Послевкусие 10 декабря: что делать?

Этот текст я должен был написать вчера, но сейчас понимаю, что гораздо уместнее рассуждать о самарском «митинге» 10 декабря именно сегодня. В разгар довольно странного праздника – Дня конституции России. Когда самое время вспомнить в чём-то очень похожие события конца 1980-х — начала 1990-х. Когда чувственный опыт, полученный в субботу у Дворца спорта, уже не так бередит разум. Никто из бывших на безымянной площади уже не находится в отделениях милиции, а мэр города в своём твиттере перестал писать откровенную чушь… И самое время подумать о том, что будет дальше.

Поскольку в статье будет много достаточно грустных мыслей, я хочу начать её с шутки, сгенерированной в субботу после митинга. Шутки для тех, кто помнит, что было в начале 1990-х. Представьте, что, придя домой после митинга, вы открываете видеозаписи «В контакте», а там только «Лебединое озеро». Или же «Чёрный лебедь» Даррена Аронофски с поправкой на нынешние реалии. Потому что теперь не телевизор нам природу заменил. Природу нам заменил вебдваноль. И этот самый виртуальный вебдваноль стал вполне себе материальным 10 декабря у Дворца спорта в Самаре и ещё в сотнях российских и зарубежных городов. Если в хипстерской Москве слово «В контакте» является чуть ли не синонимом слова «колхоз», а слово «Фейсбук» принято говорить с восторженным придыханием, то в Самаре погоду сделала, однозначно, отечественная социальная сеть. И природа, приготовившая собравшимся -12 мороза, не смогла победить интереса, вызванного заменившим её вебдваноль. Нет бы нашим модернизатором гордиться тем как хорошо работает социальная сеть, сделанная в Питере… Но вместо этого они таскают её создателя Павла Дурова в ФСБ…

Но вернёмся с берегов Невы в Самару. На площади я увидел гораздо больше людей, чем мог себе представить. Увидел невероятное количество знакомых из самых разных сфер моей жизни – выпускники и преподаватели истфака госуниверситета, музыканты, блогеры… Многих из этих знакомых я даже не мог себе представить на каком-либо мероприятии хоть как-то связанном с политикой. Впрочем, о необычности состава нынешних акций протеста уже было сказано столько, что повторяться не имеет смысла. Добавлю только, что видел на площади знакомых гражданина Грузии и гражданку Бельгии. От души дарю этот факт, многочисленным пропагандистам нынешних властей, которые сейчас изо всех сил пытаются захлестнуть конспирологической волной тот самый вебдваноль, который заменил телевизор. И врать в котором в разы сложнее, чем с экрана телевизоров.

Пожалуй, никогда ещё я так внимательно не читал френдленту. Вести с полей впечатляли и завораживали. Но интереснее всего мне было смотреть на лица людей из разных городов, вышедших 10 декабря на улицы городов мира. Конечно, официальные каналы будут нам чаще показывать несогласного Бориса Абрамовича в Лондоне. Но гораздо интереснее мне молодые ребята из сытого Сургута с плакатами «Выборы? Не слышал», которые, насколько я понял, в итоге всё же отказались в автозаке. Мне интересны честные горящие глаза людей, вышедших на проспект Кирова в соседнем Саратове, где «Единая Россия» по официальным данным набрала какие-то несусветные для Поволжья проценты. И не менее интересен мальчик откуда-то из-за океана с плакатом «Vova be good. От вас люди бегут». И, если судить, по родам занятий и возрасту моих знакомых, которые вышли 10 декабря в Самаре на площадь – это именно те люди, которые «дают стране угля». И, похоже, что в других городах страны и мира 10 декабря вышел примерно такой же контингент. И меня радует, что понимает это и мэр Самары, пишущий в твиттере: «…работать в стране некому, "кто в герои, кто в гламур"». Почему-то мне кажется, что также Дмитрий Азаров прекрасно понимает, что людей, в первую очередь, сплотила ложь властей, которые, в частности, олицетворяет и он. Тогда мне совершенно непонятно кто адресат его записи в твиттере от 10 декабря, в которой он сообщает, что на митинг в Самаре вышли 300-400 человек. Вероятно, не члены виртуального правительства Самары, которое чуть ли не полным составом присутствовало на площади, и прекрасно видело, что, по самым скромным оценкам, там находилось не меньше тысячи. А неразобравшиеся пенсионеры, которые могли бы поверить мэру, вряд ли, читают его твиттер. Хочется верить, что хотя бы подсчёты в бюджете Самары Дмитрий Азаров ведёт не теми же методами, которыми считает людей на площади.

Кстати говоря, несмотря на всю информационную катавасию в твиттере градоначальника, было бы нечестным не отдать должное его положительной роли в ситуации с безопасностью на митинге 10 декабря. Хотя на площадь Славы, где должен был изначально проходить митинг, усиленно свозился снег, резервную площадку по соседству у Дворца спорта предоставил и подготовил именно градоначальник. Кстати говоря, раз уж неоднократно подчёркивалась схожесть действий, пришедших к власти практически одновременно Собянина и Азарова, в копилочку стоит положить ещё один факт. И московский санкционированный и самарский несанкционированный митинги были по случайному стечению обстоятельств перенесены к скульптурам Михаила Шемякина. Только если на Болотной площади стоят «Дети – жертвы пороков взрослых», композиция актуальная во все времена, то Самара угодила в самое яблочко. Вместе с собравшимися у Дворца спорта стоял Владимир Семёнович Высоцкий. Почти как живой.

Далее, самое время поговорить о роли давно известных оппозиционеров в организации субботнего мероприятия. Надеюсь, они меня простят, но почему-то сразу же приходят на ум строчки Бориса Борисовича Гребенщикова «На хрена нам враги, когда у нас есть такие друзья?» Если я всё правильно понял, то к создателям группы «В контакте» «samara_vs_er» побывавшие в милиции Сергей Тучин и Игорь Ермоленко присоединились только после оргсобраний, прошедших на площади Куйбышева и у «Парк-Хауса» на несколько дней раньше «встречи избирателей с помощником депутата Сергеем Тучиным» 10 декабря. Михаил Матвеев ещё позже. Не понятно о чём думали эти люди до выборов, когда ещё можно было подать заявку и провести санкционированный митинг 10 декабря, как это было в Москве. Не думаю, что оппозиционеры, хорошо знакомые с кухней выборов, считали, что неожиданно в декабре 2011 года случится гражданское волеизъявление без каких-то серьёзных нарушений. Впрочем, не стану, подобно многим интернет-подпевалам властей, обвинять их в злонамеренном нарушении законодательства. А спишу эту оплошность на расслабленную атмосферу нашего города-курорта. Кроме того, мне совершенно не понятно, почему организаторы так упёрлись в своём намерении проводить мероприятие именно на площади Славы. Абсолютно мирный и дружелюбный характер самарского собрания, которое уже в блогах метко назвали «вече», убедительно доказал, что в планы организаторов точно не входил штурм Белого дома. Зачем же тогда было собираться именно на площади Славы? Трудно придумать более неудобное место для того, чтобы собрание увидели случайные прохожие и проезжающие мимо люди (а на это, насколько я понимаю, как раз и рассчитывали организаторы). Есть куда более подходящие для этого места. Например, площадь Героев 21-й армии.

Есть все опасения, что случится самое печальное. Множество людей, которые далеки от политических игрищ, но, по моему глубокому убеждению, совершенно справедливо недовольны происшествиями вокруг декабрьских выборов, будет «размазано» по многочисленным малолюдным митингам и пикетам. И в самом ближайшем будущем на такие собрания опять будут ходить лишь давно знакомые и изрядно надоевшие лица. Лучшего подарка властям представить сложно. Сейчас при чтении новостных лент создаётся вполне закономерное впечатление, что власти не желают слышать сотню тысяч людей, вышедших на улицы 10 декабря. Следовательно, менее значительные мероприятия будут выглядеть и вовсе трагикомично. Надеюсь, у самарских оппозиционеров хватит смирения, чтобы унять свои собственные политические амбиции, и координировать свои действия со всей страной. Увы, в данной ситуации, это значит «с Москвой». И самым осмысленным шагом было бы проведение нового митинга синхронно с московским 24 декабря. С митингом, на котором будут выступать всенародно уважаемые и, не побоюсь этого слова, любимые люди. Такие, например, как Леонид Парфёнов. Увы, самарских Парфёновых, как показали выступления участников на акции 10 декабря, у нас нет. Хотя представители СМИ, большинство из которых на момент написания статьи промолчали о субботних событиях, и присутствовали в большом количестве перед Дворцом спорта в субботу. Но некоторые из них были там даже в чёрных очках, что как нельзя лучше символизирует нынешнее состояние самарской журналистики.

Судя по вялой и мало осмысленной реакции Кремля на события 10 декабря, власти для себя мало, что уяснили из произошедшего. Они мне всё больше напоминают заигравшегося ребёнка, которого невозможно остановить увещеваниями. Остановить его может только отцовский ремень. Впрочем, умолкаю. Ювенальная юстиция, однако. Закончу-ка лучше цитатой из ЖЖ палеонтолога и писателя Кирилла Еськова про власти и журналистов: «Наши уважаемые охранители — Максим Соколов там, и иже с ним — последнее время через слово поминают Недоброй-памяти-революцию, которая, если их послушать, приключилась исключительно оттого, что тогдашние Навальные безосновательно раскачивали тогдашние яхты Абрамовичей (тм). Так вот — ту минную галерею _всегда_ роют с двух концов; и не знаю уж, как там обстояло дело в 17-ом, но сейчас с "оппозиционной" стороны того туннеля стучит кирками дюжина доходяг, а вот с "правительственной" — работает вполне себя японского качества землеройный комбайн».

фото: http://semen-bez.livejournal.com/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *