Человек космический. Часть вторая.

Про разгонный блок Бриз и проблемы нашего космоса, про то, что является настоящим чудом и почему мы так ничего и не знаем о Луне. Георгий Фомин человек, который может мыслить в космическом масштабе.

Георгий Фомин. Лето 1955 года

Интервью. Часть первая

-У нас погибла машина Союз, запускали Прогресс в прошлом году. Комиссия официально опубликовала отчет, в котором вероятная причина аварии — прогорел или газогенератор, или трубочки газогенератора, которые подают горячий газ на работу насосного агрегата, и, в конце концов, на подачу топлива в камеру сгорания.

Причина правдоподобная — прогорела или засорилась. Потом, опять погиб Союз, на котором должны были запустить спутник Глонасс. Там совершенно другой двигатель стоит. Они, конечно, похожи, как похожи, например, все велосипеды, и мотоциклы: четыре колеса, рулевое управление, но у мотоциклов есть амортизаторы и для амортизаторов, если они вышли из строя нужно гидравлическое масло купить и так далее, но двигатели отличаются. У этого спутника, якобы на 325 секунде упало давление в камерах сгорания, и ракета не долетела. Якобы, раскрылась камера сгорания, то есть внутренности. У меня появилась мысль, что эти аварии как-то связаны. Здесь разные двигатели, разные периоды изготовления, но не виновата ли здесь металлургия? Что-то происходит с полостями горячего газа, в горячей области, и что-то прогорает. У меня эта мысль укрепилась, (она может быть совершенно неверной), после последней аварии случившейся с Протоном с разгонным блоком Бриз.

Первый запуск прошел нормально, до Бриза, второй прошел, третий только что начался и через 6 секунд двигатель выключился. Толкуют, что нарушился наддув одного из баков этого бриза, а наддув идет горячим газом. Этот газ находится в сжатом состоянии примерно в 200-300 атмосфер, потом через теплообменник проходит змеевичок, нагревается до высокой температуры, чтобы создать давление в подушке наддува бака. Если здесь очень высокая температура, может достигать до 1000 градусов, а в камере сгорания до 3000, начали толковать, что трубочка прохудилась, поставили не ту расходную шайбу (например, вместо 6 мм поставили 2 мм, хотя это очень трудно себе представить), поэтому получился засор, вроде водопроводного, засорились трубы и вода не идет. Такая вероятность есть.

Происходили похожие аварии с совершенно разными двигательными установками, которые объединяет то, что они работают в горячей среде. Может быть, у них есть какой-то общий родитель материала, или компонентов этого материала.

Но даже если, скажем, в Воронеже или подмосковном Королеве, установят что поставляется бракованный материал, они ничего не смогут сделать, потому что это материал с металлургических заводов, которые нам не принадлежат. Это не наши заводы, и они ничего не сделают. Также как и наш завод в Самаре…

-Он американский теперь…

-Да. Большинство металлургических заводов не российские, и они могут сказать заказчику – не нравится материал, не бери, покупай в Индии. У нас подшипники же покупают в Индии.

-Потому что эта отрасль промышленности утрачена?

-Конечно, а самое тяжелое, что утрачена для всех – ракет, авиации, космоса, для танка, самолета, я так понимаю, что мы даже простейшие телефоны делать не умеем.

Между прочим, у нас есть город электронной промышленности – Зеленоград. Его создал человек, которого не любят от мала до велика — Никита Сергеевич Хрущев. Несмотря на такое к нему отношение, для страны он сделал очень много. До 70-х годов Зеленоград ничем не уступал электронной промышленности развитых стран мира.

-Силиконовая долина?

-Зеленоград выглядит, как город-рай. В то время в нем располагались самые современные предприятия, на которых было безопасно работать и приятно находиться – чистые коридоры, сотрудники в халатах, наддув чистым воздухом, влажность, автоматическая регистрация давления, состава воздуха и так далее. Там не могли сидеть девочки, у которых потеют пальчики, их каждые две недели проверяли. Там не могли работать беременные женщины, их не увольняли, но переводили на другие должности, где в их положении возможно работать. На сегодняшний день мы утратили многое, в том числе и то, что сегодня называют исследовательским университетом. В то время это был настоящий исследовательский институт в 60 километрах от Москвы.

Современные разработки не доводят до ума. Помните, по ТВ показывали, как Чубайс демонстрировал российский учебник — планшетник Медведеву или Путину? Замолчали с ним. А этот планшетник для наших школ, во-первых, сделан не в России, во-вторых, не перепрограммируемый, поэтому через год его надо выбрасывать. Бог с ним, что их не делают, а 800 миллионов долларов на изготовление выделено и получено. Куда делись деньги? Я вот не знаю.

-А в Зеленограде сейчас что – корпуса пустые стоят?

-По крайней мере, электроники там нет.

-Получается что это необратимый процесс, потому что если мы сейчас утрачиваем эти позиции, потом уже не нагоним. Взять тот же Зеленоград, получается что…

-Нагнать можно. Недавно Путин сказал, что нам нужно сделать такой же прорыв в индустриализации (но слово индустриализация лучше заменить другим словом), такой же рывок как в 20-30 е годы. В этот же день Сванидзе это комментирует – «я не хочу такого рывка, потому что он был сделан за счет того, что из Третьяковской галереи, Эрмитажа было вывезено много ценностей – картин, и так далее, чтобы построить автомобильный завод, например». Мы с женой сидели, слушали. Я говорю ей, — «представляешь, в 42 году блокада Ленинграда, матушка продала фамильные сережки, купила полбуханки хлеба, спасла дочку свою. Дочка выросла, война кончилась, дочка об этом узнала и спросила маму, почему та продала бабушкины фамильные сережки».

Я, может быть, нехорошие слова скажу, но когда продавали какие-то ценности, может быть, из Эрмитажа, Третьяковки и покупали станки и лицензии на производство американского автомобиля Форд, или наши трактора — я это оправдываю, потому что или трактора, или любуйся на эту голую бабу.

-Одеть ее все равно не во что. То есть нам нужно покупать технологии?

-В том числе.

-Но ведь этого не достаточно.

-Скажите, пожалуйста, чем был Китай 40 лет назад, когда мы туда везли технологии изготовления автомобилей? Когда туда везли для изготовления самолет ТУ16, когда туда везли ракету Р1?

Сегодня он не уступает США по производству электронной базы. Китай сегодня производит ракеты, самолеты. Он купил лицензию, у авиакомпании Аэробас и будет производить аэрбасовские самолеты, но это будут китайские самолеты. А в это время их конструкторы научатся делать эти самолеты. Сегодня они не обращаются ни в Россию, ни в США, ни в Японию, для того чтобы делать свой пилотируемый космический корабль.

И они в прошлом году вывели на орбиту «Небесный дворец». Это не важно, что один раз, дело не в этом, важно, что они освоили эту технологию. Пройдет год, они в этом году закончат строительство системы Глонасс, и она у них будет называться Компас, и будет по-настоящему работать. Не так, как у нас.

У нас есть Глонасс, но он не работает не с одним нашим прибором. А китайцы делают систему Компас, и одновременно выпускают навигаторы собственного производства и для автомобилей, и для самолетов, и прочее, и прочее. А начинали с малого. Я купил недавно супруге куколку-плистетку английскую – изготовлена в Китае, а дизайн английский.

-С другой стороны китайцы – это совершенно другой менталитет.

— Такой же менталитет был у русских в 30-е годы. Мы не разрабатывали ни одного танка, ни одного автомобиля — мы покупали лицензию в США на строительство Волжского автомобильного завода, и одновременно Форд АА автомобиль – это фордик. Мы закупили оборудование, лицензию на строительство Ленинградского автомобильного завода и одновременно тракторишко Форд Зонда.

А что такое Волга? Это Мерседес того времени. Тольяттинский автозавод – Фиат, но наш Фиат. А не сегодняшний АвтоВАЗ, который на половину принадлежит уже не нам.

Я все время говорю, у тебя есть Опель, машина, это твой Опель и никакого отношения к фирме уже не имеет, кроме технического обслуживания (пока есть гарантийный срок), но это твоя машина.

Продолжим. Завод Металлург?

-Алкоа компания…

-Вы думаете, он поставляет алюминий нашим авиационным и ракетным заводам?

-Нет. Потому что он его поставляет, я думаю, в Европу, в Америку…

-Совершенно точно. В Нижней Салде на заводе производят титановые детали — исключительно для Боинга. Наши авиационные предприятия не могут пользоваться даже заготовками.

Так что у нас не менталитет другой, а другое время. Началось какое-то мракобесие, и мы себя сами убеждаем, что дело в менталитете.

У китайцев сегодня почему-то менталитет такой, как у нас был в 30-х годах. Мы не стеснялись брать, ни разу никто не сказал что мы разработали Р1 сами. С самого начала, когда ее во всех документах называли ФАУ 1, кстати говоря и у американцев ФАУ 1.

Если мы свой спутник запустили нашей ракетой — Семеркой, то они и спутник запустили ракетой первой ступени ФАУ 1, а дальше, Першинги. Никто никогда не стесняется заимствовать хорошее решение у «чужих». И американцы берут у нас. Они разве стесняются мира, что запустили марсоход нашими двигателями РД-180 на Атласе 5? Они стесняются, что закупили РК 33 у Кузнецова на ракету Антарес? Нет, потому что разработка такого двигателя стоит очень больших денег и им не надо тратить эти деньги, они могут купить готовый – это выгодней для них.

— То есть получается что все-таки хронологическая ситуация опять же может быть отыграна но вместо этого мы покупаем планшетники и говорим что это наше? Нет технологического отношения, то есть мы не хотим выстраивать какую-то цепочку?

-Да. Не хотим свой планшетник заказывать. А купить лицензию и оборудование в Тайване и организовать производство в Саратове

-Или Зеленограде… Вообще, довольно пессимистично, особенно про мракобесие. Есть такое выражение – маразм крепчал. Это значит, что нас ожидает еще более смутное время?

-Трудно представить, что будет завтра. В конце 80-х годов, кода началось движение, трудно было представить, что оно приведет к такому падению экономики и нравов.

-Наоборот, думали, что мы возьмем опыт капитализма, и все будет хорошо.

-Примитивизма стало много в суждениях уважаемых людей. Действительность или черная или белая: надо разрушить плановую экономику и полностью перейти к рыночной. Что такое рыночная и что такое плановая экономика? Весь вопрос заключается не в этих словах, а в отношении к собственности и производимому продукту. Разве в рыночной экономике нет плана? Разве у частной фирмы Боинг нет перспективного, годового плана?

У США, или Японии, или Европейского союза на бюджет, который у них есть и за бюджет, и на который они содержат армию, флот, систему вооружения, государственные космические средства! Разве у них нет плана? У них был план полета на Луну, надо исследовать Луну роботехническими аппаратами. И это не прихоть. Это решение, которое обсуждалось и рассматривалось учеными, правительством.

У нас так — Обама запретил. Но не Обама, а приняли решение. Вот 40 лет, как слетали и до сих пор понимают, что ничего человек там не сделал.

-Но лунная программа была больше символическим шагом на тот момент. Нужно было до чего-то долететь. Не просто улететь в космос.

-Летать, конечно, туда нужно, человечество развивается. Первопроходцы нужны, поэтому тогда полетели, чтобы узнать стоит туда лететь или нет. Как, например, сходить в лес. Вы не знаете местности, и идете, чтобы проверить, есть ли там грибы. Приходите в лес, а грибов тут очень мало, зато все поляны усеяны черникой. Теперь ходишь в лес не за грибами, а за ягодой. Так и с Луной.

На луну слетали, убедились, что там есть кальций, магний, железо, хром. И никаких чудес американцы не сделали, доставив глыбу в 300 кг. И мы тоже никакого убожества не имеем от того что привезли с Луны 300 грамм грунта. А Японцы доставили 30 пылинок с метеорита. И их хватило японским ученым, и они даже поделились с другими учеными, чтобы понять из чего состоит этот метеорит. А там всего тоже полно…

Тут и железо и даже золото, откуда неизвестно.

Другое дело, какая чувствительность спектрометра – может он один атом золота увидеть или ему нужно килограмм, чтобы он сказал да, это золото.

-И что мы знаем что-то о Луне после этого?

-Я всегда говорю, что мы ничего о ней не знаем. Потому что если вы сядете на землю в районе Тихого океана и привезете литр воды, то все ученые будут говорить, что там одна вода. А другой сядет на вершине Гималаев и привезет камни, а третий из Тамбовской область привезет чернозем. А какая Луна на самом деле не известно.

-Есть еще над чем работать…

-Спустя 20 лет после того, как американцы слетали на Луну, были проведены исследования, никто не летал на Луну, все говорят — что там делать?.

Прошли годы, и сообразили, что на новом этапе развития техники, появились робовычислительные системы, настоящая вычислительная техника, которой тогда не было, летали в основном на аналоговых системах. Говорят, что сегодня можно послать на Луну прибор, который будет ползать по поверхности планеты, и на нем поставить такое оборудование, что здесь, на Земле перед большим экраном будет сидеть ученый геолог, и задавать программы этому прибору, не выходя из лаборатории. После геолога сядет картограф, и он ему совсем другие задачи задаст.

У прибора будет громадная память, и она будет даже не полностью заполнена. А по мере того, как ученые на Земле будут задавать программы, эта машина все больше и больше будет уметь делать. То есть аппарат со способностью обучаться и многофункциональный.

И эта робовычислительная система, оснащенная мощнейшей вычислительной техникой, будет решать задачи лучше любого человека. И в масштабе времени с учетом прохождения сигнала люди будут знать, что происходит на Луне.

-Вы думаете, у человечества есть космическое будущее, то о чем фантасты писали? В 60-е годы же было такое настроение, что завтра на Марс. А сейчас это прошло, тропинки далеких планет забыли?

-Есть любопытная идея – «терраризация Марса» (от слова Терра – Земля), и даже Венеры.

-Оземление…

-Идея не в том, чтобы строить надувные станции и передвигаться по планете в скафандре, а завести туда биологически активные бактерии, которые начнут перерабатывать грунт и устраивать на Марсе соответствующие цепные реакции. Начнет производиться атмосфера, подобная земной, а температура на Марсе в среднем всего на 15 градусов ниже, чем земная зимой, это вполне нормальная температура для существования.

-Даже есть места, где при такой температуре на Земле люди существуют, опыт огромный.

-Нет только атмосферы и воды в достаточном количестве.

Но они будут воспроизводиться — атмосфера, вода, почва. На почве начнут воспроизводиться биологические процессы — растения со съедобными корешками, листиками, плодами, потом появятся рыбки, животные. Не будем говорить, что они будут трехногими и так далее, но они вполне будут пригодны в качестве пищи. Тогда начнется настоящее освоение Марса, можно безвозвратно отправится в космос, как в свое время пилигримы в Америку. После того как Колумб открыл Америку и туда рванули испанцы, португальцы, англичане, ирландцы, вслед за ними французы в северную часть Канады, а потом и другие народы освоили… и сегодня есть то, что есть.

-Там проблем тоже было не мало.

-Ученые футуристы, и политологи начинают полагать, что с Марса достичь Земли гораздо проще, чем с Земли полететь на Марс, поскольку на Марсе ускорения свободного падения меньше, и чтобы оттуда долететь, нужна ракета меньше, соответственно меньше топлива, всего меньше. А полетят туда люди не последнего сорта, то есть элита. Как в прочем и при заселении Америки. Может быть, ни сколько умственная, сколько предпринимательская элита. То есть смелые люди, которые не боятся трудностей, лишенные принципа европейского сословия. Чем мне нравится Америка, по сравнению со старой Европой, у людей там нет комплекса неполноценности в отношении сословности. Какая бы Европа не была, все равно они помнят свои сословные корни, а Америке ничего не помнят. Помнят только, что эти из рабов, а эти из белых, и то за 40 лет и это уже забылось – Обама стал президентом.

У нас же, как начинают говорить о том, что у нас уничтожили генофонд. Эта интеллигенция с ума сошла, если у нас убили генофонд, то какого черта ты дурак тогда выступаешь? Уйди с дороги и все.

-Так про себя никто не скажет.

-Про себя, почему-то не говорим, а только про какой-то генофонд. Генофонда достаточно в любой стране, его только надо искать, но не за деньги, а за интерес.

Как-то Котельников, ректор медицинского института, выступал по радио, и говорил о том, что они приняли 1,5 тысячи студентов на первый курс, но кого – они не знают.

-А зачем приняли?

-Он ссылается на то, что приняли по ЕГЭ. А как эти студенты ЕГЭ получили тоже не известно. Ему надо было еще добавить про то, как они их принимали не на бюджетные места.

-Тоже вопрос…

-По карману или нет.

Я к чему речь веду, когда я еще в школе учился, принимали план Маршала для помощи Европе. Была поговорка – не американцы говорят на английском языке, а англичанам приходится на американском. То есть американцы подчинили себе Европу. В результате войны американцы обогатились, потом на определённых условиях стали помогать Европе. Сегодня Американцы командуют Европой, Азией, Японией, Китаем, нами, безусловно. Но условно нет.

-Вы хотите сказать, что пора учить марсианский?

-Я хочу сказать, что когда Марс будет освоен, через 300-400 лет он покорит Землю. Всякое может быть.

-А как покорит?

Он будет командовать Земле — шлите то-то и делайте то-то, и все будет нацелено на Марс, в итоге он перегонит по развитию Землю. С Марса на Землю лететь проще.

-Просто физика?

-Это очень негативно.

А вот, что меня порадовало — 22 июля нашим носителем Союз были запущены всего пять спутников. Я два из них выделю – белорусская Белка2, и наш, это два брата-близнеца, только один белорусский, а другой российский. Оптоэлектронная аппаратура разработана белорусским предприятием «Беломо» (мощное оптическое предприятие), где они построили центр приема. Как ни странно, у них есть, электронная промышленность и они разработали и изготовили этот прибор сами – без чужой элементной базы.

У нас в Истре есть завод, на котором изготовили платформу космического аппарата, все синтегрировали и запустили.

Полтора месяца проводили тестирование и недавно разместили первые полученные снимки, должен сказать, прекрасные.

-А они где их опубликовали?

-На сайте Роскосмоса. У нас очень плохо развивается эта сфера. В свое время мы заполонили рынок северной Африки, южной Америки, Индии, Юго-Восточной Азии. Мы создавали карты, а, надо сказать, что в середине 70-х годов топографические карты были только в Европе, Советском Союзе до Урала, США и в Южной части Канады. Во всем мире крат не было, только рисунки земной поверхности. Нечто похожее на карты, по которым невозможно вести ни боевую деятельность, ни хозяйственную. И сейчас нас с этого рынка вытеснили индусы. Мы, конечно хорошо закрепились на рынке запуска чужих космических аппаратов. Это наши Протоны, Союзы, здесь мы впереди планеты всей.

-Но ведь это тоже не повод для того, чтобы на лаврах почивать, потому что там и Союз и Протон это системы достаточно…

-Шесть стран мира имеют доступ в космос с собственными ракетами – Россия, США, Европейский союз, Китай, Индия, Япония. Попытки делает Южная Корея, Бразилия, Израиль, но свободного доступа нет, а свободный доступ – это когда можно запустить все что угодно на сегодняшнем этапе развития потребностей – и научный космос, и военный космос, и хозяйственный, и коммерческий.

Мы пользуемся Союзом и Протоном. Эти две ракеты единственные в мире сегодня, которые корням уходят в военное прошлое 50-60х годов. Все страны — Европа, Америка, Япония, Китай за 20 лет перевооружили парк ракет. У всех ракеты разработаны и изготавливаются, как космические. Кстати говоря, все страны начинали с ракет дальнего действия, не обязательно межконтинентальных, потому что маленькая ракета даже в 20 тонн выносит груз порядка 2 кг на орбиту, и этого достаточно чтобы сказать, что страна является космической державой — летает спутник, измеряет давление, плотность атмосферы, следит за солнечным ветром и так далее. Мы тоже «пашем».

Степень доступности космоса разная. Не обязательно иметь 200 или 300тонные ракеты, чтобы достичь космоса.

В общем, Россия осталась единственной страной, которая не перевооружилась.

В чем принципиальная разница новых ракет – новые ракеты среднего класса есть у всех этих стран, кроме Европы.

-Ариан тяжелая же?

-Да, и поэтому они сделали Триаду — Ариан, наш Союз и Вега.

У них получилась Ариан 5 тяжелая, Союз — средняя и Вега легкого класса – триада есть. В Америке, Японии, Китае, Индии ракеты среднего класса – двухступенчатые. Последняя ступень, она же вторая, с многократным запуском от околоземной орбиты до геостационарной, геопереходной, и до полетов на Луну, Марс, Венеру.

А у нас ракета среднего класса трехступенчатая, но это еще не все, как говорят иногда в фильмах. Три ступени могут вывести только на околоземную орбиту, а уже на геопереходную, геостационарную орбиту она не способна. И еще четвертая ступень, но мы ее стыдливо или, наоборот, горделиво называем разгонным блоком. Такие блоки были на американских баллистических ракетах, а потом, когда перешли на эту схему, они остались в истории. Ни у кого нет разгонных блоков. А что такое разгонный блок и что такое ракета современная, как я сказал, двухступенчатая – это одна система управления, которая стоит на верхней ступени. У нас Союз трехступенчатый…

Хорошо, что эта ракета не очень дорогая, но она сложнее, поэтому ждите больше отказов. Там две ступени справляются, а у нас четыре. Это все равно, что я поехал в Москву, сел на машину и доехал. А другой посадил свою машину на Камаз, едет до Пензы, в Пензе сходит и едет до Москвы. И там шофер, и тут шофер, и там бензин, и тут бензин. А шофер – та же система управления.

Пока я сижу в кузове, я как разгонный блок Бриз, ничего не делаю, жду, когда меня выведут, и тут жду, когда меня в Пензе высадят и дальше сам поехал.

Последняя ступень играет роль и ступени выведения на околоземную орбиту и разгона куда угодно.

У нас, Протон — трехступенчатая.

-Как он применялся за последние 20 лет?

— Вывел два модуля международной космической станции и на будущий год выведет еще один модуль. За 20 лет он три раза применялся как Протон. Поэтому называть ракету Протон бессмысленно без разгонного блока. Это не Протон Бриз или Протон ДМ, нет такой ракеты самостоятельного значения. Конечно, я не совсем правильно говорю, потому что 3 раза за 20 лет она летает, а в год она летает примерно 11 раз. То есть за эти 20 лет она 200 раз слетала в трехступенчатом варианте. И если мы посмотрим статистику, то блок Д отказал, блок бриз отказал несколько раз (разгонный блок). Но отказал не потому, что он разгонный. И когда наши начинают разрабатывать, опять по схеме боевой ракеты. Что интересно, вот Ангару… В 1995 году был подписан указ, сколько лет прошло?

-17 лет.

— Конца-края не видно работе, но уже три блока Ангары поставлены в Корею и два из них летали. Третий отправили несколько дней назад. То есть для чужой страны мы умеем вовремя сделать, а для себя нет.

Мы никак не можем освоить кислород, водород. Индийские ракеты уже летают с нашим водородным блоком, который изготовило конструкторское бюро хруничевского завода, с двигателем исаевского конструкторского бюро. Мы умеем делать водородные блоки, но для Индии. Индусы сейчас покупают лицензии и говорят спасибо, вы сделали большое дело, мы строим завод. И у них с кого-то момента этот блок будет собственный, а у нас опять никакого. В чем дело? Я не могу понять. Это зависит ни от конструктора, ни от директора завода, ни от того, что Рогозин сказал. Это зависит от того, что родина просит, нужно ей это или нет.

Меня особо возмущает связь. Например, два несчастья подряд: в прошлом году у нас погиб Экспресс АМ, который должен был Сибирь снабжать связью, в этом году последняя авария – Экспресс МД. Вот тарелки на домах стоят, вы думаете, эти тарелки работают с нашими спутниками?

-Частично с американскими, частично с европейскими.

-Да. Европейский стоит над Францией, и где-то на четвертом градусе восточной долготы обеспечивает европейскую часть нашей страны. Американский стоит правее Индонезии, и обеспечивает нам Сибирь. А в то же время связных спутников сегодня немерено в мире. И кстати, есть один российский спутник Бонум 1, но он принадлежит не России, а российскому коммерческому сообществу. Этот Бонум обеспечивает НТВ+. Но он изготовлен не нами, запущен не нами, но за наши деньги, за деньги Гусинского. И он до сих пор работает, уже почти 20 лет.

Это ужасно обидно, что у нас нет своей связи, что мы запустим Глонасс и им поддерживаем чужую промышленность, которая, в конце концов, освоит массовое производство навигаторов, которые будут работать нашим Глонассом. Эти навигаторы будут покупаться за наши зарплаты, пенсии, то есть таким образом мы будем оплачивать работу финнов, например.

В любом случае, Глонасс это, или GPS, или Компас, который работает в Китае – это расходные мероприятия. Никакого дохода Глонасс или другие системы не могут принести. Доход принесет то, что будет продаваться эта фурнитура, извините за выражение. Также как, скажем, в советское время у нас телевизионная компания дохода никакого не приносила, но в каждый телевизор включали 40 рублей, за то, что я пользуюсь каналами. И 40 рублей шли на счет госкомитета по радио и телевещанию, и это был их бюджет. Им выгодно было строить ретрансляторы в Куйбышеве, Саратове, Тамбове, Ростове и так далее. Когда запустили наши первые спутники Молния, по которым транслировалась программа центрального телевидения, они не транслировались прямо на ТВ, а были большие станции, которые назывались Орбита.

Глонасс должен окупаться тем, что фирмы должны у него закупать право на использование его канала. В этом смысле Глонасс начнет окупаться тогда, когда согласятся выпускать совместимые с ним навигаторы и когда согласятся заключать договор. А самый большой рынок – это рынок связных спутников. Есть остров Мэн около Англии, он никакого отношения ни к Англии, ни к Ирландии не имеет, это абсолютно самостоятельное графство, во главе которого стоит английская королева. 18 тысяч человек граждане графства Мэн. И они запустили уже два спутника.

-Для себя?

-Нет. Они продают канал связи для Африки. Зачем им для себя?

Люксембург или будут запускать или уже запустили свой спутник. Они не делают его, но заказывают его за свои деньг. Они заказывают спутник, итальянцы или французы разрабатывают, на российской ракете запускают, потом он переходит к ним в собственность, у них есть центр управления, и они командуют, вот вам канал связи. Мы заплатили 150 миллионов долларов за этот спутник, а в год получают 50 миллионов, но он служит 20 лет. На 20 умножайте 50, вы получаете миллиард…

-Это очень высокая рентабельность.

-В Нидерландах были проблемы с запуском SES 4, но они все-таки запустили этот спутник. Не для себя.

Я покупаю канал связи за 200 рублей, вы за 500 и так далее. Нас, таких чудаков, много, которые покупают за небольшие деньги, но надо кому-то иметь деньги, чтобы выпускать это и создавать компании, а вот на это у меня денег никак нет.

-На самом деле этот рынок еще далек от заполнения, потому что есть и Африка, и Россия, и Китай…

-В этой области информатики трудно себе представить, что будет дальше.

Я, например, не мог себе представить 30 лет назад, чтобы у меня был перед носом компьютер, и чтобы я сейчас если захочу, то почитаю стихи Пушкина.

-А захотите, на сайте Роскосмоса посмотрите, что там наснимали…

Но ведь обратите внимание, что при всем при этом этот резкий скачок развития технологический, именно в области информатики, совпал или как-то связан с началом эпохи нового средневековья, именно этого мракобесия. Как вы думаете, как это соединяется в головах у людей, фантастический прорыв и средневековое мироощущение?

-Работает теория маятника. Насколько начинается мракобесие настолько и противодействие. Самое страшное — это застой. На старости лет я скажу не хорошие слова – самое лучшее средство для развития человечества – это братоубийственные войны. Вот что развивает человечество. Потому что надо было сделать палку, ножик, но не для того, чтобы охотится на медведя, а чтобы убить соседа. А чтобы защититься от соседа, надо было сделать щит, крепостные стены. Конечно, не хорошо, что я об этом говорю. Но это история войн.

— Как вы думаете, будет большая война или она уже идет?

— Войны разные, могут быть с оружием, а могут и без него.

Например, в битве при Бородино погибло 80 тысяч человек, это, конечно, ужасно.

А как это выглядело до Бородино? Вот пошли повозки — это Наполеон, Барклай де Толли где-то отступает, почему отступает? Такое положение войн. У населения вообще к этому отношение достаточно пассивное, «идёте – ну, идите себе на здоровье, нас это не касается. Вы придете — вас на постой пускать, вам квас или вам, все равно, кому подать платить».

И вот в Смоленске начали крестьяне безобразничать с наполеоновской точки зрения, он послал своего офицера в русский штаб, а штабист говорит, «вы знаете, даже император ничего с ними не может сделать». Началось ополчение. Это что-то новое было даже для нас. Началось ополчение, народная война. Никогда нигде не было. Ни Германцы с римлянами, ни англичане с саксами…

И Наполеон формально выиграл битву бородинскую, но проиграл войну.

Сталина ругают – не подготовился к войне. Но никто не ругает ни Кутузова, ни Александра Первого, что Москву сожгли, их чуть ли не героями считают. Но Сталин, не подготовившись к войне, выиграл ее. Потом Хрущев и Брежнев стали тщательно готовиться к войне – танков больше, чем у всех, самолетов немерено, боеголовок. И проиграли. Как ни странно.

-Причем без выстрелов.

-В истории происходят удивительные трансформации. Например, в Мордовии празднование – тысячелетие присоединение народа Мордовии к русскому государству. Русскому государству тысячи лет тогда не было. Киевская Русь была, княжества были. Самое близкое княжество – рязанское, никто к нему не присоединялся.

-А к кому они присоединились в 1100 году?

— Всего-навсего 900 лет назад, и к Золотой орде, а история это дело отмечает.

Российский народ вообще появился только при Ельцине, до этого были русские, украинцы… Мы здесь живем, говорим на русском языке, но здесь никогда не было Руси.

400 лет назад здесь жили совсем другие народности и понятия не имели о русском языке.

Наши историки начинают «выкобениваться»: можно найти, что Самара чуть ли не на 100 лет старше, чем принят считать. У вас есть свидетельство о рождении, и у тебя, и у тебя. У Самары, как города есть дата основания известная до дня месяца и года. Это указ царя Алексея Михайловича. Все, что здесь было до этого, могли быть какие-то стоянки-не стоянки, поселения, но все это была не Самара.

Как нынешняя Болгария, перевел туда Аспарух булгар волжских и с этого момента она называется Болгария, а до этого была римская провинция Фракия, которая никакого отношения к Болгарии не имеет, кроме как расположена на той же территории.

— То же самое как сказать, что современные итальянцы имею отношение к Риму…

-Все это идет от людей достойных, от президента, а историки ему поддакивают, поэтому и мракобесие.

-С другой стороны последствий никаких, но деньги ведь получили, и в городе Саранск понастроили православных храмов, исходят из меркантильных, сиюминутных интересов, а не из того, что есть историческая правда. Что там тысячу лет назад было, кто знает? Мы про то, что 10 лет назад не можем толком сказать, как школу в Беслане штурмовали, не можем до сих пор выяснить…

-Можно до единого дня восстановить историю Санкт-Петербурга петровских времен. Но невозможно установить, как Ленинград жил в годы войны. Не осталось документов.

Есть книжка про улицу Куйбышева, про каждый дом по этой улице, кто где жил, как эти дома строились, там описано в плоть до 17 года, так и там все книжки велись.

Как я рассказывал вам, на день рождения в деревне у меня украли документы, это были 60-е годы. Невозможно было найти свидетельство о рождении, и справку выдали в областном Загсе, что за 33-32 годы за такой-то месяц вообще утрачены документы – невозможно найти кто женился, кто родился, кто умер, ни-че-го. По какой причине — неизвестно.

А когда родители оформляли паспорта, они жили в дерене, и не было паспортов, а потом нужно было приехать к внучке в Москву. По церковным книгам они нашли документы на себя — где родились, кто крестил, кто преемник, кто родители, и выдали копию церковных документов со всеми названиями – кто крестьянин какого села, какого числа родился, кто родители и так далее…

-Получается, что сегодня объем информации и доступность этой информации не проливает свет, не делает вещи более понятными, а наоборот?

-Сейчас более доступно, можно увидеть нашу космическую деятельность, но вот исторические документы найти нельзя. Что сейчас увидишь по запуску Гагарина? Два-три кадра…

-А их и не было?

-Я не знаю…

-Вы же там были…

— Причем здесь я? Я нашел отчет о летных испытаниях ФАУ 1. Личный отчет о летных испытаниях 44-45-х годов. Кино-отчет. Такое документальное сопровождение – уму непостижимо. И графика. А как обставили американцы полет Дракона! В реальном масштабе и времени… можно часами, минутами смотреть, как он подлетает, не надо ничего читать, все в голове запоминается, как подтянули – состыковали – открыли – осмотрели – понюхали — по газоанализаторам проверили что там внутри – перегрузили — прошло некоторое время — от стыковали, — там где нельзя в полете показать как он спускается, сделали графику, как раскрывается три парашюта – приземлился — на волнах качается — катер к нему едет.

Кстати говоря, документирование и сегодня нет хорошего. Нигде. Мне вот это кажется очень странным.

Человек космический. Часть вторая.”: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.