Люди

Майкл, хороший работник

Майкл, хороший работник

Автор:

06.10.2016
 477
 0

Как мы познакомились с Майклом: он позвонил в мою дверь. Точнее, в домофон. Не хотелось бы обобщать, но сейчас время тренькающих домофонов, а не открытых дверей. Так вот, Майкл появился осенним утром около восьми часов и прокричал в домофон:

– Здравствуйте! Откройте, пожалуйста, я Майкл, ваш курьер!

– Да? – спросила я, то есть сначала я спала, потом в ужасе проснулась от завывания домофона, потом сползла с кровати, потом как из огня сорвала трубку и уже туда говорила:

– Да?

Кот стонал рядом и требовала еды. Собирался упасть в обморок от голода.

– Я вот переговорить хочу, – сказал Майкл,  – вы отказались от наших услуг и абонентского обслуживания, а зря. Я пришел убедить вас, что вы были неправы. Откройте, пожалуйста, дверь.

Так он попросил, вполне вежливо. А чего он тащится именно ко мне – а потому что договор с ними заключала я, на установку двери, изначально, ровно миллион лет назад, но кого это волнует.

– Понимаете, – сказала я, – это жильцы общим собранием постановили, что не хотят абонентского обслуживания.

Кот толкал меня лбом и яростно орал. Он не понимает, когда люди уже проснулись, а он ещё не кормлен.

– Да я понял, – сказал Майкл, – жильцы. Но поговорить-то мы можем?

– Смысла нет, – сказала я, обещая коту немедленно отпустить пищи.

– Ну хорошо, – обиделся Майкл. И вроде бы ушел. Но вернулся. Через примерно час. Где-то бродил? Гулял по набережной? Шуршал желтыми листьями? Совершал заплывы? Обходил все окрестные дома с домофонами? Куда ступала его натруженная ступа курьера?

– Здравствуйте! – вновь поздоровался он, – это Майкл, ваш курьер. Забыл предложить. У нас сейчас акция. Установившим домофон Визит-РГДН-205-3-Ф – год бесплатного обслуживания. Год!

– Так у нас есть домофон. Вы в него разговаривает сейчас, – напомнила я.

– Подумаешь, ерунда какая, – успокоил меня Майкл, – этот демонтируем. Новый поставим. Я подсчитал, у вас с квартиры примерно по три тысячи рублей получится. Или чуть больше. Ну, это в зависимости от. Берете?

– Знаете, что? – сказала я, – давайте, я предложу жильцам. Уж как они сами. А вы мне позвоните. Потом. Хотя это странно, конечно, менять домофоны друг на друга.

– Или нет! – перебил меня курьер, – или мы вам дверь заменим! Целиком! Дороже, конечно, получится, но уж брать так брать!

Майкл помолчал и сладострастно добавил:

– Намного дороже. – И снова замолчал, будто выдохся.

Тут мне стало неудобно, что он обретается на улице и почти под дождем, открыла незамененную пока дверь, курьер немедленно поднялся. Невысокий худощавый мужчина средних лет, в полупальто цвета чайной розы и высоких ботинках со шнуровкой. Осмотрел меня в свитере и плешивых спортивных штанах. Кота рядом. Кот опять был голоден. Майкл нахмурился. Не одобрил. Наверное, к моему голосу он приложил картинку из домохзяйки 50-х на шпильках с помпонами, стиль пин-ап.

– Дверь новую! – повторил как-то безнадежно, – отличную. Почти бронированную. Как автомобиль губернатора. Все будет.

– Вы мне дайте свои предложения в каком-нибудь письменном виде, – придумала я, – чтобы ознакомить жильцов. Потому что иначе-то никак. И насчет губернатора не забудьте. Мои соседи любят оставаться с ним на связи.

– Нет, – совсем погрустнел Майкл, – нет. Я так не могу. Чтобы в письменном про губернатора. Для меня главное – это контакт. Вот я сейчас посмотрел и понял, что вы ничем из моего ассортимента не заинтересуетесь. К сожалению. Можно я хоть позвоню от вас? А то у меня мобильник разрядился. Причем два сразу.

Он зачем-то достал из кармана две черные трубки, обхватил правой рукой и немного помахал ими вдоль тела, будто священнослужитель кадилом.

Вынесла телефон. Майкл энергично подвигал кожей на лбу. Набрал номер. Сразу стал кричать:

– Танечка! Танечка! Не жди меня! Не жди! Да! Да! Да, да. И завтра тоже!

Потом набрал следующий номер, тоже длинный, и тоже наизусть. Снова покричал:

– Мусенька! Марусенька моя! Я буду в восемь! Девочка моя!

Улыбнулся с каким-то облегчением. Поблагодарил. Попрощался. Спустился небольшими, меткими прыжками. Майкл, курьер домофонной компании, хороший работник. Мне стало жаль, что я так мало о нем узнала. Но основной мессидж, простите мне это никудышное словцо, считывался сразу: Майкл, как и все мы, хочет жить и работать, виданное ли дело.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *