Иерусалим: зыбкий мир

Предпоследняя неделя сентября, когда самарские журналисты и блогеры смогли сделать первые покупки в «Икее», а все желающие посетили открытие обновлённой второй очереди набережной, запомнилась мне совсем иными событиями. 23 сентября мы въехали в столицу Израиля и поселились в гостинице в Восточном Иерусалиме. Именно в этот день Махмуд Аббас подал в ООН заявку на получение членства в организации Палестинской автономии. Заранее было понятно, что вечер этого дня в Иерусалиме не будет томным…

Отель «Риволи», в котором мы поселились, находится в самом сердце Восточного Иерусалима. Отзывы в Интернете о нём были неоднозначными. Кого-то удручал вид из номера на мусульманское кладбище, кого-то пение муэдзинов с минаретов двух стоящих по соседству мечетей, кто-то жаловался на грязь в арабском районе города. Но заманчивое расположение гостиницы прямо у стен Старого города и возможность вблизи посмотреть в день выступления главы Палестинской автономии в ООН на то, что будет происходить в арабской части города трёх религий, склонило в пользу отеля, почему-то носящего имя итальянского городка. И доставшийся номер оправдал все ожидания. Первое окно выходило на одни из ворот Старого города, ведущие в арабский квартал. Уже в самих их названиях читалась разница взглядов арабов и евреев на мир. Евреи называют этот вход в Старый город Воротами Ирода, а арабы – Цветочными воротами. Из второго окна открывался вид на огромное здание полицейского участка – одну из твердынь государства Израиль в хаотичном мире арабского Восточного Иерусалима. Похоже, хозяин отеля, поприветствовавший нас «Ю ар вэлькам!» с акцентом в стиле голливудских мультфильмов по мотивам сказок «Тысяча и одной ночи», не соврал, что наш номер — самый лучший в отеле.

Во время дневной прогулки по городу казалось, что ООН вместе с Аббасом и прибывшим в Нью-Йорк Нетаньяху находятся в какой-то параллельной реальности. Люди в намоленном тысячелетиями Иерусалиме занимались своими обычными делами. Бойко шла торговля на шумных рынках, жители спешили по своим делам, а тысячи туристов и паломников передвигались от храмов к мечетям и синагогам. Покой оказался нарушенным только вечером. Видимо, дала о себе знать семичасовая разница во времени между Нью-Йорком, где звучали громкие заявления, и молящимся Иерусалимом. Началось всё с фейерверков белых, красных и зелёных цветов, начавших неожиданно освещать белые от могильных камней древнейшего действующего кладбища мира склоны Масличной горы. Цвета салюта не сразу вызвали ассоциации с раскраской палестинского флага. Разве что, отсутствовали залпы чёрного цвета. Но, как известно, таких фейерверков не бывает. Потом мимо стен Старого города поехали вереницы гудящих машин, из окон которых высовывались люди с бело-чёрно-красно-зелёными полотнищами. Агрессии во всей это процессии было мало. Это было совсем не похоже на то, что происходило, например, на Манежной площади в декабре прошлого года. Действо больше напоминало то, что я видел на улицах Самары после памятной победы России над Голландией во время Евро-2008. Но для того, чтобы в этом ближневосточном котле закипел бульон, достаточно подкинуть пару поленьев.

Полицейских из находящегося напротив оте-ля участка, спокойно наблюдавших из окон за происходящим на улицах, вывели из себя, как это часто бывает, подростки. Араб лет пятнадцати подбежал к одному из полицейских микроавтобусов, припаркованных у участка, и повесил на него палестинский флаг. Его многочисленные товарищи стали немедленно фотографировать эту картину на телефоны и, вероятно, немедля постить её в Сеть при помощи главного «телеграфа» новых арабских революций – Facebook. Полицейские стали осторожно выбираться из участка, чтобы снять флаг. Под улюлюканье арабских подростков они стащили палестинское полотнище, но уже не ушли внутрь, а остались стоять на крыльце, наблюдая за происходящим. Нужно заметить, что израильские блюстители порядка вели себя очень спокойно и взвешенно, стараясь не обращать лишнего внимания на явно желавшую того палестинскую молодёжь. Отчего-то сразу вспомнились «Жемчужный прапорщик» и подобные ему отечественные блюстители порядка… Причём, если разобраться, у израильских полицейских гораздо больше причин для того, чтобы не любить своих арабских сограждан, нежели у наших милиционеров-полицейских – отечественных оппозиционеров.

После снятия флага показалось, что кульминация событий уже пройдена. На улице стало тихо, и появилось время посмотреть митинг в Рамалле на «Аль-Джазире» и выступление Аббаса в ООН на BBC — двух новостных каналах, доступных для гостей арабской гостиницы. Но внезапно за окнами снова раздались гудки. В этот раз гудящие машины с палестинскими флагами начали ездить прямо перед крыльцом полицейского участка. Стоящие у входа в участок блюстители порядка, которые и без того уже были на взводе, вмешались в ситуацию. Одна из машин была остановлена, а на возмущённых кричащих арабов, вышедших из автомобиля, была направлена винтовка. Показалось, что сейчас могут начаться действительно страшные вещи. Пока полицейские возле своей машины проверяли документы пассажиров, из окрестных тёмных улочек к месту инцидента стали стягиваться палестинцы. Собралось их несколько десятков. Кто-то из толпы стал сдёргивать винтовку с плеча одного из израильских блюстителей порядка. В этот момент могла начаться стрельба. Но один из арабов неожиданно начал уговаривать всех разойтись. И его увещевания хотя и не сразу, но подействовали на толпу. И буквально за несколько минут толпа исчезла вместе с «отбитой» остановленной машиной. Когда всё уже закончилось, к полицейскому участку подъехало подкрепление. К счастью, от него потребовалось только дать участникам ночной перебранки подкрепиться. В полицейском джипе для блюстителей порядка в Восточном Иерусалиме привезли пиццу.

Город трёх религий засыпает рано, чтобы так же рано проснуться под пение муэдзинов. Уже в 11 часов вечера ничто не напоминало о произошедшем. Полицейские спокойно ели пиццу и смеялись на крыльце участка. А обозреватели BBC с экрана телевизора говорили о перспективах Палестинской независимости. Стало понятно, что увиденное этим вечером — простые будни этого святого города, который на протяжении тысячелетий был вожделенной землёй для многих народов, отчего всегда оставался пороховой бочкой. Вероятно, именно поэтому каждое мгновение мира и покоя здесь имеет особую святость.

В ходе путешествия по Израилю неоднократно приходилось говорить с евреями и палестинцами о взаимоотношениях этих народов. Порой приходилось слышать самые невероятные вещи. Например, преподавательница музыкальной школы Яна, репатриировавшаяся в Израиль в 1991 году из Ленинграда, рассказала, что лучшими скрипачами в Хайфе являются арабы. И это в стране, где так много хрестоматийных еврейских мальчиков со скрипками… Часто же приходилось слышать самые нелицеприятные характеристики в адрес государственного большинства или меньшинства, в зависимости от национальности говорящего. Но по итогам всех разговоров можно было сделать один вывод. Все эти люди, находящиеся по разные стороны баррикад, невероятно ценят зыбкий мир. А пресловутая израильская военщина и воины джихада обитают в какой-то параллельной реальности этой многострадальной Святой земли. Здесь совершенно искренне хочется молиться, чтобы ничего не помешало этому зыбкому миру. Чтобы хасиды так же спокойно могли возвращаться от Стены Плача по арабскому кварталу Старого города, а мирные мусульманские женщины по-прежнему сидели в поездах на соседних креслах с солдатами Цахала.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *