Люди

Егор Чичканов: «В кино с детьми нужно говорить о сложных темах понятным языком».

Егор Чичканов: «В кино с детьми нужно говорить о сложных темах понятным языком».

Автор:

10.04.2015
 375
 0

В дошкольном и школьном возрасте я терпеть не мог так называемые «фильмы для детей». Особенно коробила, прямо-таки до рвотного рефлекса, актерская игра моих сверстников. Картонная ходульность, фальшивая патетика, наигранная искренность детей-исполнителей в большинстве советских фильмов — все как-то не то чтобы не вызывало зависть к мальчикам и девочкам на экране, а навевало чувство тоскливости и стыда. Самое жуткое, что это ощущение почти не исчезло, когда пять лет проучился на специальности театральной режиссуры… Увы!

Однако нельзя не признать, что и в рискованном жанре детского кино можно найти зерна среди плевел. Даже и  жемчужные. Особенно радует, что творческая удача принадлежит не просто соотечественнику, а даже земляку. Пусть и уехавшему из родного города покорять культурную столицу страны.

7 апреля в самарском кинотеатре «Киномечта» состоялась премьера детского приключенческого короткометражного фильма «Ты идешь или нет?». Санкт-петербуржский режиссер Егор Чичканов снял его прошлым летом в красивейших заповедных местах Самарской области. Кинолента представляет собой психологический триллер с элементами мистики и психоанализа. Показанное через призму детской фантазии необычайное путешествие двух братьев (7 и 12 лет), сбежавших из дома по причине тяжкой атмосферы грядущего развода родителей. Экспедиция мальчишек, стремящихся спрятаться от равнодушного мира старших, где одно из главных действующих лиц – это волшебное пространство лесов, холмов, полей и рек самарского края. Странствие, в ходе которого детям предстоит понять, что значит повзрослеть.  Что напоминает по тематике сюжет фильма Уэса Андерсона «Королевство полной луны». Сложные взаимоотношения между разновозрастными братьми, борьба каждого со своими страхами — психологический  фон конфликта раскрывается на фоне действительно потрясающих пейзажей. Удивляет, что все они у нас, живущих в Самаре, буквально под боком.

Не хочется раскрывать сюжет фильма, но трейлер можно посмотреть ЗДЕСЬ

кадр из фильма

Этот фильм, над созданием которого трудились почти полсотни человек, можно назвать на 100% самарским. Исполнители главных ролей – юные спецкоры телестудии «Товарищ», изготовитель причудливых магических декораций – самарский дизайнер Елена Филиппова, продюсер – руководитель агентства широкого кругозора «Kasha» Александра Карелина, а оператор Вадим Гусев и сам режиссер Егор Чичканов, хотя и работают в Санкт-Петербурге уже много лет, до сих пор каждое лето приезжают в родной город, чтобы снимать чудесные добрые фильмы. Одна из последних работ Егора, фильм «Должностные обязанности» участвовал в крупнейшем азиатском кинофестивале короткого метра AISFF в Сеуле (Южная Корея) и специальной программе Short film corner Каннского фестиваля этого года. Егор уверен, что первыми зрителями его «летних» фильмов должны быть именно самарцы, а потом уже весь мир! Кроме премьерного показа фильма «Ты идешь или нет?» зрители увидели новую версию детского фильма Чичканова «Команда», снятого летом 2013 года в Академии Наяновой.

На премьере в «Киномечте» был аншлаг – 400 человек еле вместились в два зала, каждый из которых рассчитан всего на 150 человек. Корреспондент «Новой газеты в Повольжье» поинтересовался у Егора Чичканова: как, кому  и зачем нужно детское кино?

Егор Чичканов

–  Откуда пришла в голову сама история такого сценария? Что-то из личной жизни? У тебя есть братья или сестры? Или собственные родители были в предразводной ситуации?

–  Тут несколько элементов. Смешалось вместе желание снять еще один детский фильм, желание снять его в Самаре, использовать в кадре все выразительные возможности природы Самарской области, а также перейти на такое более образное повествование, где на довольно простой сюжет будет нанизана сложная метафоричная структура. Еще очень хотелось поработать в жанре магического реализма, когда не ясно, где в реальность повествования вплетается вымысел.
Братьев и сестер у меня нет, но я слышал многие истории от своих друзей, у которых они есть. И этих впечатлений хватило, чтобы построить некоторые важные моменты в фильме.
Родители мои развелись, да. Это, конечно, серьезный момент, но я не уверен, что могу открыто рефлексировать на эту тему и так напрямую перекладывать свои эмоции в текст. Но мне кажется, что современный герой – это герой без отца. Наше поколение точно. По крайней мере, в моем мире у меня создается ощущение, что все мы чего-то недополучаем, поэтому и заполняем это все фантазией. Какая-то у меня внутренняя уверенность в этом. Это проецируется на ситуацию, как и культурную, так и социальную. Причем поголовно у всех. 

фото со съемок фильма

– Образы игрушечных монстров, которые являются одному из главных героев фильма – младшему брату – явно напоминают некий реверанс в сторону то ли психоанализа, то ли личной мистики. Что ближе? А если не то и не другое, то откуда взялись эти персонажи в голове автора?

– Так как основная тема у меня тут «принятие» – принятие факта взросления, принятия ответственности – то я решил опираться на известную структуру из пяти стадий принятия смерти – отрицание, гнев, торг, депрессия и, наконец, принятие. Эта структура и легла в основу идеи. Каждый этап раскрывается в отдельной сцене, в отдельном образе. Образы раскрывают отношение главного героя, младшего брата, ко всему происходящему.
Образы я искал долго. И то, что я придумывал, было слишком оторвано от реальности. Некоторые четче с точки зрения как раз истории вопроса, образов в изобразительном искусстве соответствовали тем задачам, что я ставил. Но остальные участники съемочной группы помогли вернуть меня в реалистичный ключ и связали эти образы с теми игрушками, которые вполне могли бы быть у маленького мальчика, при этом полностью сохранив настроение и смысл. Более того, некоторые решения, в которые я поначалу не верил, оказались даже более выигрышными. За это спасибо продюсеру Саше Карелиной, линейному продюсеру Артему Алашееву и нашим художникам-декораторам Елена Филиппова и Елена Молостовой, которые смогли эти идеи так эффектно воплотить.

– Как изначальный замысел “обрастал мясом”? Что пришлось отсечь в итоге?

– Признаться, я этого сценария боялся. Тут пришлось взвешивать все слова до последнего. Я расписал все сцены с точки зрения действий, расписал, как они должны работать и куда вести, но очень боялся работать с репликами и конкретным действиями, собственно «мясом» фильма. До последнего не был уверен ни в чем. Но, когда мы съездили в экспедицию по поиску локаций, я был так вдохновлен, что завершил этот этап за два дня буквально. Выкинуть из сценария пришлось некоторые вещи, которые не работали с точки зрения истории и были там просто лишними. Часто приятно увеличить хронометраж, чтобы дать фильму более медленный ритм, но на деле выходит часто, что лучше убирать лишнее, чтобы не потерять зрителя и идею. И многим пришлось пожертвовать из-за сложностей в производстве. Мы, все же, были ограничены с точки зрения бюджета и производственных возможностей.

фото со съемок 2

–  Все кого я знаю, из работавших со взрослыми и детьми на сцене и в кадре,  утверждают, что с маленькими артистами работать намного труднее. Насколько это так? Какие самые каверзные моменты были в плане работы взрослого режиссера и столь юных исполнителей?

– С детьми очень тяжело. При съемках «Команды» у нас в одной из сцен было 50 детей. Мы чуть с ума не сошли, было очень трудно удержать всех. Но нам понравилось, и мы решили снять еще фильм с детьми. Но тут оказалось тоже очень тяжело, местами даже тяжелее. Дети быстро устают и плохо держат внимание. Самая главная трудность – ребенку сложно поставить задачу. Чем он младше, тем сложнее найти аргументы и мотивацию для него, чтобы он смог поступить именно так, а не иначе. И именно тогда, когда нам это нужно. Но самое страшное – это невозможность получить тот уровень актерской игры, что хочется. После этого проекта стало ясно, что в детских фильмах на первом месте должны стоять вопросы кастинга и репетиций, в рамках которых нужно буквально научить ребенка играть так, как нужно. При съемках этого фильма у нас не было достаточно времени, чтобы это все решить. Поэтому часто приходилось искать немного иные решения для сцен и постоянно сдвигать график. Но в целом работа с детьми открывает и иные качества твоего материала – такую искренность и непосредственность сложно найти у взрослых опытных людей. А часто это определяющие качества для фильма.

фото со съемок 4

– Чем привлек жанр магического реализма? Ведь он мало кому хорошо дается? 

– На самом деле с каждой новой работой я стараюсь пробовать себя в чем-то новом. Мне кажется, этот жанр идеально подходит для детского фильма, там много возможностей, показать то, чем ребенку сложно поделиться, что он сформулировать не может. Сейчас у меня еще много новых проектов, и все они в разных жанрах, и очень не похожи друг на друга. Мне интересно пробовать и находить новые инструменты и особенности киноязыка, которые я могу использовать, чтобы рассказывать истории.

 – Когда Вы сняли свой первый фильм? И в какой момент осознали, что не можете не снимать?

фото со съемок 3

– Монтировать клипы на двух видеомагнитофонах и снимать на VHS я начал давно в школе. А вот свой первый осмысленный фильм я снял, будучи студентом. Специальность, на которую я поступил (полное ее название режиссер театра и кино, специализация режиссер-мультимедиа), предполагала большую часть времени работу с компьютером, а снимать нам не давали. Но я очень хотел и мы самостоятельно с друзьями, опять же в Самаре летом 2006 года, сняли очень наивный и местами нелепый комедийный пародийный фильм «НИНЖА». Два года я не решался его доделать. Но он, вдруг, очень хорошо показал себя на различных фестивалях. Он очень плохо снят, на обычную бытовую камеру, в главных ролях мои друзья, но в нем было столько энергии и юмора, что он выигрывал даже у профессиональных работ. Я получил много положительных комментариев, профессиональных контактов и немного уверенности в своих силах. Этот заряд с тех пор я всегда стараюсь сохранять с собой. Очень важно иногда получать поддержку на своем пути, потому что чаще встречаешь лишь сопротивление. После этого мы снимали очень много всего — от видеоподкастов до пародий на полицейские боевики. Но серьезным продолжением своей короткометражной кинодеятельности я считаю съемки фильма «Лучший друг». Фильм тоже во многом очень наивный и простой, но он путешествовал по различным зарубежным и отечественным фестивалям и очень многим понравился. После этого меня уже как-то не остановить, и продолжаю снимать постоянно, каждый раз все серьезнее и сложнее подходя к новому фильму. Теперь не снимать я уже не могу. Не знаю, к чему это все приведет, но мне очень нравится этим заниматься. И главное, мои работы нравятся и другим.

– Я увидел в резюме, что в коллежде Наяновой  у Вас была химико-биологическая специализация вместе с гуманитарной – био-химия помогла хоть в одной из короткометражек или клипов?

– Очень. Кино – очень технологичный вид искусства. Поэтому там творчество и осознание особенностей производства фильма идут рука об руку. Если ты разбираешься в процессе, разбираешься в его составных элементах, тебе легче работать, потому что ты знаешь, что и как будет работать. Главное не увлечься чем-то одним. Тут нужен баланс. Ну и сами съемки – это хаос, в котором важна структура. Творчество без структуры работать не будет. И то, что я успел поучиться и на этом, и на другом направлении, мне очень помогает.

кадр из фильма 2

– Насколько тяжело режиссеру мультимедиа прожить своим искусством не опускаясь за заработком в “галимую попсу” и поток рекламных отбросов?

 – Зарабатывать только своим искусством невозможно. Может быть, в каком-то из иных миров, но не в этом. Либо до этого нужно очень долго идти, когда любое твое произведение автоматически станет коммерчески прибыльным. Дело в том, чтобы сделать фильм нужны деньги, чем серьезнее и сложнее фильм, тем больше нужно денег и так далее. Поэтому даже у великих ныне живущих авторов часто большие проблемы с финансами. И я снимаю много чего. Я не считаю зазорным делать коммерческие работы. Сегодня по праву можно говорить, что в рекламе есть место искусству. Нужно обладать вкусом и понимать, с чем имеешь дело. Главное не делать чего-то нечестного и просто плохого. Нужно находить в любом коммерческом проекте что-то, что будет тебе интересно, что сделает тебя лучше и сделает лучше тем, для кого этот проект создается. Ничего не мешает привносить туда мои идеи, мои мысли, мои находки. Это тоже очень вдохновляет. Главное, отдавать себе отчет в том, что ты делаешь и понимать грань между искренностью и фальшью.

Из пресс-релиза фильма: “Одна из последних работ Егора Чичканова, фильм «Должностные обязанности» участвовал в крупнейшем азиатском кинофестивале короткого метра AISFF в Сеуле (Южная Корея) и специальной программе Short film corner Каннского фестиваля этого года.

 – Как удалось попасть на такие крупные фестивали? Насколько трудно продвинуть туда свою работу? Что это в итоге приносит авторам ленты кроме диплома-бумажки об участии и лишней строчки в резюме? Есть ли планы свозить на какие-то фестивали “Ты идешь или нет?”  Какой и где ближайший показ будет – в Москве или может в Питере?

– Сейчас, благодаря Интернету, нет проблемы отправить свой фильм на любой фестиваль. Нужно только перевести его и подготовить все по правилам. Многие принимают по почте – с этим тоже нет проблем. Важно запастись терпением и верой в себя и пытаться попасть везде, где только можно. Ведь фестивали для короткометражного кино – это основная часть рынка, единственный способ быть в индустрии и как-то позиционировать свою работу относительно работ других авторов по всему миру. А любая награда или упоминание дает такой заряд энергии, что его хватает на производство следующего фильма. Если работа хорошая, можно быть уверенным, что ее точно заметят. Не на этом фестивале, так на другом. Главное – не сдаваться. «Ты идёшь или нет?» точно будет путешествовать по фестивалям, сейчас мы заканчиваем ее подготовку, и уже в скором времени, надеюсь, будут первые отзывы.

Дата ближайшего показа мне не известна. Часто я приглашаю зрителей на показы в рамках какого-либо фестиваля, если он проходит в их городе. Буду рад, если у нашего продюсера получится договориться о показах в Москве, уверен, что и в Петербурге организуем. И будем надеяться, что фильм примет участие в как можно большем количестве фестивалей, что означает, что его сможет увидеть много зрителей.

кадр из фильма 3

– Все Ваши фильмы делались на личные деньги – я правильно понял?  Неужели не пытались найти спонсора для «Ты идешь или нет?” или воспользоваться краудфандингом? Последнее сейчас вроде пользуется популярностью у творческих проектов.

– На личные деньги, да. Спонсора на второй фильм пытались найти, но не успели, сейчас ищем постфакутм. А краудфандинг – это достаточно долгая история и не понятно, выгорит она или нет. Нужно заранее походить к этому вопросу. А у нас были очень четкие даты, мимо которых мы не могли двигаться, поэтому решили все сделать сами. Но с новым проектом одним я хочу попробовать, почему нет.

– Кино “кино про детей” и “кино для детей” – в чем принципиальная разница? Конечно, понятно, что где-то, и даже наверное часто, эти две вещи пересекаются… но есть ли граница? Можешь сформулировать?

 – Потому что с детьми нужно говорить о сложных темах понятным языком. Они же считываю все совершенно иначе. Они видят все точнее и чище. Как только автор начинает отдавать себе в этом отчет – это кино для детей (ну помимо логичных возрастных ограничений). А кино про детей – это уже про ракурс, про точку зрения. Кино про детей может быть совсем не детским.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *