Самое глубокое метро 

В Питере и вообще самое глубокое в стране метро, а станция Адмиралтейская – глубже всех, минус восемьдесят семь метров. Над головой – гигантская стрелка компаса, перед глазами – панно на морские темы, в углу – елка по зимнему времени. Не успели разобрать, еще ведь целое крещенье впереди. Встаешь, такой, на ступенчатую ленту, и катишь себе в полном удовольствии, а рядом другие пассажиры катят тоже. Слева стоят, справа проходят.

Вот дама в коконе дорогого кашемира, слева и справа на груди нарядно нашиты алые шелковые бантики а-ля первомай. Крепко держит за локоть неприятного по виду мужчину во всем кожаном плюс вязаная шапка с ушами, и выразительно повторяет: проклятье! ты сломал мне жизнь! Мужчина отвечает спокойно: и почему это я всегда слышу нечто похожее?

Женщина с мелкой дочкой: то есть, это ты выбила Норе зуб? Тогда почему тебе вручили серебряную звезду в этот день?

Мужчина, хорошее пальто, начищенные ботинки, в телефон: Москва готовит документацию. С процентной ставкой будем еще играть, но главное – не допускать к делу Игоря. Я подскочу к тебе на Верейского.

Пожилая женщина в трубку, строго: если будет мальчик, хорошо бы его назвать в честь отца. Что значит – глупо? Я твоего отца имею в виду, а не этого. И вообще, ты уверена, что в положении? Четвертый месяц, а ничего не видно, наверняка ты плохо питаешься.

Две девицы в коротких куртках и высоких ботинках на шнуровке: прикинь, она такая прилипчивая, такая прилипчивая, только рот откроет и уже давай плести жалостные истории о том, как она вернулась из спортивного клуба, а Виталий выуживает из унитаза презерватив.

Подтянутая молодая дама с лицом тренера по йоге своей спутнице: это превосходная духовная практика, дорогая, очень тебе рекомендую. В пять часов утра ты уже на ногах и помогаешь людям, что может быть лучше. Спутница, кутаясь в вышитую пашмину: да что угодно.

Юноши с тубусами: и, конечно, вчера он опять был ослепительно пьян. Когда уходил уже после полуночи, мы его для смеху спросили, куда. Ответил, как и всегда: к решеткам Летнего сада.

Старуха в шали другой старухе в шали: они так странно общаются! Вообрази, у Валечки появился любовник, она сразу же рассказала об это Юрочке, добавив, что если он сумеет выработать правильную позицию в создавшейся ситуации, то это станет для него бесценным опытом.

Хмурая женщина в телефон: вчера приехали, сейчас в Эрмитаж. Не знаю. Не знаю. Да не в восторге, если честно. В отеле такая дежурная неприятная. Микроволновки нет. Да и город – ничего особенного. Ну, речка. Да она и замерзла вся.

Мужчина в начищенных ботинках: мы и в прошлый раз закидывали эту удочку, но ничего не получилось, сейчас важно держать лицо и не отступать от заявленных позиций. При нынешнем состоянии экономики даже такая сделка нам на руку. Главное, чтобы Игорь до последнего оставался не в курсе. Ты понимаешь.

Мать и взрослая дочь: расскажи по порядку. – Я чувствую голоса в правой половине головного мозга. – Так! Что они говорят? Ты видишь лицо? Это женщина? Смотри вокруг! –  Ничего не вижу (монотонно) . Слышу голоса. Они кричат: умри, тварь! – Быстрее в кристалл! Становись в кристалл и смотри оттуда! Видишь лицо? – Вижу лицо. Это светловолосая женщина. И вокруг волки! – Держись кристалла!

Мальчики лет десяти: только давай в этот раз нормально сохраним секрет. Это значит, что ничего не скажем Сашке. Если бы не его длинный язык, мы бы сейчас не здесь с тобой ехали. – А где? – В Финляндии, разумеется. Или в Дании. Да, в Дании, стране королей.

Девушка в ярко-желтом пальто плюс неожиданная лиса вокруг горла – телефону: совсем рехнулась с этим секретом фаршированной курицы, запирает на весь день свою комнату и дополнительно ящик стола.

Пожилая женщина вся в черном — встрепанному мужчине в рабочей одежде: поймите меня правильно, эта должность – выборная. Жильцы нашего дома отдали свои голоса мне, и я не могу их подвести. Должна оправдать доверие. Прошу вас, Геннадий, сохранять на своем ответственно посту трезвость. Хотя бы до четырех часов дня, это вам не слишком сложно?

Зрелые супруги, она на ступеньку выше, и получились одного роста: ты остаешься самой красивой женщиной, что я видел за последние тридцать лет! – Ты так говоришь только потому, что это правда.

Женщина в финском теплом пуховике, сердито, телефону: и есть такая категория мужчин, которым всякий раз сходит с рук обращение «малыш»!

Семья с небольшим мальчиком, плотно упакованным в яркий комбинезон: а в субботу поедем в Кавголово. – Это зачем? – Кататься на лошадках. Звонила Оля, они чудесно покатались в прошлые выходные. – Прекрасно. Зимой на лошадях, летом на лыжах, всё, как вы с Олей любите.

Молодые люди компанией из пяти шести разнополых особей: два дня на Питер, день на Москву, потом  в Казань! – В Казань-то  зачем? – Отожраться, Петь!

Женщина в норковой шубе своей спутнице в жилете из чернобурки: и она так всё хорошо придумала, завела три приложения в айфоне, каждое с именем любовника. Получилось очень удобно – француз, фотограф и Федор. – Какая все-таки сука. – Это да.

Мужчина с красным замерзшим лицом в трубку: всё купил, только не знаю, что такое лук-порей, взял обычного. Репчатого. Нет, не красного. Нет, не вернусь. Нет, не присылай ссылку!

Девушки черно-белой чаячьей стаей, тревожные вскрики: родители сказали, что буду рады видеть на похоронах всех. – Ну уж буквально рады. – Но надо же им было что-то сказать. – А я не пойду. – Это некрасиво. – Да, некрасиво? А поступать с нами как с мусором – красиво? Ты посмотри, что он со мной сделал, с Настей сделал, с Соней. – Но ты же его любила. – Ты его тоже любила.

Мужчина в начищенных ботинках: и помни, что микрофинансиста, как волка и проститутку, кормят ноги.

Вот и восемьдесят метров минус. Мраморный перрон подземной станции. Панно с Петром, конечно же, первым, в аквамариновых тонах. Поезд в сторону Садовой прибывает. Начищенные ботинки делают шаг, и едут по маршруту. Девушки-чайки останавливаются под Петром Первым и продолжают разговор.

 

фото: metro.spb.ru

Самое глубокое метро ”: 1 комментарий

  1. Здесь — http://vsev-47.ru/istoriya-peterburgskogo-metro-v-faktax/
    написали — «Адмиралтейская являлась станцией-призраком рекордно долго: с
    1997 по 2011 год, так как авторы проекта долгое время не могли
    приступить к началу строительства вестибюля: его планировалось построить
    на месте жилого дома, чему, разумеется, препятствовали жильцы и были
    против этого. Однако спустя неколько лет разногласия между жильцами и
    метростроем были решены, и дом всё-таки снесли». Мне совершенно
    непонятно — почему вестибюль этой станции не построили в другом месте
    рядом, не снося жилой дом, чтобы не раздражать жильцов? Тогда бы было
    всё замечательно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *