Люди

Константин Титов: «Противники есть всегда, но сегодня они слабы»

Константин Титов: «Противники есть всегда, но сегодня они слабы»

Автор:

15.10.2015
 300
 0

Вчера в СамГУ прошла встреча студентов-журналистов с губернатором Самарской области 1991-2007 гг., сейчас исполняющим обязанности зампреда региональной общественной палаты Константином Титовым.

Константин Титов:

– 2004-2006 годы для меня были довольно тяжёлыми. Экономическая элита региона разделилась. Часть её пыталась пробиться во власть. Она доставила мне довольно много хлопот и попортила много крови. В то время называлась она «Антанта». И вот сейчас, накануне выборов губернатора Самарской области, а затем и перед выборами в райсоветы, появились признаки активности этой элиты. Она теперь обладает ресурсами, финансами, имеет власть над людьми. Снова эта часть элиты захотела протащить своих людей во власть – получить руководящие должности в городе.

Но несмотря на это выборы прошли успешно. Результаты очень важны в нынешней социально-политической ситуации. Ведь всем известно, что субъект федерации развивается в первую очередь за счёт дотаций. Не зря говорят ласковый телёнок у двух мамок сосёт. Народ, который поддерживает власть, от власти больше и получает”.


 

Губернатор должен быть уроженцем области, которой управляет, или пожжет быть из другого региона?

– Этот принцип не обязателен. Если конституция РФ позволяет руководить областью, будучи не уроженцем этой области, значит так можно делать. Вопрос в другом – насколько удачно работает губернатор. Я, например, оцениваю работу Артякова [губернатор Самарской области с 2007 по 2012 гг.] отрицательно. Назначение Меркушкина я сразу принял положительно. Николая Ивановича я знаю ещё с советских времён. Знаю, что он умеет работать, добиваться поставленных целей.

Кризис и санкции мешают работать. Однако сейчас мы развиваемся, привлекаем область инвестиции. Развиваемся во многом потому, что в Самаре пройдёт Чемпионат мира по футболу в 2018 году. Это достаёт возможность перераспределить ресурсы ещё на Тольятти, Сызрань, Чапаевск, Новокуйбышевск, Отрадный и Жигулёвск.


 

В интервью «Парку Гагарина» вы сказали, что сегодня трудно отслеживать местные новости, потому что газеты и телеканалы дают радужную картинку происходящего, не анализируя проблемы. В том же интервью вы говорили о необходимости позиции сдерживания и жёстком режиме. Как вы думаете, может быть, эти вещи взаимосвязаны? Может, из-за политики сдерживания местные СМИ дают радужную картинку, не отражающую реальное положение вещей?

– Мне не очень нравится, что сегодня нет критических посылов в СМИ. Это надо преодолевать. Но сегодня, в нынешней экономической ситуации, я ушёл бы от позиции огульной критики. Если критикуешь, то предлагай то решение, которое может принести лучший результат. В прессе должно быть больше аналитического материала, а также позиции дискуссии.

Та свобода прессы, которая была в то время, когда я был губернатором, она ни к чему хорошему не привела. Из-за этой свободы мне пришлось уйти в отставку. «Антанта» активно задействовала СМИ, и у меня просто не хватило сил с ними бороться. Поэтому сегодня я не вижу смысла в том, чтобы дёргаться и объяснять каждое решение.


 

На минувших выборах хорошо себя показали молодые активисты от системной оппозиции. В частности, от партии «Яблоко». На нескольких УИКах «своего» района она заняли железное второе место. Как вы считаете, они являются реальной политической силой?

– Молодёжь всегда является реальной политической силой. Партия «Яблоко» – это интеллектуальная партия. Она мне нравится. В своё время я общался с её лидерами – с господином Явлинским. Помню, когда просил денег у олигархов на выборы президента в 2000 году, я обижался, что мне дали меньше, чем Явлинскому. Олигархи тогда сказали мне: «Нам просто приятно, что еврейский мальчик будет набирать 10%».


 

Мы только что узнали, почему вы покинули кресло губернатор. А почему вам пришлось покинуть пост сенатора от Самарской области в Совете Федерации?

– Когда пришёл Николай Иванович, он продлили мои полномочия в Совете Федерации. Это устраивали всех: кремль, самарское правительство и граждан. Так как я всегда мог проконтролировать обидели или не обидели Самарскую область формируя бюджет РФ.

В 2014 году Николай Иванович принял решение идти на выборы. В тоже время он начал реформу местного самоуправления. У нас в области мог быть большой политический скандал. «Квазиантанта» могла воспрять духом, у неё появился бы лидер – Азаров. Ему покидать пост было неинтересно. Николаю Ивановичу бы пришлось оттянуть реформу.

Тогда сели, посовещались и решили, что пост члена Совета Федерации Азарова вполне устроит. Он отошёл, и борьбы за сохранение полномочий Азарова не произошло. Я считаю, что Дмитрий Игоревич поступил правильно. Вот так и получилось, что я из Совета Федерации ушёл.


 

Константин Алексеевич, на ваш взгляд, кто сейчас руководит «Антантой» или у неё нет руководителя?

– Мы решили называть её «квазиантанта». То есть, почти «Антанта». Надо понимать, что противники всегда есть. Но сегодня нет реальной силы, чтобы их объединить. Нет реального лидера, за которым бы они пошли. Мы подозреваем, что сегодня лидерские функции выполняет Милеев [бывший директор комбината «Родник», депутат Самарской губернской думы]. Если же у них появится настоящий лидер, то это будет серьёзная оппозиционная сила. Пока же они слабы.


 

Может, в сложившейся ситуации виновата не только «квазиантанта», но и сам Николай Иванович? Его так много в местных СМИ, что у людей происходит перенасыщение информацией о губернаторе.

– Здесь действуют законы жанра и политики. Есть метод китайской капельницы: да-да-да-да и в конечном счёте получаем усвоение. Тоже самое – работа политической партии. Обилие информации о губернаторе в СМИ может быть возбуждающим фактором, но с этим нужно работать, исправлять ситуацию.


 

В прошлом вы были предводителем социал-демократической партии, которая определяют как левую партию, а в 2005 году вы присоединяетесь к «Единой России», которую левой никак не назовёшь. Выходит, вы изменили убеждения?

– В начале 90-ых мы строили. У социал-демократов основанная позиция была «здесь и сейчас». Здесь мы работаем, и сейчас мы должны жить хорошо. Это то, что нужно было стране в то время. Но когда стройка закончилась ничем, я перешёл в левое крыло «Единой России». Тем более, было тяжело проводить выборы. Нужно было обеспечивать победу «Единой России», являясь социал-демократом. Но опять же хочу заметить, что я остался при своих либеральных взглядах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *