Когда он начнет двигать собой.

В пятницу, 16 декабря, Ленинский районный суд отказал в удовлетворении жалобы Михаила Матвеева на действия областного правительства, не санкционировавшего проведение митинга, намеченного на 17 декабря. Региональные власти указали на несоответствие российскому законодательству уведомления на проведение митинга, поданного Матвеевым.

В правительстве области отметили, что депутата губдумы Матвеева заблаговременно уведомили о наличии неточностей в оформлении документов. В случае их устранения, власти были готовы рассмотреть возможность согласования митинга. Однако Михаил Матвеев на письмо правительства никак не отреагировал.

У меня завелась специальная одежда – для митинга. Не буду интриговать, сразу скажу, что это ватные штаны сына и его же теплый свитер, шапку я давно отняла у дочери, поэтому не считается. И, разумеется, шерстяные чулки, и, разумеется, плотный шарф. Сегодняшний митинг, как никогда благоприятствовал разглядыванию людей, их зимних одежд, возможно, это было обусловлено тем, что площадь Славы была все так же перекрыта, толпа мало-помалу собиралась на тротуаре близ остановки общественного транспорта и была невелика. Первоначально преобладали журналисты с видео- и фотоаппаратурой, а также работники полиции-милиции, их можно было узнать по серой форме и рациям в руках, иногда дубинках. Прочитала у кого-то из московских товарищей прелестную фразу: этой зимой принято знакомиться на митингах, дополнила бы так: этой зимой принято знакомиться на митингах с милиционерами. Я вот сегодня познакомилась с тремя, одного звали Андрей, второго – Владимир Иванович, а третий не назвался по скромности. Милиционер Андрей стоял в оцеплении и морально поддерживал своего начальника, который объявлял в микрофон всем уже знакомое: «Граждане, митинг не санкционирован! Собираясь здесь, вы нарушаете законодательство Российской федерации, ваши действия попадают под статью такую-то… », и начальник, понятно, все это говорил, а на него нападала старушка. Натурально, старушка, лет восьмидесяти пяти, скромно одетая и несгибаемая. Она укоряла милиционера в том, что он лишает её гражданского права, украл голос и разграбил Россию. Милиционер не возражал и не огрызался. Если бы старушка обвинила меня в разграблении России, я бы наверняка возразила. Вскоре на помощь отважной революционерке подоспел пожилой мужчина со спутниками, не хочу показаться циничной, но вообще средний возраст присутствующих на площади превышал пенсионный, что является поводом для размышлений, конечно.

Размышлять на морозе непросто, произносить речи тоже, вот и командир с микрофоном сбился, оговорился, старушка демонически расхохоталась, резюмировав: «даже по-писаному разговаривать не умеете!», отошла в сторону. Тут я и познакомилась с милиционером Андреем, а чуть позже – с Владимиром Ивановичем. Он вскоре принялся отдавать команды по рации: «Октябрьский район, цепочкой стягиваемся к Самарской площади! Железнодорожный район, оставить один пост на Маяковской и на Самарскую площадь!», все это было очень интересно.

К Владимиру Ивановичу постоянно подходили другие полицейские с вопросами. Среди них довольно часто встречались женщины – форменной обуви они предпочитали личную, на устойчивых каблуках. «Примерно на сколько это еще по времени? – спросила одна с укором, — у меня танцевальный праздник у ребенка». «Сейчас здесь потанцуем», — шутливо отвечал Владимир Иванович. «Я вообще сегодня вместо Петровой вышла, — сказала вторая, — а собиралась отчеты делать». «Сейчас здесь все и отчитаемся», — шутливо отвечал Владимир Иванович.

«Я вообще сегодня вечером с бой-френдом встречаюсь, — сказала вторая полицейская первой, — кошмар. Представляю, что будет на голове». «Голову можно в душевой помыть, — ответила вторая, после всего. У меня пробники шампуней есть, я тебе дам». И они отошли, притоптывая.

Около Владимира Ивановича возник невысокого роста старик с белой пушистой бородой. Он сказал, приветливо улыбаясь: «А вот мой друг не решается вам объявить главного». Другом оказался активный пожилой мужчина, на его непокрытой голове серебрился снег.

«Посмотрите! – воскликнул он, размахивая упакованным в полиэтиленовый файл листком, — у меня с собой протоколы независимого центра наблюдателей! Я сам – независимый наблюдатель». Владимир Иванович посмотрел. На листе от руки была расчерчена таблица, сообщающая количество голосов, отданных за ту или иную партию на разных избирательных участках. Молодой человек рядом с треском оторвал от лица примерзшие очки и тоже заглянул в листок. Оператор какого-то телеканала направил видоискатель камеры. Стильно одетая фотокорреспондентка в шикарном вязаном пальто мгновенно сделала ряд снимков. Независимый наблюдатель чувствовал себя неплохо в лучах буквально софитов.

Привлекала внимание группа мужчин в черных одеждах. Когда они улыбались, на зимнем тихом солнце сияли золотые коронки. Среди горожан появился Михаил Матвеев без красного рупора и помощник депутата Сергей Тучин в бейсболке. Из припаркованного на противоположной стороне улицы автомобиля, изукрашенного надписями «Коммунистическая Партия Российской Федерации», грянула известная композиция группы «Кино» — «Мы ждем перемен». Посетителю митинга «ан масс» она не была исторически близка. Посетитель митинга «ан масс» развернул красные знамена и принялся размахивать ими, что немного изменило содержание речей милиционера у микрофона – к своим требованиям он добавил «свернуть транспаранты и прекратить агитацию». «Шею мы вам свернем, а не транспаранты!», — в восторге выкрикнул посетитель.

Депутат Матвеев вооружился красным рупором и предложил последовать за ним к площади у фонтана, чтобы не мешать движению пешеходов. Не нарушая правил дорожного движения, аккуратная толпа перешла дорогу и разместилась у фонтана. Михаил Матвеев рассказывал о том, как не правы власти, выставляя этот митинг несанкционированным, приводил доводы и зачитывал немного из Конституции. Я не вслушивалась, вспоминая вчерашнюю дискуссию в ФБ, где известный в Самаре общественный деятель Дмитрий Котуков отвечал на приглашение принять участие в митинге: «Спасибо, но увы. Пиарить фиг пойми кого своим присутствием нет желания». По-видимому, Дмитрий Котуков находится под большим впечатлением от собственного странноватого обращения к президенту и премьеру; еще никогда ему не было так хорошо и весело с самим собой. Депутат Матвеев передал слово желающим из публики, над замерзшей площадью гремел перестроечный гимн в режиме «по кругу», мне вспомнилась другая песня, группа Аквариум: «мама, что мы будем делать, когда она двинет собой?».

Полицейских значительно прибавилось, как-то возросла общая напряженность. «Граждане, ваше поведение попадает под статью такую-то… Сверните транспаранты и прекратите публичную агитацию… В противном случае вы…». «Никто не может быть привлечен к ответственности, — вещал депутат Матвеев в красный рупор, — всю ответственность я беру на себя!». "Долой Единую Россию!", "За честные выборы", — из толпы. Особо активные митингующие в количестве пяти человек (в том числе Сергей Тучин) были все же задержаны и препровождены в Ленинское отделение полиции-милиции, а депутат Матвеев – нет, не был задержан и препровожден. Так драматично завершился второй по счету несанкционированный митинг в Самаре, о котором еще поговорят какое-то малое время, да и забудут, только у задержанных и препровожденных события останутся в памяти несколько дольше.

Когда он начнет двигать собой.”: 5 комментариев

  1. Матвеева не могут задерживать, у него депутатская неприкосновенность.

  2. Отличная статья. Не смотря на разные с ним взгляды, Котуков по своему прав. Каждый человек организаторам нужен был для отчетности и пиара. Этот митинг это показал.

  3. Так Матвеев прекрасно знал, что его не заберут и не привлекут, вот в чем дело!

  4. У меня не показательное отношение к такого рода митингам, но я никогда бы не пошла, не пошла бы бесплатно, и могу сделать вывод, что никто туда не пошел бесплатно! То есть, всем заплатили! Сколько вам заплатили?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *