Люди

Ольга Олейникова: «Самое главное то, что эта музыка нужна мне»

Ольга Олейникова: «Самое главное то, что эта музыка нужна мне»

Автор:

25.04.2015
 129
 1

Почувствовав, что ее стало «слишком много» в Самаре, Ольга Олейникова, известная как джаз-исполнительница, решила уступить дорогу своим ученицам и поехала «покорять» Москву. Было страшно. Но хотелось дышать и двигаться вперед, поэтому Ольга пользовалась любыми возможностями, чтобы укрепиться, укорениться в столице. Выступала с разными коллективами, преподавала игру на флейте, была вокальным наставником на телешоу «Артист». И вот теперь, по прошествии практически 12 лет, она – лауреат международных джазовых фестивалей, финалистка третьего сезона проекта «Голос», руководитель вокальной школы-студии SUNNY SIDE SINGERS, учащихся которой можно увидеть и на клубной сцене, и на большом экране. В Самару Ольга Олейникова приехала, чтобы провести вокальный мастер-класс в музыкальном училище Шаталова, которое в свое время успешно окончила.

11164669_836596179729639_7737772182638425412_o

Я ПОМНЮ, КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ…

– В самом начале я познакомилась с группой, которой не хватало барабанщика. Мне пришлось освоить барабан. И те, кто смотрел «Голос» и видел, как я там исполняю вступление к Hold On I am Coming и один куплет на барабанах – да, это чистая правда, все было! Никто меня не страховал и не дублировал. Барабанщик вступил только со второго куплета. Мы тогда хорошо повеселились!

– Затем так получилось, что та группа, в которой я была барабанщиком, потеряла свою флейтистку. Она уехала учиться в Санкт-Петербург. И тогда я решила начать учиться играть на флейте. Собственно, учиться игре на флейте я как раз и пришла в музыкальное училище. И даже Самарскую академию искусств я закончила по классу флейты.

– Примерно в это же время я познакомилась с музыкантами, которые меня пригласили работать в джаз-оркестр «Мираж». О, это было давно, году, наверное, в 1996… Я была тогда совсем детка, кроха, очень всего боялась, но петь очень хотела, хотя совершенно не представляла, как это нужно делать. И о джазе не имела никакого представления, кроме песни Summertime. Однако уже в процессе, после того, как познакомилась с целым пластом интереснейшей музыки, развитие меня как музыканта пошло семимильными шагами.

МЕНЯ ДО СИХ ПОР НАЗЫВАЮТ ДЖАЗОВОЙ ПЕВИЦЕЙ

– И вот я попала в коллектив Николая Мачкасова и Григория Файна. Файн стал меня приглашать выступать вместе с ним в Москве, в московских джазовых клубах. Таким образом, я так там и обосновалась… Я ехала в Москву, никого там не знала, никто не знал меня. Но через некоторое время попала в музыкальную компанию к Сергею Манукяну. Мы выступали с ним в 2005 году, здесь, в Филармонии. Тогда мне очень хотелось встать на ноги, поэтому я пользовалась любыми возможностями, чтобы укрепиться в Москве. Параллельно работала в школе искусств флейтисткой, преподавала. В общем, разрывало меня очень сильно!

– Так, через некоторое время я оказалась в коллективе Николая Арутюнова. Это наш такой, можно сказать, корифей блюза. Что самое интересное, когда мы с Юлей Денисовой вместе пели в джаз-оркестре «Мираж», как-то она принесла запись группы «Лига блюза»… Могла ли я подумать, что потом буду сидеть в жюри на конкурсе с девушкой, которая пела на бэке в этой записи? Это была Мария Кац, мы познакомилась, когда были вокальными наставниками на шоу «Артист» на России 1.

– Меня до сих пор везде называют джазовой певицей! Хотя с тех пор, как я уехала в Москву, я перебрала столько жанров: начиная от хулиганского свинга, джамайки, которую мы пели во всю, до старинной музыки – английского и американского фолка. У меня была такая, знаете ли, «кричательная» манера исполнения, из-за которой меня джазмены некоторое время чуть-чуть сторонились. Потому что мой темперамент… и все такое… С одним коллективом я исполняла как раз «кричательную музыку» – стиль соул, ритм-н-блюз, фанк, блюз-рок… Кстати рок-н-ролл, Элвис Пресли и другие – я тоже очень люблю, с детства. У меня был опыт выступления: я пин-ап дива, с таким, знаете ли, коком и декольте, с контрабасом, все как полагается… при этом очень хулиганское пение!

ОЛЬГА И ЕЕ УЧЕНИКИ

11141761_836596169729640_899341754536560271_o

– У меня изначально не было вокального образования, но петь очень хотелось, любилось и как-то даже получалось, поэтому ко мне стали поступать предложения преподавать. При этом я всегда говорила, что не имею на это морального права – у меня нет образования. Тем не менее, моя способность воспринимать, чувствовать человека и мой опыт позволили мне стать на этот путь. Работала я в большом научно-исследовательском институте, руководитель которого очень хотел, чтобы у него был хор. У меня была ученица, интересная такая девушка. Как-то мне позвонили и сказали посмотреть ее, приходит девушка и этаким басом «Здрасте, Ольга Михална!». Это была Джулиана Стрейнджлав. Кто смотрел первый сезон «Голоса», знает. Так вот это моя малышка. Она прошла долгий путь: из нее пытались сделать прекрасную фемину, с высоким женским голосом. А на самом деле в ней живет настоящий рокер, и мы с ней по этому пути и пошли. В этом и был наш успех – ее взяли на прослушивание. «You can live you hero» Джо Кокера – и мы разорвали зал.

– Естественно, она позвала меня в группу поддержки. Когда я оказалась там, в этой стресс-комнате рядом с Дмитрием Нагиевым, я не знаю, кто из нас больше волновался. Меня вот так всю колошматило. И у меня была такая мысль: я, сюда – да никогда! Точнее так: «Ну, если она пошла, то…» И второй голос: «Я? Сюда? Никогда!» Это туда выйти, и все на тебя будут смотреть, да еще нажмут на кнопку или не нажмут… Это был первый сезон «Голоса», я тогда отождествляла себя со своей ученицей, и я видела, как ребята там переживают, покидают проект…

SUNNY SIDE SINGERS

– Прошло два года с тех пор, и за это время моя профессиональная жизнь качественно изменилась. За это время у меня возник коллектив – я не могу это назвать школой, это такое поющее сообщество… Все начиналось с обычных вокальных тренингов, когда я собирала ребят, показывала упражнения, мы пробовали разные песни, а потом это переросло в регулярные занятия: я стала рассказывать об истории музыки, с чего начиналось то, что сейчас есть: фолк европейский, фолк американский, блюз, как потом пошли различные ответвления… Я рассказывала, и мы тут же пробовали. И вот за 4,5 года существования нашей музыкальной компании, мы стали хором из 35 человек, который называется SUNNY SIDE SINGERS.

– Мы принимаем участие в концертах разных артистов. Вот, например, пели госпел с Денисом Мужиковым, с группой «Браво» недавно выступали, с Ириной Богушевской. Знаете, это все меня само как-то нашло.

– И тут случился третий сезон «Голоса»…

ВО ВЕСЬ ГОЛОС…

– Я сижу, дрожащим пальчиком нажимаю, это чистая правда, послать анкету или не послать. Да-нет, да-нет… Я, конечно же, не верила, как и все, наверное, что меня туда позовут. Но случилось то, что случилось: я туда пришла, и ко мне повернулись все наставники. После того, как я от волнения представилась Ольгой Михайловной, естественно, на меня сразу повесили, налепили на лоб «Михална», на что я не обижаюсь совершенно.

– Я выбрала Диму Билана. Во-первых, он повернулся последним. Это меня подстегнуло, как это так! Но это не главное, конечно. На самом деле я знала, что в его команде всегда народ пестрый, разный, интересный, не подверженный какому-то одному течению. И там можно было как-то себя найти, не подстраиваться под классический роковый взгляд, например, Александра Борисовича, или под джазово-латиноамериканский Леонида Агутина.

– Так получилось, что на всем проекте Александр Борисович всегда так благосклонно ко мне относился. Поэтому – нет, я не боялась его критики. Даже когда он меня ругал. У меня был этап, когда я вышла с больным голосом. Он меня журил, но я видела, что он переживает. Мне было приятно, что его зацепило то, что я делаю. Я помню, какие слова он говорил мне после слепого прослушивания.

– В каждом из них я увидела живой отклик. И вообще все судьи очень душевные люди, интересно раскрывающиеся в разных ситуациях. Мне, конечно, жаль, что в дальнейшем проект будет развиваться без них, потому что мы все так к ним привыкли…

МУЗЫКА НЕ ИМЕЕТ ГРАНИЦ

11188305_836596173062973_1217622732275176683_n

– Меня часто обвиняют в не патриотизме… Был такой момент, когда мы выступали с хором в музее Скрябина, нам сказали: «Что ж вы поете американские песни? Это же не патриотично! Вам, наверное, платят американцы, чтобы вы отвлекали нашу молодежь…» Так вот это не правда, потому что музыка принадлежит людям, не важно, какой они национальности и какая у них культура. Вот сейчас у нас будет проект с Сати Казановой, где мы будем петь мантры: индуистские, буддистские, мусульманские. Этим самым мы хотим доказать, что музыка не имеет национальности, не имеет границ. Вот так я пою сама и предлагаю петь своим ученикам, в основном на английском языке.

– Кстати, чем хорош проект «Голос», так это тем, что он выносит на Первый канал музыку, о существовании которой многие даже и не подозревали. Собственно говоря, это та самая музыка, которая была изначально интересна мне, и которая дала толчок для развития всей популярной музыки, которая существует сегодня, не важно, на каком она языке.

СВОЙ ПОДХОД

– После того, как я покинула проект «Голос», интересное дело произошло… Видимо, Дима Билан несколько раз обмолвился о том, что вот Ольга Михайловна, она преподает, у нее ученики… И я не могу передать, сколько людей у нас в стране, оказывается, интересуется пением, вокалом и той музыкой, какую мне удалось продемонстрировать на проекте… Блюз, ритм-н-блюз, соул…

– Учеников сразу прошу спеть. Это вызывает стресс. Я понимаю, что это жестоко и надо бы по головке погладить. Надо бы как-то чайку там для начала… Картинка интересная была в Интернете – «Хвалить и кормить! Хвалить и кормить!». И я говорю так: сначала ты потрясись, а я посмотрю, что останется. Но я не нарочно, я не злая, правда, просто хочется сразу посмотреть, что мы имеем. И в большинстве случаев проблема всегда одна и та же. Это дыхание. Эта проблема одна у всех. И у меня. Кстати, как я боролась с волнением на «Голосе» – я делала дыхательные упражнения.

НАЙТИ СВОЕГО СЛУШАТЕЛЯ

– Я на своем творческом пути побывала и в ресторанах. Правда я была одной из нескольких певиц, работавших в ресторане, я была «специалисткой по джазу». У меня был джазовый день в ресторане! Но самое главное то, что эта музыка нужна мне. Тот первый коллектив, о котором я рассказывала, нас было четверо, у нас были музыкальные инструменты и на нас ходило очень мало народу. Но те, кто ходили на нас, ходили со слезами. Мы всегда их ждали, а они ждали нас. Мы пели такие песни, как Джоан Баэз The Tree They Do Grow High. На них народ рыдал… Я их пела на максимальном эмоциональном напряжении…

– Многие просто не знают о существовании такой музыки. Именно поэтому я организовала сообщество SUNNY SIDE SINGERS, где стала рассказывать о ней… Потому что эта музыка прекрасна! Ну и что, что она родилась там! Так уж получилось, что ее придумали люди, которые говорят на английском языке.

– Можно ли петь ее на русском?.. Сложно, не получится… Дело в том, что ее ритмика предполагает короткие слова, с меньшим количеством слогов, поэтому ее петь на английском удобнее. Но вот, например, тот же Николай Арутюнов составил целую программу фанковой музыки на русском. Можно петь, если очень захотеть! Эта музыка поется и на Первом канале, но она не так понимаема жителями нашей страны, потому что большие города и маленькие – это две разные планеты, к сожалению. Но любая музыка найдет своего слушателя, я считаю.

САМАРА ПО ОЩУЩЕНИЯМ

– В Самаре все хорошо с джазом, есть джазовые фестивали, есть джазовая студия «Движение». Девочка, которая там занималась у меня, Юлия Землянская, теперь, по-моему, там преподает. Мне сложно сказать о развитии джаза тут, для начала нужно окунуться в музыкальную жизнь Самары, прийти на какой-то концерт. Я тут слишком редко бываю. Вот надеюсь пообщаться со своими друзьями-музыкантами, и они мне все расскажут.

– Благодаря «Голосу» здесь многие узнали, что я делюсь опытом, причем делюсь с удовольствием. Так что хочу бывать в Самаре чаще, а не «галопом по Европам», как это было в январе с Денисом Мужиковым, прискакали и сразу уехали в Филармонию в Тольятти.

– У меня был выбор остаться в Самаре или поехать в Москву, и я поехала в Москву. Но когда появился выбор уехать из России или остаться, я осталась. Потому что кто еще здесь это будет делать? Должен же быть хоть кто-то, кто будет рассказывать и здесь об этом! Это же мировая культура! Люди, которые занимаются профессионально музыкой, должны это обязательно знать. Многое зависит от угла зрения. Если ты направлен только на классику, ты многое теряешь, если только на рок, ты тоже теряешь что-то… Чтобы была возможность себя найти, надо понять, где тебя больше резонирует, и уже в том направлении развиваться. Поэтому я своим ребятам даю всего по чуть-чуть. Везде есть развитие, все зависит от нас самих, главное, чтобы люди оставались, а не разъезжались все в Москву и Питер.

Один комментарий на «“Ольга Олейникова: «Самое главное то, что эта музыка нужна мне»”»

  1. ккк:

    Денис МАЖУКОВ. Поправьте, пожалуйста.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *