Люди

Бал последнего трубочиста

Бал последнего трубочиста

Автор:

12.08.2016
 340
 1

День, когда окончательно перестала работать газовая колонка, подло роняя жирные черные хлопья сажи, пришелся на вторник, а в четверг был найден по советам знакомых трубочист Игорь. Знакомые странно рекомендуют его: «Он слегка не в себе, — ласково качают знакомые головами, — одноглазый и придет с собачкой, только ничего не говорите. Собачка мелкая и не навредит. Разве что лаять будет. Только ничего не говорите! Мастер замечательный! У них вся семья – трубочисты, чуть не профессиональный клан, чуть не со стародавних времен».

Объявления Игоря в газете бесплатных объявлений выглядит интригующе: «Обследование и очистка вентиляционных каналов, дымоходов и газоходов. Видеодиагностика. Чистка и ремонт каминов, печей, котлов. Прочистка и устранение завалов любой сложности. Дополнительные сопутствующие работы обсуждаются лично с трубочистом».

«И еще он танцует, — внезапно добавляют знакомые, — вроде бы танго».

Трубочист Игорь при знакомстве не танцует танго, но действительно крив на один глаз и волочит на поводке собачку. Это японский хин, черно-белый, жирный и курносый. Хин кряхтит, кашляет, чуть припадает на заднюю ногу и смотрит на хозяина с укором; Игорь сообщает, что это собака его покойной матери и очень ему дорога. «Не могу оставлять ее наедине с мыслями». Не уточняет, чьими. Мгновенно откупоривает пластиковый контейнер для еды и кормит собачку из рук телячьей перемолотой печенью. Собачка лениво жует. Трубочист проходит к колонке, ловко натягивает рабочий халат и резиновые перчатки с меховым подбоем. Вместо традиционного когда-то цилиндра надевает бейсболку с трехцветным логотипом ДОСААФ. Собачка с достоинством отрыгивает часть обеда, выходит из ванной, слегка подволкивая ногу, осматривает окрестности, и все-таки остается наедине с мыслями.

Дополнительным сопутствующими работами оказываются — «обмуровка, футеровка, загильзовка старых дымоходов», — быстро говорит Игорь, вглядываясь в колонкино нутро. Сумасшедшие, загадочные слова. Каждое стоит денег. Обмуровка – система ограждений нагревательного котла, отделяющих его топку и газоходы от окружающей среды. Своего рода теплоизоляция, огнеупорная. Футеровка — специальная отделка поверхностей для обеспечения защиты от возможных механических или физических повреждений. Загильзовка дымохода — установка в существующем дымоходе трубы из нержавеющей стали. «В целях восстановления герметичности и нормального функционирования», — поясняет Игорь.

Для некоторых операций требуется помощник – к примеру, загильзовку одному не сделать. «Самый удобный способ – вставлять снизу, — оживленно толкует Игорь, — человек, который находится на крыше, верхнюю трубу подтягивает за тросик, а тот, кто внизу, соединяет себе концы саморезами». Цена за погонный метр — от полутора тысяч рублей. В напарники Игорь берет племянника, чем не очень доволен: «Сестра за него просит… Здоровенный балбес, двадцать три года, не работает, ничего не делает, даже и водку не пьет», — удивленно характеризует родственника. А вообще трубочисты в городе есть. Но мало. «Иногда мне кажется, что я – последний трубочист».

Если раньше трубочисты носили на головах цилиндр, в руках – гирю на верёвке, моток проволоки, ершик и березовую метлу, то сейчас никаких цилиндров и метел, зато появился ершик и система видеонаблюдения. Система видеонаблюдения представляет собой миниатюрную видеокамеру на гибком шнуре, которую опускают в трубу; изображение с камеры подается на ноутбук и оценивается мастером. Это похоже на процедуру фиброгастроскопии, когда глотаешь лампочку для обзора собственного желудка.

Но в данном случае (газовая колонка) не нужен видеообзор. Игорь просит много бумаги, застилает в ванной пол и прочие горизонтальные поверхности, надевает респиратор, берет ершик и приступает. Сажа черным снегом летит вправо, влево, вверх и вниз. «Можно бы тут и пылесосом, — комментирует специалист процесс, — да у меня сломался». Имеется в виду пылесос промышленных мощностей. Есть такой у Игоря. Незаменимая для современного трубочиста вещь.

У современного трубочиста в Самаре много работы. «Порой запись на две недели вперед, — рассказывает удовлетворенный спросом Игорь, — особенно весной и поздней осенью». За сезон трубочист может заработать триста тысяч рублей. Для постоянно находящихся в эксплуатации печей и каминов чистку дымохода рекомендуется проводить ежемесячно, трубу не регулярно пользуемого камина чистят не реже одного раза в сезон. А лучше – два. В начале сезона и в его конце. Если серьезных засоров нет, то трубочист профессионально сожжет в топке осиновые поленья, сдобренные специальным раствором. Осиновые поленья горят жарко, смолистые вещества и сажа удаляется со стен. Продукты горения вылетают через дымоход. В трубу! Самым выгодным заказом считается ремонт кирпичных печных труб — от 35 000 рублей за погонный метр.

Игорь нигде специально на трубочиста не учился, а вовсе даже закончил речной техникум, и пару лет плавал по Волге. Потом заболел отец, и пришлось род деятельности сменить; вот отец Игоря учился на трубочиста у деда Игоря, своего отца. И тот, скорее всего, в свое время получил образование подобным образом, но точно этого установить Игорю не удалось. «Так уж заведено у нас на Руси, — с православным вздохом говорит Игорь, — что наша профессия передавалась по наследству. Вот сейчас вентиляцию сейчас модно делать, а я и вентканал запросто обслужу… Поди плохо?».

«Поди плохо», — повторяет Игорь, а вокруг его головы летает сажа, символизирующая огонь и живое тепло. Именно поэтому считалось, что встретить трубочиста на улице – к удаче и счастью. На удачу следовало дотронуться до трубочистовой пуговицы. Пуговице полагалось сиять.

«Выбрал танго… — оказывается, Игорь уже давно говорит о другом, — по-любому, нужно быть всегда в хорошей форме, чтобы не свалиться с крыши. Спорт мне скучен – нет элемента неожиданностей и драйва. А вот танго – самое то!»

В свободное от работы время Игорь танцует танго с дамами — обнажены спины, высок каблук, щека у щеки. Дамы стреляют глазами и с трепетом ждут рассказов о героических буднях трубочиста.

Игорь вынимает новый инструмент — специальную щетку с разборной ручкой. Наворачивает щетку на первое звено ручки и вводит ее в дымоход, продвигая вверх, постепенно присоединяя очередные звенья. Толкает до потери сопротивления. «Ни в коем случае нельзя вращать щетку — одно из соединений может развинтиться и застрять в дымоходе», — назидательно говорит Игорь. Я твердо обещаю не вращать. Собачка тем временем возвращается из своего путешествия. Вид у нее сердитый, кряхтит и кашляет пуще прежнего. Игорь озабоченно сообщает, что подозревает у собачки подагру.

В конце работ убираю сажу. Сажа ужасно пачкается и трудно удалима. «Иииэх, — укоризненно говорит Игорь и приходит на помощь, — сразу видно, как вы, газетчики, непривычны к грязной работе». Не поправляю фактических ошибок. Колонка весело гудит, производя ровно окрашенное пламя. Смотрю, как трубочист Игорь налаживает поводок на мелкой собачке, как собирает ершики и прочее в рюкзак, выходит на лестницу, спускается по ступеням, держа спину необычайно прямо. Будто бы прямым ходом направляется на бал.

Один комментарий на «“Бал последнего трубочиста”»

  1. Besta:

    Так уж заведено у нас на Руси, — с православным вздохом говорит Игорь.
    Вот это перл!!! На какой такой “Руси” у него заведено? И что это за “православный вздох”? Фу. “ПРАВОСЛАВНЫЙ ВЗДОХ”, блеать, приходит же людям в башку такое!…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *