Когда памятники станут руинами.

Состояние памятников самарской истории и архитектуры плачевно. Большинство из них требует немедленной помощи. Немедленной. Спасения. И новая городская программа по сохранению историко-культурного наследия, казалось бы, дает нашим памятникам шанс: на период до 2020 года предусмотрено израсходовать на «сохранение, развитие и популяризацию» почти два миллиарда рублей. Но помощь придет нескоро. По совершенно необъяснимым обстоятельствам на первые три года общее финансирование составит всего тридцать миллионов рублей! Меньше двух процентов от общей суммы. Да и потом, через три года, основные деньги пойдут вовсе не на спасение знаковых объектов или исторической застройки. Зачем же принята очередная масштабная программа, не имеющая аналогов в истории города?

Есть чем гордиться?!

Количество и качество нашего исторического и архитектурного наследия — само по себе предмет для споров. А, например, Андрей Скоч, депутат Госдумы и основатель фонда "Поколение", занимается восстановлением памятников по всей Европе. Европейские архитекторы видят ценность нашего города в традиционной деревянной архитектуре и уникальных памятниках советского конструктивизма. А многие аборигены считают, что деревяшки надо сносить без разбора, а в порядок привести несколько центральных улиц. При этом на самих центральных улицах памятники федерального значения с несомненной исторической и архитектурной ценностью разрушаются у всех на глазах. И это в двух шагах от самарской мэрии (Коммерческий клуб и кухмистерская фон Вакано), и никто ничего не может сделать. Ну разве только заинтересованный вид. Сколько ни пытался городской департамент имущества отсудить у собственников незаконно проданные уничтожаемые памятники — всё тщетно. Не получается. При этом источники в суде говорят, что ДУИ и не очень хочет, но это просто слухи. При этом памятники продолжают захватывать, перестраивать и вдумчиво руинировать. Муниципалы, федералы и областной минкульт привычно перекладывают вину друг на друга. Ситуация в городе от этого не улучшается. Так же, как не улучшают ее и многомесячное отсутствие главного архитектора, генерального плана развития и ПЗЗ. Ради нескольких сладеньких кусочков под точечную застройку весь город приносится в жертву.

И скорее всего мы уже утратили нашу городскую уникальность. Террасная застройка, самобытные кварталы, старый центр — все это изуродовано и продолжает уродоваться хаотично и бесмысленно. Уровень реставраторов из Средней Азии делает абсурдной саму идею восстановления изначального облика домов. Остается, как предлагает Марат Гельман, торговать вечными ценностями — Волгой. Реку не продашь, не сломаешь и не распилишь. А город — запросто.

Предупреждая реплики с места про то, что мы и сами разберемся, зачем нам генплан, приглашенные специалисты и т. п., напомню одну недавнюю историю. В январе 2003 года в газете «Новости рынка недвижимости» некто Кажаев, директор компании «Репер», высокопарно рассуждал о том, что Самаре не нужны эксперты в области недвижимости. А потом через несколько лет разорился, кинув инвесторов. И восемь лет спустя Самара занимает одно из первых мест в России по числу обманутых дольщиков. Один раз наступить на грабли нам мало. Или это был другой город и другие люди?

Программное

обеспечение

Необходимость программы сохранения историко-культурного наследия не вызывает вопросов. Это программа — едва ли не единственный шанс Самары сохранить хоть какую-то часть исторического облика. Федеральные деньги — это федеральные памятники. Которых тоже немало и которые требуют внимания. Поэтому лучше рассчитывать на собственные силы. У города на сегодня свыше тысячи собственных объектов. Где-то муниципалитет является единственным владельцем, где-то делит недвижимость с другими собственниками. Но тысяча с лишним зданий — это львиная доля памятников архитектуры в Самаре. Значит программа призвана их сохранить. Нет. Не надо торопиться! Этот документ, подготовленный департаментом культуры г.о. Самара, не так прост. Основная цель программы прописана очень красиво и вроде бы про это: сохранение целостной историко-культурной среды как основы культурного наследия, самобытности Самары… Прекрасно звучит. И восемь лет работы впереди. Что же предлагает конкретно программа? Во-первых, полную абстрактность. Нигде, ни разу не упомянут в этом документе ни один конкретный объект. Нигде нет здания или даже квадратного метра в качестве единицы измерения. Все меряется в процентах. Есть девять индикаторов, которые определяют эффективность выполнения программы. Лишь один из них, восьмой из девяти (и то не полностью), посвящен собственно сохранению — это доля отреставрированных объектов культурного наследия, полностью принадлежащих округу. В 2020 году достигнет 100 процентов. Сейчас — 16,4. Прекрасный показатель? Казалось бы, да. Но есть один момент. Речь идет только об объектах, полностью принадлежащих городу. А это только 238 объектов из 1296 принадлежащих муниципалам. Получается меньше 20 процентов! А тысяча объектов, где муниципалы не являются единоличным собственником? Про них в программе нет вообще ничего! Эти дома ни в каких индикаторах не заложены. То есть по этой Программе получается, что, чтобы сохранить целостную историко-культурную среду Самары, достаточно отреставрировать каждый пятый памятник! И то при условии, что этот памятник доживет до реставрации.

Нулевой вариант

Это самое странное в этой странной программе. С 2012 по 2015 годы запланировано всего лишь тридцать миллионов рублей затрат. Эти деньги будут целенаправленно расходоваться на реставрацию знаковых объектов. Каких конкретно — в программе не сказано. На десять миллионов в год много не сохранишь. Достаточно посмотреть на блистательный опыт реставрации особняка Курлиной областными властями. Так что же будет происходить в эти три года? С чем связано такое затишье? Казалось бы, пока есть время до чемпионата мира — самое время спокойно работать?! К сожалению, рационального объяснения не находится, поэтому редакция «Новой» обратилась с письмами в профильные департаменты администрации. Дождемся официальных разъяснений. А вот конспирологические версии имеются. И самая простая из них — в администрации ждут, что за эти три года еще какое-то количество памятников перейдет в разряд руин и работать с ними станет намного проще. Кстати, в течение этих трех лет по какой-то причине, наверное, все-таки другой, потому как другой департамент отвечает — не запланировано никаких действий по постановке в реестр, утверждении границ объектов наследия, постановки на кадастр, утверждения правового режима и зон охраны объектов, утверждение градостроительных регламентов — ничего этого не делается. То есть три года все памятники, кроме особо знаковых, находятся в таком подвешенном состоянии, после чего вдруг в 2015 году одновременно запускаются все процессы. Начинается спасение после трех лет преступного бездействия. Как в анекдоте: только убедившись окончательно, что больной умер, бригада реаниматологов приступила к спасению.

Не ДА?

Почему так? Если у городской администрации и есть какая-то весомая причина ничего не делать до 2015 года, то в программе о ней ничего не сказано. Но есть странное ощущение, подтверждаемое многолетним опытом, что в списке памятников, их статусе и даже просто физическом состоянии за эти три года пройдут необратимые изменения. В лучшую сторону? Возможно. Но вот Дмитрий Азаров почему-то не рискнул подписать эту программу. И даже вице-мэр Кудряшов не рискнул. Под этим документом, играющим огромную роль в будущем нашего города, стоит подпись скромного заместителя главы господина Римера. Он и ответит?

Второе чтение программы — в следующем номере «Новой». Приглашаем к обсуждению все заинтересованные стороны. Программу можно найти здесь:

http://city.samara.ru/administration/document/13486

Когда памятники станут руинами.”: 2 комментария

  1. Лихо! С плеча! А предисторию изучить было слабо? Вообще это очень дискуссионная тема и проигравшей стороной будет историко-культурное наследие Самары. А можно такой же анализ по областной программе? С 23 млрд до 3 это как?

  2. Большинство ответов на твои вопросы на поверхности. Стоит лишь поставить себя на место городских властей.

    1) Программу принимать нужно. Ясен пень. Хотя бы для того, чтобы можно было выделять деньги из городского бюджета.

    2) Делать программу "на половину памятников" нельзя. Нужно на все (ну или "показать" что "на все").

    3) Денег надо много, значит программа долгая.

    4) Цифры за первые три года программы должны совпадать с цифрами городского бюджета, принимаемого параллельно. А там драчка — это бюджет, его выполнять надо . Значит "сколько смогла" — отсюда только 30 млн. А параллельно просить у федерального бюджета, регионального под ЧМ 2018 и прочее. Эти возможные деньги в программу не заложишь.

    Вот поэтому такая программа. Другой просто не может быть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *