Красный молодец

Встреча с депутатом от КПРФ Михаилом Матвеевым проходила в коридорах власти. На кожаном диванчике в Самарской губернской думе, под портретами строгих бородатых мужчин — депутатов Думы 1906 года, рядом с пустыми шкафами и кулером. Не все депутаты сохранили мандаты и кабинеты и теперь съезжают. Матвеев в коридорах думы чувствует себя уверенно. Особенно после очень непростой и заслуженной победы, которая дает ему полное право называться народным депутатом.

Поздравляем с победой! Скажите, Михаил Николаевич, кто за вас голосовал? Кто ваш избиратель?

Мне очень трудно на этот вопрос ответить, потому что я не проводил никаких специальных социологических исследований, а бравурные данные «Единой России» и Владимира Звоновского о том, что я, де, проигрываю, как видите, сильно не оправдались. Судя по встречам во дворах, значительную часть моих избирателей составили люди старшего и среднего возраста. Я не открещиваюсь от того, что Матвеев любимец бабушек. Завоевать любовь пожилого человека, каким бы это не казалось простым делом, достаточно сложно. Потому что это люди с большим жизненным опытом и они, как правило, очень недоверчивы.

И есть основания для этого у людей старшего возраста в нашей стране.

Ну и поскольку я достаточно популярен в Интернете, и прежде всего, через свой блог в ЖЖ, в последние годы среди моих сторонников появилось довольно много очень молодых людей, которые сидят в интернете и на выборы раньше не ходили. И я думаю, что переплетение традиционного электората и молодежи прибавило кампании динамики и сыграло на явку. У меня еще не было времени сравнить результат 2007 года и нынешний. Я знаю только, что в 2007 году я выиграл у эсера Дегтева тысячу голосов, а в этот раз у единоросса Дегтева около пяти. Если считать по-честному без четырнадцати участков, где потом результаты просто тупо на него и Единую Россию переписали. Формально я выиграл три с половиной тысячи голосов. При этом рейтинг Единой России упал на 15%, а КПРФ поднялся на 10 %. В моем округе официально ЕР получила один из самых низких результатов в области и стране — около 30%. Что уж говорить о их реальном рейтинге.

А если по-честному, это голоса отданные Матвееву или все-таки против партии жуликов и воров?

Я не буду отрицать, что меня, как самостоятельного политика, поддерживают сторонники разных политических взглядов. У меня в округе, например, партия «Яблоко» получила 9% голосов, при том, что у них не было своего кандидата. Если посмотреть я опередил общий процент КПРФ на 15%, то есть за партию проголосовало около 30%, а я набрал 45. Это значит, что за меня помимо сторонников КПРФ проголосовала, очевидно, часть сторонников «Справедливой России» и «Яблока». По поводу сторонников ЛДПР не знаю, исключать не могу. Конечно, почти все, кто против партии жуликов и воров голосовали за Матвеева, как кандидата, четко себя против Единой России обозначавшего. Но на самом деле за меня просто проголосовали думающие и уважающие себя люди. У меня их больше пятидесяти встреч во дворах, и самое большое количество людей на них приходило в районе проспекта Ленина , Осипенко, Челюскинцев. Техническая интеллигенция, работники ЦСКБ, инженеры, элита советского рабочего класса, и вузовская интеллигенция, которая традиционно жила в университетских, политехнических кварталах, на Первомайской, на Осипенко… И как показали выборы, эти микрорайоны и дали самый большой результат поддержки. В сорок первой школе, например, я выиграл с отрывом в 800 голосов, «Единая Россия» там получила, кажется, процентов 20. На мой взгляд , ядром моих сторонников является интеллигенция. И за счет того, что люди это думающие и себя уважающие, чернуха, которая на меня лилась в последние месяцы, не возымела в Октябрьском районе должного эффекта. Кстати, в двух микрорайонах Советского района, которые к моему округу присоединили за три месяца до выборов, я тоже победил с отрывом в два раза.

Мне кажется, что она (чернуха) даже работала на вас.

Я, например, могу сказать, что акции по моей дискредитации с вандальной расклейкой моих листовок на металлические двери, или надписи типа «Дегтев, пусти Матвеева» и т.д. не производили должного впечатления на людей. Конечно, определенное количество звонков было. Где-то в районе Ботанического сада, я помню, не смог объяснить жителям одного из домов, что я не имею отношения к расклейке этих листовок на их двери. Хотя, мне казалось, диалог развивался вполне логично. Мне говорили: прекратите клеить эти листовки на наши двери, они нас приводят в бешенство! Я им объясняю, что я их не клею. А кто тогда их клеит, ведь это ваши листовки? Я спрашиваю: вот вы приходите в бешенство от того, что на ваших дверях наклеены мои листовки в таком количестве? Они говорят: да! Значит, моя репутация от этого падает в ваших глазах? Да! Так зачем же мне делать то, что роняет мою репутацию? Короткое замешательство. Но вы их все равно, пожалуйста, не клейте! Вот это один из немногих случаев и буквально по пальцам я могу пересчитать таких людей, на которых эта чернуха действовала. Остальные понимали изначально, что происходит. Я могу сказать, что по административному и финансовому соотношению, если сравнивать что мы сделали с «Единой Россией» в моем округе, это было все равно, что небольшой отряд разгромил огромную регулярную армию, целую орду. Я высказался у себя в блоге на эту тему (а вы перепечатали) достаточно жестко, что мы сделали с этими ребятишками, но если бы людям рассказать все что они творили против меня, то это было еще очень мягкое выражение. Это были настоящие бандиты. У меня всего шесть человек на постоянной основе работало в штабе. И около сорока – пикеты, расклейка. И всё. Можете верить, можете не верить. Объяснение почему так, простое – не было особо денег. Я потратил, точно еще не считал, но думаю около полутора миллионов рублей. Кошелев, я слышал от людей, которые с ним общались, потратил более 80 миллионов. И в штабе работало более пятисот человек. Не считая Администрации района и полностью своих избиркомов. Почувствуйте разницу, и вы поймете как сильна должна быть горечь в сердцах этих людей.

А он не прошел в Ульяновске?

Нет. Заплатив еще там, как говорят, 200 миллионов. И когда я говорю, что кошелевскую армаду победил штаб в шесть человек, я должен добавить, что на самом деле их победили простые люди, избиратели. Обычные бабушки, работяги, инженеры, молодые мамы, те, что пришли, и проголосовали за меня. И сломали всю их махину. Было много волонтеров, людей, которые работали принципиально бесплатно. Например, один бизнесмен просто прислал наблюдателей шесть человек – все юристы из его фирмы. Несколько активистов рыбацкого движения, люди вполне обеспеченные, сидели всю ночь на избирательных участках и бились за мои голоса. Сотрудник полиции приехал из другого района с открепительным за меня проголосовать. Пришли женщины из церковного хора- чем помочь? Это, конечно, очень приятно. И многие воспринимали меня как некое олицетворение народного сопротивления лжи «Единой России» и поэтому я не мог этих людей подвести. А сейчас, после всех этих наглых фальсификаций, моя победа ощущается как островок справедливости, как доказательство того, что эти жулики и воры могут, и должны проиграть.

Вам не кажется это еще одним подтверждением, что нынешняя партийная система полностью устарела?

Она очень искусственная. И, на мой взгляд, набор существующих партий в России не отражает реального политического спектра. Кому-то это может нравиться, кому-то не нравиться, но в этом спектре явно не хватает националистов. Не хватает правых. Настоящих правых. Не хватает конфессиональных партий и «зеленых». Нет партий, выражающих интересы разных групп населения и территорий.

Да, странно, когда самая правая партия в Думе – «Единая Россия»!

Я считаю, то, что не допущены к выборам общественные движения, наряду с партиями, это серьезно обедняет сам состав представительной власти и делает систему вызревания новых партий чрезвычайно карикатурной. Представьте себе, что те же «зеленые» на Западе, это по большому счету общественное движение, которое за 70-80-е сформировалось, как мощная политическая сила. Или христианские демократы. У нас, вполне могут претендовать на движение, которое проводит в парламент своих кандидатов, движение дольщиков, бывшие участники локальных войн и вообще военные пенсионеры, рыбаки, экологические активисты. Если бы это было так, то у нас в выборах участвовало 15-17 партий, ну или блоков, и это делало бы представительство народа более правильным. Я с точки зрения выборных органов власти являюсь сторонником земской модели, цензовой, на смену которой пришло всеобщее избирательное право и до чего оно дошло, мы видим сейчас. У каждой группы населения был определенный ценз, квота в городской думе или губернской. Это от купцов, это от мещан, это от интеллигенции. По большому счету эту модель потом искусственно воспроизводили советы народных депутатов, когда негласно было прописано количество женщин, рабочих, молодежи, еще кого-то. Конечно, это было не выборами, а скорее контролируемым делегированием. Но сейчас исчезли из коридоров наших Дум все сословия и группы, кроме бизнесменов и партийной номенклатуры. Посмотрите состав третьей, четвертой, какой угодно Думы при Государе-Императоре. Там сидели крестьяне с окладистой бородой, какие-то тунгусы, казаки, и эта Дума по своему социальному составу куда выигрывает у нынешней, демократической.

Вернемся к прошедшему митингу и требования, которые там были озвучены. В частности, отмена результатов выборов. Вы только что победили на выборах в тяжелейшей борьбе. Вы настаиваете на отмене и этих итогов тоже?

Я считаю так. Если практически посмотреть, то у оппозиции есть претензии по определенным округам, где победу просто украли, и по общему проценту в целом. И это обосновывается не просто чувством обиды, что ты не прошел, а документами и фактами. Выброшенные с участков перед подсчетом голосов наблюдатели, урны с уже накиданными бюллетенями, опечатанные еще до начала работы участков, вбросы, переписанные по-новой уже после подсчета голосов протоколы. Если посмотреть на ситуацию по четвертому избирательному округу, то здесь из 43 избирательных участков, по 14 были переписаны бюллетени в сторону уменьшения голосов, отданных за меня и КПРФ и переписывания их в пользу Дегтева и Единой России. И я отвечаю за свои слова. Я могу показать документы, как 200 или 300 голосов на конкретном участке волшебным образом переписываются тупо от одного кандидата другому уже после выдачи протокола. Но это не позволило украсть у меня победу, т.к. мой отрыв был велик. А есть округа, где это переписывание привело к смене победителя. На мой взгляд, если не затевать революцию, а попытаться найти компромисс, то надо отменить результаты примерно по 5-6 округам. Просто привести их в соответствие с первоначально оформленными в присутствии наблюдателей протоколами, т.е. партия власти те мандаты, которые она откровенно украла, должна вернуть другим кандидатам. Плюс за счет общего пересчета партийных процентов по итоговым протоколам от ЕР к другим партиям перераспределится 5-7%. Если говорить практически, то единороссы должны сдать в Губдуме примерно 7 мандатов. При этом у них всё равно останется большинство, но не 35 мест, а 25-27. Я ведь не говорю, что Единая Россия не имеет в нашем обществе ни одного процента поддержки. Я думаю, что процентов 30 они имеют. Это реальные люди, и можно по разному относится к этим избирателям, предполагать, что им замутили сознание или еще что-то такое… Неважно. Они есть. 30% у них точно есть. Поэтому говорить, что надо отнять у Единой России все мандаты и объявить какую-то люстрацию, на данном этапе неправильно. Но я предполагаю, что если они будут вести себя так и дальше, то я первый, наверное, попрошусь в случае их неизбежного краха возглавить какую-нибудь Чрезвычайную Комиссию, которая будет смотреть все кадровые дела и тех, кто был членом Единой России, членом избирательной комиссии в определенный период, сотрудниками правоохранительных органов, администраций, судьями и так далее, и голосовать за то, чтобы у них был пожизненный запрет на профессию, как это было в странах Восточной Европы в конце восьмидесятых, или как предлагал в свое время Иван Ильин. Потому что эти «слуги народа» разложились морально за годы власти так, что перевоспитанию уже не подлежат. Понятно «элита» улетит на золотых вертолетах в свои швейцарские поместья. А вот эта-то публика? Прислуживающие на выборах учителя, работники каких-то ЧОПов, менты, выбрасывающие с участков лишних свидетелей преступлений, подневольные муниципальные служащие, ну тетки всякие их ТОСов, которым заплатили какие-то с…ные три тысячи, и они из штанов выскакивали, чтобы победила «Единая Россия» и их с работы не выгнали, переписывают сидят протоколы, тупо голосуют, что черное — белое.

Таким-то, зачем вводить запрет на профессию? Без учителей ведь останемся.

Такие учителя нам не нужны. Учитель, который ворует голоса, который нагло цинично переписывает бюллетень, а потом готов дать ложные показания в суде, такой учитель ничему хорошему научить не может. Поэтому мне этих бессовестных «женщин несчастных» абсолютно не жалко. Если бы в стране был голод, я бы еще мог их понять. Понимаете, вот оккупированная немцами территория, и кто-то согласился пойти работать на немцев, стирать им портянки. А у него семья десять человек и все с голоду дохнут. Вот он и пошел. Это я еще могу понять. И то, если он пошел не в расстрельную роту, а батрачить. Но здесь-то что? Неужели есть совсем нечего всем этим людям, которые участвовали 4 декабря в этих массовых преступлениях и фальсификациях?

Это страх. Меня это больше всего беспокоит, потому что страх, который, казалось, отступил, очень незаметный, вкрадчивый.

Он присутствует , конечно. Его пытаются запустить и в среду оппозиции сейчас. Идет мощное давление на людей, которые занимались организацией митинга 10 декабря, стояли рядом. И я вижу, что не все они готовы идти до конца. Но я могу их понять. У меня есть депутатская неприкосновенность и со мной еще помучаются, пока привлекут. И то нужно быть очень внимательным. Трехминутное общение с гаишником показывает, что на тебя могут написать заявление, что ты на кого-то напал, что-то порвал и оскорбил. Завтра наркотики у кого-то найдут, и так далее. Власть, когда у нее нет нравственности, готова идти на все. И я считаю, то, что сейчас происходит в стране вокруг выборов — это не политический, а этический протест. Людей возмутило именно наглое, циничное воровство их голосов. Они не разбираются, у кого украли, у коммунистов или эсеров, и политические платформы тут не важны, это чисто этический фактор. Вранье, циничное вранье, когда глядя тебе в глаза люди из телевизора говорят: все нормально, нарушений не зафиксировано, опять победила «Единая Россия». Украли минимум пять-десять процентов мандатов, и при этом все первые лица Единой России заявляют, что все нормально, все о’кей, большинство нас поддержало, ну а вы, ребята, умейте проигрывать. Я не зря сказал на митинге, что если сейчас их не остановить, то они будут готовы пойти на любые преступления, на кровь, на то, чтобы сажать в тюрьмы оппозицию, лишь бы сохраниться у власти. Потому что они больше не смогут иначе выигрывать выборы в России никогда. Это ж понятно, и нам, и им. Для этого нужно будет разве что вообще отменить выборы и ввести электронную систему голосования по интернету, чтобы потом президент просто без всякого избиркома сообщал в Твиттере, что победила такая-то партия с таким-то счетом. Понятно, что сейчас Единую Россию сольют. Создастся Путиным такая новая партия голлистского типа. Народный фронт она, допустим, будет называться, или «Вперед, Россия». Но самое интересное, что все эти крысы из едра сразу туда перебегут, они вступят в эту партию и будут там сидеть, как ни в чем не бывало. Им же не в первый раз менять партию. Поэтому идет сейчас в противовес партиям созревание гражданского общества в России и появление новых гражданских активистов. И по тому, что происходит в стране, я вижу, что это рождается реальная будущая политическая элита. Мне кажется, что старая политическая элита, партийная, она себя пережила. Все эти Жириновские, Мироновы, Явлинские…

Да и Зюгановы тоже.

Они могут существовать только в условии отсутствия конкуренции. Они даже внутрипартийной конкуренции не выдерживают. А уж выдерживать конкуренцию с огромным количеством беспартийных людей, которые вырастают снизу — это просто нереально. Я это вижу по себе, потому, что пришел в во власть с улицы. Я уверяю, что таких людей, как я, огромное количество в стране. И это, как правило, не партийные активисты. Тот же Волков в Екатеринбурге, Ройзман, тот же Навальный. В нормальной политической системе, демократичной, яркие политики составляют цвет партий, а у нас чаще всего — находятся за их пределами.

А как вы вообще относитесь к феномену Навального?

Мне нравится он как человек с хорошим литературным русским языком и остроумием. Импонирует смелость и стремление называть вещи своими именами.

Он великолепно изобретает мемы…

На него обрушилась интернет-слава, и он пока с ней справляется. А вот эти разговоры о том, что обязательно за каждым несистемным политиком «стоит рука Запада», они очень странные. На мой взгляд, Навальный как раз очень русский политик, не косящий под либерала. Другое дело, что энергию любого общественного деятеля можно использовать по-разному. Вы знаете, у меня отношение к тому что сейчас происходит в стране, скажем так, двойственное. С одной стороны, мне бы не хотелось Перестройки №2. Потому что в Перестройку-1 я тоже был молодым человеком, голосовал за Ельцина, не любил коммунистов, слушал Голос Америки и хотел побольше свободы. Сейчас я пересмотрел многие те взгляды. Потому, что нашу молодую энергию банально использовали для развала страны и передела собственности в пользу кучки лиц. Хотя мы считали, что всё происходит стихийно. Я вижу, какие ценности мы потеряли тогда вместе с советской властью. На что можно было закрыть глаза. Но кто был виноват в развале СССР? Советское студенчество? Нет, прогнившая верхушка КПСС, все эти секретари обкомов, райкомов, облисполкомов- номенклатура, которая сама страну и продала за банку варенья и коробку печенья буржуинам… То же самое мы видим сейчас с Единой Россией. И когда происходят огромные сдвиги во взаимоотношениях власти и общества, то, как правило, на фоне этих сдвигов выигрывают не те, кто бунтует, а кто вовремя подсуетился. То есть они раньше тренд поймали…

И побежали в нужном направлении.

Это неизбежная вещь, что революцию делают одни, а на выходе оказываются другие. Кто сейчас вспомнит Марка Солонина? Человек был звездой, ушел в никуда. Власть досталась Косте Титову. Кто был такой Титов в каком-нибудь 86 или 88 году?! Да никто его не знал и фамилии такой даже не слышали. И, конечно, есть определенная опасность в том, что процессы, происходящие и сейчас в России, управляемые. Но я верю в народ наш, что мы сами разберемся со своими сукиными сынами. И я не могу поддерживать людей, которые говорят: давайте будем закрывать глаза на ложь Единой России, на ее беспредел, потому что если ее убрать, то придут НАТОвские войска и начнут нам устраивать жизнь по ливийскому сценарию. Пусть уж воруют, а мы будем терпеть. Где-то год назад у меня был разговор с одним из очень высокопоставленных федеральных функционеров Единой России. Из разговора было видно, что этот человек, будучи одним из основных функционеров партии, сам относится к ней, и руководству страны, мягко говоря, с сарказмом. И я его спросил: ну вот вы же все сами понимаете, зачем же вы так делаете? Ведь завтра народ может взяться за вилы. Ответ был такой: а чем хуже, тем лучше. Когда слышишь такое, впору согласиться с существованием Мирового правительства, всемирного заговора и так далее. Потому, что когда люди, которые находятся во главе Единой России, понимают, что своими действиями они бросают страну в революцию, в катастрофу и говорят, что чем хуже, тем лучше, возникает вопрос: это вообще, чья элита? Они в интересах кого работают? Выход из этой ситуации один — смена политической элиты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *