И снова новая!

Антон Тарантей — один из многих, кому мы должны быть благодарны за новую набережную. Он не начальник и не чиновник горадминистрации. Он волжанин, который живет окнами на Волгу, а летом провел много часов, укладывая на новой набережной ту самую брусчатку. Антон не герой рабочего класса. Он историк, специалист по волжскому пароходству и… волжанин. Человек, который любит эту великую реку. Поэтому о набережной, которая должна украсить крохотный участок волжского берега, мы попросили рассказать именно его.

— Каким образом ты попал на реконструкцию набережной? Сейчас чаще всего такой работой занимаются трудовые мигранты…

— Наполеоновские планы и авральные темпы работ заставили заказчиков искать разные варианты привлечения рабочей силы, в том числе — искать работников через социальные сети, рассчитывая, скорее всего, на студентов. Но у не слишком хорошо вписавшейся в рынок интеллигенции летом тоже не так много денег и есть лишнее свободное время. Работа — прямо у дома, поэтому такой вариант подработки был сочтён приемлемым.

Я думаю, что если людям нормально платить, то они готовы работать на любой работе. Обещанный заработок за короткое время представлялся весьма немалым, но, как оказалось, для выполнения таких объёмов нужна квалификация и хорошее взаимодействие всей бригады укладчиков, а также физическое здоровье и выносливость. Работа на солнце при температуре +35 градусов очень тяжела.

— Ты сам живёшь в двух минутах ходьбы от набережной и очень часто там бываешь. Как можешь оценить проделанные работы по реконструкции? Своими руками ты менял её в лучшую или худшую сторону?

— Если честно, к укладке тротуарной плитки, за которую рьяно взялись власти многих городов, я отношусь не слишком хорошо. Я видел, во что превратилось это покрытие на малозагруженных тротуарах улицы Молодогвардейской. Сам процесс её укладки ещё больше укрепил меня в этом мнении — плитка укладывается на мягкое основание, которое не выдержит транспорта и может размываться водой. Да и сама плитка не слишком прочный материал, она легко раскалывается. Я думаю, что качественный цветной асфальт был бы и лучшим и менее дорогим вариантом отделки.

Что касается общего впечатления, то оно скорее положительное. Я не разделяю обеспокоенности многих членов городского сообщества судьбой деревьев на набережной — мне кажется, что с меньшим их количеством она выглядит более воздушной. Но есть и причины для недоумения.

Например, новые фонари хотя и производят хорошее впечатление, но, я думаю, следовало бы сохранить фонари в стиле «поздний сталинский ампир». Всё же набережная — это единый ансамбль с домами на Волжском проспекте, построенными в этом стиле, там даже украшения были одинаковы. К тому же таких фонарей я больше не видел на набережной ни одного волжского города. Нынешние фонари, особенно в сочетании с красноватой плиткой, сильно напоминают Кострому.

Не разделяю я и восторгов по поводу велосипедной дорожки. Велосипедисты — модная и влиятельная субкультура, но пойти им навстречу за счёт пешеходов и организовать велосипедную дорожку на достаточно тесном нижнем ярусе набережной — не самое лучшее решение, по-моему. Я думаю, что эта идея там провалится из-за неизбежных конфликтов велосипедистов с пешеходами.

Ну и в целом думаю, что было бы полезно, если бы в этом строительстве было меньше реконструкции и больше — реставрации.

— Набережная, по сути дела, является фасадом города с воды. Вопрос к тебе как к большому любителю водных путешествий: чем отличается самарский водный фасад от набережных других волжских городов?

— Самарская набережная — самая длинная и самая посещаемая. Я бы сказал, что её уникальность — во множестве видов отдыха, которые она может предоставить. Тогда как на большинстве таких мест можно только пройтись прогуляться. Всё потому, что ни в одном волжском городе набережная и пляж не составляют единое целое, это прекрасная самарская особенность, что на нашей набережной можно побегать, поплавать, а потом сесть на лавочку и почитать книжку. Ну, или выпить пива, невзирая на последние запреты на него. Возможно, книжки в самом ближайшем будущем заменят планшетные компьютеры и электронные книги. В этом смысле набережной есть куда развиваться в направлении технического прогресса — возможно, в таком месте будет организован доступ к WiFi/WiMax и другим технологиям связи.

Важное значение набережная имеет и зимой, как ни странно. Благодаря Волге, которая препятствует распространению города, зимой Самара очень близка к природе. Это очень хорошо, что Самара не распространилась на другой берег великой реки — шумная городская цивилизация в моём случае кончается прямо в трёх сотнях метров от подъезда. Зимой набережная — это ворота в природу, где люди одевают лыжи, пьют чай из термосов после лыжного похода или просто спускаются на лёд или плавают в проруби.

— Помнится, во второй половине 1990-х на набережной, а в особенности на ныне реконструированной её второй очереди, творилась полная вакханалия с шашлычными на каждом углу и орущими из каждого кафе песнями «Руки вверх»… Ты же ходишь на набережную совсем за другим. В том числе и зимой. Как ты считаешь, чем набережная Волги должна стать для горожан?

— Это самое страшное, что случилось с нашей набережной, — она на долгое время превратилась в филиал забегаловок на Кировском рынке. Возможно, я покажусь брюзгой, но я резко отрицательно отношусь к такому виду «активного отдыха» — запах горелого мяса, орущая музыка и неразборчивые вопли нетрезвых отдыхающих составили бы прекрасную иллюстрацию к изображению Мордора у Толкиена, например. По сути, на 15 лет это место превратилось в помойку, которую хочется поскорее проскочить по дороге на пляж.

На месте многих бывших кафе сейчас разбиты клумбы, без кабаков на набережной просто прекрасно. Очень надеюсь, что кафе сюда не вернутся.

— Набережную невозможно представить без Волги – самой известной русской реки. По сути дела, это официальная смотровая площадка, с которой можно созерцать величие Волги. Что тебе ближе: смотреть на Волгу с набережной или любоваться ею из каких-то более диких мест?

— Это немного разные вещи. На набережной смотришь не столько на Волгу и места, сколько на людей на фоне Волги.

— Как ты думаешь, как влияет наличие Волги в городе на жизнь самарцев? Я имею в виду не экономический аспект, а, скорее, мировоззренческий.

— Волга — это символический центр города, его axis mundi. С излюбленных мест пребывания самарской молодёжи открывается вид на эту реку. Это и площадь Славы, и сквер Пушкина, и, конечно, набережная. Я думаю, что, попадая в город без великой реки, самарец чувствует там изрядную пустоту.

Волга — главная река в Самаре. Можно даже сказать, единственная. Казань обращена к Казанке, Нижний Новгород — к Оке, Ярославль — к Которосли. А вот Самара, в которой есть приток Волги, давшей имя городу, — чисто волжский город. Как Волгоград или Саратов. Берега этой реки никак не обустроены, место впадения в Волгу не служит никаким общегородским задачам. Я считаю, что это большое упущение, и думаю, что будущее — за встраиванием реки Самары в город, его инфраструктуру и сознание жителей. Вторая набережная Самаре точно не помешает.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *