий пласт, учить некому и некого будет. И оставили США себе небольшое строительство подводных лодок.

А как поступает Китай?

Этот поступает как всегда.

А как всегда поступает Китай?

Сейчас расскажу. Журналист международник Овчинников как-то назвал китайцев «немцами Востока». За то, что они действуют автоматически, совершенно без эмоций. И строятся в одну секунду. И поднимаются на дело всем миром. И смотрит Китай не в завтрашний день, а тысячу лет вперед. И любит Китай только Китай, а не северного соседа.

Так вот китайцы покупают, скажем, один вертолет на западе, а потом разбирают его до винтиков и создают точно такой же вертолет. Называется это даже не военный шпионаж, а просто – грабеж. Грабят – и плевать им на всех – им все должны. Деньги должны – уже у всех долги купили, так что молчат все в тряпочку. А Китай делает вертолеты. Конечно, они не такие красивые, и не такие надежные, как оригинальные, но это и не требуется – тут расчет на массовость – они массой задавят. На один западный вертолет будет десять китайских. А если драка, то один к десяти – это хороший показатель, пусть даже этот совершенный западный вертолет собьет в бою три китайский сразу, остальные семь просто разнесут его на мелкие куски.

И так Китай поступает в любой области – скупаются любые образцы техники, любые технологии, любые идеи.

Как поступает Россия? Ровно наоборот. Носится Россия со своим центром Сколково, как с писаной торбой, а ведь, кроме Сколково, есть еще и иные города. И раньше, когда-то, это были города-мастеров. Их по России было столько – устанешь пальцы загибать. Не хватало пальцев. Но теперь иные времена. Умирают города, и мастера умирают.

Очень быстро. Скоро и пальцев на одной руке за глаза хватит.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *