Благодаря абсурду: ИКЕА и так далее

29 сентября состоялось торжественное открытие магазина IKEA в Самаре, и настоящие журналисты с восьми утра пили шампанское, подносимое им девушками в национальных шведских одеждах, наблюдали за губернатором, получающим в подарок золотой ключ для сборки мебели, и сажали каштановые деревья с мэром, близ сине-желтых икеевских стен. Так и должны жить белые люди, с болью осознавала я свое неполное служебное соответствие, и в надежде хоть как-то выправить ситуацию, читала книгу Леннарта Дальгрена, бывшего генерального директора IKEA в России.

Книга называется «Вопреки абсурду. Как я покорял Россию, а она — меня», и ее мне посоветовала прочесть одна девочка. Она сказала: «У меня в принципе Икеа вызывает какой-то экстазический восторг, потому что я наблюдаю там масштабно вещи ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ БЫЛО УДОБНО. Слышала, что они своих сотрудников заселяют в семьи, чтобы эти люди наблюдали и понимали — что нужно в малогабаритной квартире, допустим». Девочка не живет в малогабаритной квартире, она владелица практически усадьбы в благодатных климатически южных краях России, но я её понимаю – приятно думать, что кто-то специально изобретает вещи для твоего удобства, мы не очень-то избалованы.

Так вот книга. Чем она замечательна и хороша – это заинтересованный взгляд со стороны. Начинается текст почтительно – строками Пушкина: «Я, конечно, презираю отечество мое с головы до ног – но мне досадно, если иностранец разделяет со мной это чувство…». Это — очень грамотное начало, и справедливое абсолютно суждение, но чтобы быть современным, ему все-таки не хватает дополнительного упоминания бывших российских граждан, любителей обустроить свою бедную родину через океаны и сухопутные границы. Но Пушкину не пришлось столкнуться с такой проблемой, да и Леннарту Дальгрену — тоже.

«Для меня эта книга, прежде всего, – объяснение в любви к России. Вся критика, которая здесь содержится, основывается на тех впечатлениях, которые я пережил сам. Поэтому надеюсь, что, если бы Пушкин был жив и читал эти строки, ему не пришлось бы испытывать досаду», — пишет далее автор.

Давно подмечено, что для того, чтобы книга была интересной, в ней должен содержаться ответ на вопрос «КАК?». Как пережить сердечную драму, как построить летучий корабль, как управлять государством (самоучитель для кухарок), как учиться в школе волшебников, как смастерить атомную бомбу. Леннарт Дальгрен рассказывает, как мультинациональная компания вышла и обустроилась на рынке России, и что случилось потом.

Из книги можно узнать, например, что означает аббревиатура ИКЕА. Ингвар Кампрад – так зовут основателя компании, он родился на хуторе Эльмтарюд в деревне Агуннарюд. Из первых букв этих слов и складывается название. Что характерно, эти населенные пункты принадлежат провинции Смоланд – самой известной шведской провинции в России, ведь оттуда родом хулиган Эмиль. Культовый персонаж писательницы Астрид Линдгрен, Эмиль из Лённеберги, который был запираем строгим отцом в сарае и выпиливал там деревянных человечков, а еще имел сестру Иду, служанку Лину, ружарик и кепарик.

К слову сказать, таковы представления среднестатистического россиянина о Швеции: Карлсон. Который живет на крыше, шведская семья из многих человек, Ледовое побоище и вот еще ИКЕА. Леннарт Дальгрен щедро делится западными представлениями о среднестатистическом россиянине:

«Однажды я вез детей в школу и увидел группу людей, человек шестьдесят-восемьдесят, с флагами и транспарантами, совершенно спокойно стоявших на тихой улочке недалеко от американского посольства. Думаю, мало кто вообще их заметил.

Когда вечером я включил телевизор и попал на новости американского канала, там шел сюжет о беспорядках в Москве. Та самая небольшая и мирная группа, мимо которой я проезжал утром, была снята с такого ракурса, что казалась огромной грозной толпой, собравшейся у стен американского посольства. У москвичей такие репортажи не вызывают ничего, кроме раздражения, и живущие здесь иностранцы часто это обсуждают. К сожалению, западные средства массовой информации почти всегда изображают Россию в преувеличенно негативном свете».

И еще: «С помощью специальных систем мы рассчитывали узнать, будет ли процент краж в нашем московском магазине выше, чем в других странах мира.

Как бы пристально мы ни следили за статистикой, уровень краж оставался существенно ниже среднего по ИКЕА. Когда мы открыли еще магазины в России, мы уже могли с уверенностью заявить: в этой стране у нас крадут меньше, чем в других странах. Удивительно, почему среди русских так распространено мнение о том, что их собственный народ имеет какую-то особую склонность к воровству?».

Я прочитала книгу быстро, за несколько часов, и переполнилась противоречивыми чувствами. Кстати сказать, непосредственно об эпопее с открытием ИКЕА в Самаре автор не пишет, но показательны и московские примеры, и питерские – и далее, по России. Единственный географический объект выделяет Леннарт Дальгрен – Казань, там, по его словам, корпорации не чинились бюрократические и другие препоны, не вымогались взятки: «Спустя год после того, как я впервые переступил порог мэрии, чтобы рассказать о себе, компании ИКЕА и земельном участке, который мы присмотрели, в Казани открылся магазин ИКЕА. Это абсолютный рекорд, нигде в мире открытие не происходило так быстро».

«Я неоднократно приезжал в Казань – гораздо чаще, чем того требовали дела. Нам с женой просто нравилось там бывать. Если мы ехали, то всегда на поезде. Ночной поезд отправлялся из Москвы поздно вечером и прибывал в Казань в шесть утра. Обычно на перроне нас встречал вице-мэр Раис. Он всегда стоял ровно напротив выхода из нашего вагона с огромным букетом роз для моей супруги. Его сопровождали одетые в национальные костюмы девушки, угощавшие нас хлебом-солью», — разница уровней федерального финансирования республики Татарстан и, допустим, просто Самарской и Новосибирской областей шведом не учитывается, это объяснимо, но обидно.

Еще процитирую немного: «Параллельно со строительством первого магазина мы продолжали убеждать российские власти в необходимости пересмотреть запредельно высокие импортные пошлины, но пока без особого результата. Мы понимали, что, если импортные пошлины останутся без изменений, магазин мы не откроем. Ситуация была очень серьезная. Мы были вынуждены продолжать строить, набирать людей и готовиться к открытию и одновременно к тому, чтобы свернуть все работы и уехать. Как бы то ни было, в августе 1999 года Владимир Путин, бывший в то время премьер-министром, подписал указ номер 971, в соответствии с которым весовые пошлины на импортируемые товары уменьшались примерно вдвое».

Довольно много внимания автор уделяет проблемам коррупции, но выводы делает неожиданные: «Не забывайте, что в коррупции всегда задействованы двое: один дает взятку, другой ее берет. Так что, если вам доводилось хоть раз давать на лапу, не жалуйтесь на коррумпированность российских чиновников».

Мне трудно судить, насколько тернистым был путь ИКЕА в мою страну, мне трудно сесть и искренне начать сочувствовать далеким шведам в их скитаниях, проторях и убытках на русской земле, но мне любопытно выслушать их мнение обо всем этом, в каких-то случаях понимающе кивнуть, а в каких-то – резко не согласиться и ворчать в духе: «ну и сидели бы в своей Швеции».

Но главной заслугой Леннарта Дальгрена мне видится то, что ему удалось написать — о хорошем в России. Мы и этим тоже – не избалованы. Хотелось бы рекомендовать книгу к прочтению дорогим землякам, перед первым паломничеством в ИКЕА, это добавит впечатлениям глубины, уверена.

«Я надеюсь, мои читатели не будут слишком строго судить иностранца, который решил, что знает, что России необходимо. Ведь с самого начала я был всего лишь варягом, присланным в вашу страну, чтобы ее покорить. Все мои помыслы и устремления были направлены на то, чтобы создать условия для работы ИКЕА на новом рынке. Опыт в этом деле у меня был, и приличный, поэтому я не сомневался, что справлюсь с поставленной задачей. Только в России я сам оказался покорен».

Благодаря абсурду: ИКЕА и так далее”: 8 комментариев

  1. А где целиком могу книгу прочитать или скачать? Я так поняла, она ведь в виде бумажной книги не выпущена в России?

  2. А я вот слышала, что на Западе эта книга выходила с другим названием «ИКЕЯ любит Россию», вот так. Почему нам сменили? Мне больше нравится с «любовью»

  3. Я заметила, как автору трудно угодить! ИКЕЯ ему не нравится! Книга ему не нравится! Поразительно! Такие авторы мечтают о скандале и хотят писать о скандалах и всякой такой непотребщине, а семейные ценности им не милы! А нам горожанам и целому поколению — дороги ценности семьи, отвергаемые автором. Если разобраться, она против семьи как таковой, что не хорошо для женщины.

  4. захотелось почитать эту книгу, этого шведа. И очень интересны вообще размыщления журналистов об этом магазине, я встречал разные мнения, противополярные.

  5. ««Я неоднократно приезжал в Казань – гораздо чаще, чем того требовали дела. Нам с женой просто нравилось там бывать. Если мы ехали, то всегда на поезде. Ночной поезд отправлялся из Москвы поздно вечером и прибывал в Казань в шесть утра. Обычно на перроне нас встречал вице-мэр Раис. Он всегда стоял ровно напротив выхода из нашего вагона с огромным букетом роз для моей супруги. Его сопровождали одетые в национальные костюмы девушки, угощавшие нас хлебом-солью», — разница уровней федерального финансирования республики Татарстан и, допустим, просто Самарской и Новосибирской областей шведом не учитывается, это объяснимо, но обидно».

    На девушек в кокошниках и хлеб-соль, я полагаю, особого финансирования не требуется)
    Думается, история с самарской ИКЕЕй — результат недальновидности самарских властей, а не отсутствия денег. Мне кажется, проблемы строительного и организационного свойства вполне можно было бы решать на начальном этапе. А не когда уже всё было построено — косоруко, кривобоко. длинной цепью субподрядчиков, и её последним звеном — самарскими алкашами. Которых, насколько я слышал, ещё и кинули.

    1. А мне тоже кажется избыточным встречать торговца, путь и состояьелдьного, на перроне в кокошниках и хлебами с солью. Все-таки это не генерал, не полководец, не доктор Рошалт=ь даже

  6. Что характерно, эти населенные пункты принадлежат провинции Смоланд – самой известной шведской провинции в России, ведь оттуда родом хулиган Эмиль. Культовый персонаж писательницы Астрид Линдгрен, Эмиль из Лённеберги, который был запираем строгим отцом в сарае и выпиливал там деревянных человечков, а еще имел сестру Иду, служанку Лину, ружарик и кепарик — любимая книга дества!!!!

  7. Зашла посмотреть следующие статьи цикла. Наталья обещала четыре! пока нету…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *