Торговый центр

В древние времена, за тысячу лет до нашей эры, в азиатских землях раскинулось величественное царство Царя Соломона. Легенды гласят, что божественные силы наделили царя Соломона мудростью и прорицанием. Обладая великой властью и множеством талантов, Соломон привел свое государство к расцвету и богатству, и слава о его мудрости распространялась подобно ветру.

Достигнув абсолютной власти и доброй славы, царь Соломон опечалился, ибо не находил он радости в привычных вещах. В один дней к нему в замок пришел старый мудрец. Соломон подозвал его к себе и говорит: «Помоги мне, мудрец. Я всего в этой жизни достиг, я богат, власть моя не знает границ, у меня есть жены и дети. Но слишком многое в этой жизни способно вывести меня из себя. Я подвержен страстям, и это сильно осложняет жизнь!»

«Не печалься, великий царь! – сказал мудрец, – я знаю, как тебе помочь. Возьми это кольцо. На нем высечена фраза: «ВСЕ ПРОЙДЕТ». Когда к тебе придет сильный гнев, глубокая тоска или большая радость, просто посмотри на него».

Торговый центр, третье января, отдел ювелирных изделий. Продавец, нежно подкрашенная девушка с белыми волосами говорит, выделяя интонацией наречие «нигде»:

— Вы нигде больше не найдете такого серебра, такой эмали. Нигде не увидите таких брошей, вот посмотрите – россыпь жемчуга, а вот это – розовый коралл в патине. Вы видите? Будто бы у этой броши уже есть история. Будто бы её носила молодая девушка, следы которой теряются во времени. Будто бы она слишком сильно любила, и ангелы забрали её на небо, оставив взамен безутешному юноше кораллы, как последние капли крови.

Лицо мужчины, к которому обращен рассказ, заметно меняется. Продавец чутко реагирует, исправляет оплошность:

— Как слезы, я имела в виду. Нигде не увидите украшений с такой историей. А у нас – пожалуйста. Эмаль. Эмалевый браслет с попугаем, к нему хорошо идет подвеска с попугаем и серьги в виде миниатюрных золотых клеток. Клетка для птиц, разумеется. У человека, получившего в дар такой волшебный комплект, появляется важная сверхзадача: поместить попугая в клетку. Обратите внимание на игру света в кристаллах! Словно птица трепещет своими яркими крыльями. Нигде эмалевые попугаи не трепещут крыльями, поверьте.

Мужчина решительно отвергает попугаев. Протягивает девушке руку, словно для гадания по ладони:

— Поймите, мне нужно что-то с особым значением. Это подарок вдове. Не надо капель крови, слез и этих тоже не надо, золотых клеток.

— Пожалуйста. Вот это комплект из черного жемчуга – отлично подойдет вдове. Трагично и достойно. Серьги, кулон и кольцо.

— Кольцо не надо, кольца мы уже купили. — Мужчина возвращает свою руку себе, на безымянном пальце правой руки сверкает темно и страшно красный гранат в золотом перстне.

Альтернативный отдел ювелирных украшений. За прилавком две женщины, продавцы-консультанты в форменных синих блузах. Выждав пару-тройку минут, включают дополнительную подсветку витрин. Одна говорит, волнуясь и кусая губы:

— Я вот подумала, Маш. Если бы он на самом деле к матери ездил, он бы картошки с погреба привез. И лук кончился почти. Такой лук плохой, не лежит вообще.

— А он не привез?

— Только компота два баллона. Вишневого. Я ей, главное, всегда говорю: мам, зачем воду в банки закрывать? А она разве послушает. Такой человек. Я тебе рассказывала, как она к Мишке на день рожденья пришла? Все тарелки с накрытого стола собрала и потащила перемывать, а потом холодильник размораживала. Я ей говорю: мам, пойдемте к гостям. А она говорит: у тебя пельмени уже три месяца, как просрочены. А я говорю: так они замороженные! А она…

— Постой, постой, значит, все-таки он был у матери-то? Раз компот привез.

— Блин, точно же, Маш!

Просветлев лицом, разворачивается к покупателям:

— Вам показать что-нибудь поближе? На этом стеллаже — доступные брильянты. Их очень хорошо берут.

Соседняя секция позиционирует себя как главного поставщика брендовых украшений: браслеты Tiffany, колье Bvlgari, серьги Hermes, запонки Gucci, часы Omega. В центре сдержанно декорированного помещения две пожилые дамы. Пуговицы пальто расстегнуты, пуховые платки сбиты, у первой – серый, у второй – белый.

— Я этот новый год надолго запомню, — качает головой первая, — приемный покой в городской больнице, грехи мои тяжкие!.. Скорые у подъезда вереницей, наша карета остановилась вообще неизвестно где, у дороги. Чуть не за воротами! Мой идти не может, он и ехал-то скрючившись, а потом вообще с кресла сполз, на колени, и стоял, головой уткнувшись в сиденье. И вот ему надо плестись до места! Ладно, кое-как доковыляли, внутри просто какая-то война – носилки штабелями, каталки, раненые сидят… Парень с разбитой головой, глаза вообще не видно, весь в крови. Молодая женщина с перебинтованными ногами страшно кричит, на одной ноте: аааа! К хирургу очередь. Он выходит, смотрит – пересчитывает. Головой качает. Молодой парень, похож на артиста. Ну, такой, знаешь, в современных фильмах все время вампиров играет… И вот он, этот хирург, говорит: женщины все сначала — к гинекологу. И тут одна девушка встала, и сильно толкнула другую! Та упала на пол и принялась выть. А мой под это дело тоже завыл, ты можешь себе такое представить?! Тихо, но завыл. Тут я и поняла: все кончено. Не жилец он…

Консультант в кожаной юбке закатывает красивые глаза и вступает в беседу:

— Позвольте познакомить вас с ассортиментом. Итальянские ювелирные изделия – харизматичны, как их солнечная родина, и прекрасны, как наша жизнь. Легендарные швейцарские часы вечны, как время, и совершенны, как улыбка ребенка…

— Да-да, милая, спасибо вам. Мы тут потихоньку сами. Хотя знаете, что? Нам нужен подарок. Подарок врачу. Хороший подарок! Я думаю – часы. Как вы сказали? Вечны, как время… Что тут у вас такого. Вечного.

— Omega – 1456, кварцевый часовой механизм с родиевым покрытием. Запас хода — тридцать два месяца. Выпуклое, устойчивое к царапинам сапфировое стекло с антибликовым покрытием. Безель изящно украшен бриллиантами. Циферблат коричневого цвета. Диаметр корпуса — двадцать два с половиной миллиметра. Сто тридцать девять тысяч рублей.

Пожилые дамы обмениваются всполошенными взглядами. Торопливо отступают к выходу. С облегчением прикрывают стеклянную тяжелую дверь.

— А я тебе говорила, нечего сюда и заходить. Ерунду придумала, эти часы. Сейчас в «Карусели» коньяку купим, хорошего. Чего еще? Помнишь анекдот? Объявление перед кабинетом врача: «Доктор цветы и конфеты не пьёт»!..

Смеются. Берутся под руки, ускоряют шаг. Третье января, торговый центр. Все пройдет.

Прошли года. Вереница непростых событий прошлась по царству Соломона. Настали сложные времена для его народа и для него самого. Казалось, что беды не проходят и удача отвернулась от Соломона навсегда. Однажды он, как обычно, взглянул на кольцо, но не нашел в нем утешения – наоборот, еще больше вышел из себя. Сорвал кольцо с пальца в стремлении отбросить его от себя подальше, но вдруг увидел, что на внутренней стороне кольца блеснула какая-то надпись. Он присмотрелся и прочитал: «И ЭТО ПРОЙДЕТ».

Торговый центр”: 2 комментария

  1. Царю Соломону в юности было подарено кольцо со словами, что когда ему будет очень трудно ли, грустно ли, страшно ли — пусть вспомнит о кольце и подержит его в руках. Богатства Соломона были не мерены, еще одно кольцо — сильно ли увеличит их?

    Как-то раз в царстве Соломона случился неурожай. Возник мор и голод: умирали не только дети и женщины, истощены были даже воины. Царь открыл все свои закрома. Он послал купцов продавать ценности из своей сокровищницы, чтобы купить хлеб и накормить людей. Соломон был в смятении — и вдруг он вспомнил о кольце. Царь достал кольцо, подержал в руках… Ничего не произошло. Вдруг он заметил, что на кольце есть надпись. Что это? Древние знаки…. Соломон знал этот забытый язык. «ВСЕ ПРОХОДИТ», — прочел он.

    Прошло много лет… Царь Соломон стал известен как мудрый правитель. Он женился и жил счастливо. Жена стала самым чутким и близким его помощником и советчиком. И вдруг она умерла. Горе и тоска охватили царя. Не веселили его ни танцовщицы и певуньи, ни состязания борцов… Печаль и одиночество. Приближающаяся старость. Как с этим жить? Он взял кольцо: «Все проходит»? Тоска сдавила его сердце. Царь не хотел мириться с этими словами: с досады бросил кольцо, оно покатилось — и на внутренней поверхности что-то мелькнуло. Царь поднял кольцо, подержал в руках. Почему-то раньше он не видел такой надписи: «ПРОЙДЕТ И ЭТО».

    Прошло еще много лет. Соломон превратился в древнего старца. Царь понимал, что дни его сочтены и пока есть еще какие-то силы нужно отдать последние распоряжения, успеть со всеми попрощаться, благословить преемников и детей. «Все проходит», «Пройдет и это», — вспомнил он, усмехнулся: вот и все прошло. Теперь царь не расставался с кольцом. Оно уже истерлось, пропали прежние надписи. Слабеющими глазами он заметил: на ребре кольца что-то проступило. Что это, снова какие-то буквы? Царь подставил ребро кольца заходящим лучам солнца — блеснули буквы на грани: «НИЧТО НЕ ПРОХОДИТ» — прочел Соломон…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *