Выбери меня, птица счастья завтрашнего дня!

"Электорат" Васи Ложкина

Независимо от результатов 4 декабря, независимо даже от того, как пройдет само 4 декабря, главный итог выборов – российская политическая система несостоятельна. Мы увидим агонию. Возможно мучительную. Жалкую, то есть вызывающую жалость. Возможно трагическую. В любом случае это будет конец, а не начало.

Эти партии никому не нужны, эти лозунги никого не впечатляют, эти люди больше похожи на кукол. А выборы неинтересны (за пределами штабов и ЖЖ) почти никому. Неинтересны голосующим за 500 р. Неинтересны нагнутым бюджетникам. Самое печальное, что они неинтересны даже тем, кто будет вбрасывать, фальсифицировать, прессовать. Работа. Ресурс. Разовый. То есть мобилизационный. Именно поэтому победа, достигнутая невероятным усилием и огромной ценой стыда, обернется уже назавтра похмельем горше любого поражения. Едру разумнее всего было бы чуть-чуть проиграть. Ведь любой, даже стопроцентно оппозиционный парламент прекрасно сработается с новым президентом. Нет? Например, Миронов, посетивший в Омске могилу Егора Летова. Символично, конечно, но Миронов это точно не Руцкой. Да и остальные партии ненамного буйнее эсеров. Казалось бы, чего бояться их верноподданической критики? Но вертикаль не терпит отклонений, гибкость для нее смертельна. Поэтому «Единая Россия» будет побеждать. И уже всем понятно, что любой ценой.

Какова будет эта цена, мы скоро узнаем, но скорее всего, это будет апофеоз в уже давно идущем процессе дискредитации политики как формы публичной деятельности, окончательная утрата доверия общества к политике и политикам. Дискредитация партии как института, дающего гражданину возможность реализовать свои интересы. Впрочем, реализация личных интересов через партию у нас (и в России, и в Самаре) явление нередкое. Только к обычным гражданам оно применимо очень выборочно и строго в определенный период времени, но он сейчас и есть! А граждане почему-то не рады. Парадокс российской действительности в том и заключается, что непременно надо идти голосовать, когда голосовать положительно не за кого.

Два месяца предвыборной кампании еще раз подтвердили, у одних партий есть настоящее, у других – прошлое. Но будущее отсутствует даже в виде лозунга. А как же «Вперед, в СССР!» — спросит зевака. Похоже на название фильма с безумным профессором. В позднем СССР этот фильм показывали в видеосалонах. А если серьезно, то этим лозунгом избирателя обманывают дважды. Тем, что в СССР было хорошо и что в это «хорошо» можно попасть снова. Несомненно Советский Союз выглядел покруче современной России, но с точки зрения повседневной жизни, разница, право, не в пользу Союза. И люди под этим лозунгом совсем не похожи на посланцев из светлого будущего. Скорее, из печального недавнего прошлого. Особенно весело в Самарской области выступили коммунисты. Выборные списки партий были в этот раз весьма наглядными. Но КПРФ перещеголяла всех. Партия пригласила к себе «кошельки» с очень сомнительной репутацией. И остальная компания оказалась под стать: удушения, нападение на почтовую карету и прочие предвыборные истории на грани фарса. История с Калашниковым, которого самарский коммунист-однофамилец вольно привлек в свою рекламную кампанию — это уже простите, по ту сторону добра и зла. Изобретатель нашего главного оружия и так уже не молод, чтобы выяснять, кто и где его использовал, и опровергать, подтверждать… отрабатывать. Но коммунисты всегда спокойно ходили по трупам. Готовы пройти и сейчас. Вольно им было резвиться. А главное – не слишком опасно. Иногда складывалось ощущение, что черные технологи, осваивающие бюджет, работают с самарскими коммунистами в связке. Тем более что все это грязное «минусование» конкретных самарских комми-коммерсантов никаких голосов у КПРФ не отнимет, скорее прибавит. Люди ведь голосуют не за Лескина или Романова (слава Богу!), они отдают свой голос за свою молодость, за Порядок, за Сталина. А до Сталина никакой Старателев в жизни не доплюнет, как ни старайся. Опасней другое — КПРФ узурпировала не только образы вождей, но и саму левую идею. Превратив ее в набор расхожих штампов. И не пуская на поверхность реальные ростки нового левого движения. А оно есть. Но не оформится институционально, пока существует партия дяди Зю. Особенно грустно наблюдать это, понимая всю востребованность левой идеи, идеи справедливости. Понятно,что всемирную иконную популярность Че Гевары в голоса не так просто превратить. Но ведь и не пытаются. И триумф левых в Южной Америке, которая, кстати, местами очень похожа на Россию (больше даже, чем Европа!), нашим коммунистам не руководство к действию, а еще один пропагандистский штамп. Можно, конечно, и здесь посетовать на козни АП и т.п. Но ведь не Сурков поставил Зюганова во главу КПРФ, это полностью самодел из девяностых. А, кстати, КПРФ уже однажды пережила совершенно нечестные выборы-96. Под водительством того же Зюганова. И тогда уже стало ясно, что эти коммунисты кто угодно, но не революционеры.

Вообще, борцов за справедливость в нашей политике удивительно мало. Даже декларативных. Потому как справедливость до сих пор прочитывается электоратом в стиле анализа Шариковым переписки Энгельса и Каутского. Но под идею «все поделить» не дают денег. А без денег наша политика не работает. Вот и приходится партиям, ратующим за справедливость, балансировать между лизоблюдской лояльностью и яростной критикой режима. Прелестной картинкой на эту тему стал визит в Самару Сергея Миронова. Главный борец за справедливость прибыл, естественно, в сопровождении ФСО, половину журналистов как неугодных просто не пустили на пресс-конференцию — все исключительно справедливо! Вспомнился приезд Миронова перед прошлыми выборами. Тогда еще при власти и вместе с действующим мэром спикер прибыл в филармонию. А известного самарского правозащитника Лашманкина свинтил просто за то, что мимо проходил. На всякий случай. Для справедливости. Перевоспитался Миронов за этот год? Судя по манере поведения — не очень. Но гневных тирад в адрес едра было много. А сам эсер при этом выступал в роли «собачий принц инкогнито» (раз уж мы вспомнили про Булгакова). Да и свита у этого политика в Самаре была такая, что до сих пор вспоминают самарцы четыре года их власти. Партия Тархова-Бурнаева-Арсентьева — это, увы, диагноз. И даже их отсутствие в сегодняшнем списке СР не влияет на способности партии к изменению окраски.

Эта многолетняя мимикрия очень живуча. И в безвыходных ситуациях зачастую воспринимается людьми как спасение. Увы, это иллюзия. Внешняя приверженность партии тем или иным идеям и идеалам – всего лишь привычный сценический имидж. Чтобы не нагнетать — анекдот, совершенно нереалистичный, но очень показательный. Рассказывают, что возрождение из пепла «Яблока» произошло после того как Явлинский поговорил с Нарусовой, а она пошла уже к Володе, который обязан ее мужу по сей день и попросила его: раз уж нужна правая партия, пусть лучше это будет хорошо знакомый интеллигентный Гриша, чем шумный и развязный Прохоров. Дурацкая история.Но кто год назад (кроме Ермоленко, конечно) мог предположить, что «Яблоко» не просто примет участие в выборах, но и снова станет олицетворением демократии, прогресса и т. д. Соберет под свои знамена, как встарь, весь «мыслящий» электорат выживших «энтилегентов». Сложно было такое предположить. Но и эта компания из девяностых. И у этой старейшей демократической партии нет своих людей, проверенных в боях за демократию. И хотя в первой тройке люди сплошь уважаемые, в их устремленность в будущее верится с трудом. Монастырскому устав не нужен. И программа партии тоже. Он здесь свадебный генерал, и это сразу вызывает вопросы о серьезности намерений партии с таким отношением. Больше некого? Или в перерывах между выборами партия неактивна и нет активистов? Зато есть безысходность. А как иначе оценить действия уважаемых деятелей культуры, которые призывают избирателей поддержать ЕР, но не прямо, а методом империале, голосуя за «Яблоко». Кстати, в загранице яблоко гордо зовется apple и вызывает у людей совсем другие чувства и эмоции.

Но «Яблоко» на этих выборах, случайно или нет, занимает чужое место. На днях в тесной кампании людей, причастных к выборам, один приезжий политтехнолог выразил восхищение гением Суркова, который все предвидел, изгоняя Прохорова из ПД. Трудно не согласиться, что «Правое дело» под водительством активного молодого миллиардера сегодня составило бы большую проблему для ЕР и поставило бы все итоги выборов под вопрос. Вопрос снят, но ПД продолжает существовать, уже этим дискредитируя и деловых, и правых. Ведь партия – это выразитель интересов какого-то, ладно, воспользуемся классическим определением, класса. В данном случае, скажем, предпринимателей. Капиталистов. Или тех, кто хочет в предприниматели и капиталисты.

За Прохорова проголосовало бы около 10 процентов, за ПД без него – не больше двух. Так голосуют за идеи, за человека или за человека, способного воплотить идеи? И почему такие люди (способные что-то воплотить) не идут в политику? Не позволяет система. Позволит ли в случае реализации гражданских прав и свобод? Далеко не факт. Партийная система как основа политики исчерпала себя не только в России. В более сбалансированной и спокойной Европе кризис партийности выражен не так ярко. Партии для всех, то, что американцы называют catch-em-all, партии элит — сейчас все они в очень непростом положении. Оторванные от общества, озабоченные только собственной причастностью к власти, традиционные политические партии отживают свое. Скорее всего, эти выборы будут последними выборами в таком формате. И, кстати, что придет им на смену: облачная демократия, неполное представительство или монархия — все еще зависит от нашего выбора. Возможно, нашего последнего выбора, который мы обязательно сделаем 4 декабря.

Выбери меня, птица счастья завтрашнего дня!”: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.