Люди

Графология – страшная сила!

Графология – страшная сила!

Автор:

27.04.2015
 237
 0

Казалось бы, в современном обществе графология мало кого заботит и трогает. Однако изучать почерки известных писателей, узнавая больше об их личности, как оказалось, довольно увлекательное занятие. Особенно же интересно нам узнавать о себе. Причем узнавать то, что не могут рассказать ни гороскопы, ни тесты в модных журналах. О зависимости почерка от характера человека рассказал участник «Библионочи» в Областной библиотеке, кандидат философских наук, специалист по графологии Вадим Заводюк.

 

– Вадим Григорьевич, графолог – это ваша профессия? Как становятся графологом?

– Нет, я психолог, работаю в банке, а это у меня дополнительный инструмент. Я – бизнес тренер, специалист по оценке персонала. По почерку в том числе я анализирую характер человека. Графологом не становятся. Более того, я раньше вообще думал, что графология интересна только мне одному. Да, мне это всегда было интересно. И вот нас как-то отправили в Москву, в институт при Президенте Российской Федерации, где мы проходили спецкурс по графологии. Это дополнительное образование мне очень помогает.

– Как графология может в жизни помогать?

– Я боюсь вам рассказывать, но на самом деле графология – страшная сила. Я, когда понял, что значит подпись, сразу поменял свою. Кроме того, я понял, что можно, изменив подпись, изменить личность.

– Получается, ты влияешь на свой характер, когда начинаешь писать определенным образом? А что зависит от почерка и подписи? Они обычно говорят об одном и том же или все-таки о разном?

– Почерк складывается годами, при этом он может меняться на протяжении жизни несколько раз. Он меняется от настроения, состояния человека, он зависит даже от качества жизни, условий, в которых человек находится. А подпись – это маленький психологический тест, блиц-рисунок того, каким человек является сейчас, на данный момент. За счет подписи можно игнорировать дефекты почерка, то есть человек расписался, и вот такой он сейчас и будем таким в ближайшее время.

– Значит, подпись не зависит от настроения…

– Она всегда одна и та же. В разные периоды жизни она может также меняться, в зависимости от того, как меняется характер человека. Вообще за жизнь подпись меняется три-четыре раза. Это связано с определенными этапами взросления человека и становления его как личности. Первая подпись складывается, когда человек копирует подпись своих родителей. Вторая подпись человека – подростковая, он пытается, как Ницше говорит, стать львом, порвать этот мир, понять, проанализировать… Потом он как-то к этой жизни пристраивается, становится чиновником или бизнесменом, осваивает этот мир – и снова меняет подпись. А потом уже почивает на лаврах и пожинает плоды своей жизни, тогда у него и появляется последняя подпись.

– Что важно знать, изучая почерк? Есть ли какие-то общие принципы и с чего начинается анализ почерка?

– Главное в почерке не сам почерк, а размещение текста на листе. Семантически слева у нас находится прошлое, справа – будущее. Мы смотрим на расположение текста, какую часть листа человек заполняет: левую или правую, где оставляет свободное поле… Если текст смещается влево, то человек живет прошлым, если в правую, то живет будущим. Текст посередине – это наше настоящее. Если на листе нет практически свободного места и текст располагается от края до края, это говорит о том, что человек старается собой весь мир заполнить. Это говорит об эгоцентричности.

– На что еще стоит обращать внимание, рассматривая свой или чужой почерк?

– Например, куда тяготеют буквы, к этому тяготеет и человек: вверх – к господству, вниз – к подчинению. Наклон, конечно, важен. Он говорит о характере человека. Чем больше наклон, тем больше упрямства. Это также воля, стремление доказать другим что-то, импульсивность. Ровные буквы, хорошо прописанные, говорят о спокойном, ровном характере. Скорость письма также характеризует человека – его «скорострельность», его импульсивность. Медленный почерк говорит о скрупулезности, дотошности. Быстрый, неровный почерк говорит о холеричном темпераменте, порывистом нраве.

– Но это мы можем так охарактеризовать своих современников. Допустим, пришел человек к вам в банк, расписался, и вы уже поняли, что за человек. А если брать во внимание подписи людей, живших давно, каких-то писателей, поэтов? Что о них можно сказать, ведь речь уже пойдет явно не о скорости…

– Я могу сказать, чем они отличаются от нас. В большинстве своем у этих людей подпись и почерки каллиграфичнее, чем у наших с вами современников. Они более нормативны. Писатели, дети своей эпохи, а тогда было меньше информации, они не могли как мы смотреть на мир с разных точек зрения. Они, как гоголевский человек в футляре, жили в своем «футляре», так что почти у всех них подписи каллиграфические, выдержанные, размеры и наклон букв нормативны, петли – похожи. Все писатели 19 века в этом смысле похожи друг на друга. И они больше похожи друг на друга, чем на нас. Хотя Есенин, Блок или там Маяковский, казалось бы, очень разные по характеру люди.

– Это интересно! А что вы можете сказать о почерке, например, Есенина и Маяковского?

– Если взять почерк Есенина, сразу видна его вызывающая манера, повадки хулигана, даже буква С у него в слове Сергей непомерно большая. А чем больше начальная буква в подписи, то есть чем больше зачин, тем больше человек вкладывает в свой порыв энергии. И сравним окончание подписи – хвостик и маленькие, маленькие буковки. То есть он взял много-много силы, а все ушло в свисток… Дал слабенький выход своему первоначальному порыву. Он размахивался, но не бил, разворачивался, но ничего не делал. Это человек, у которого было много намерений, но мало результатов. Маяковский – совсем другой, это мятущаяся душа, это человек, который всю жизнь врал сам себе. Он не верил в советскую власть, при этом вынужден был ей служить. И эта дихотомия, противоречие между совестью и существующей моралью, двойные стандарты, сделали его подпись рваной. У него одна буква в одну сторону, другая – в другую. Мятущиеся слова, неровный нажим, периодами он вставляет в текст слова печатными буквами, что означает стремление к самоконтролю. Запутавшаяся личность, которая в итоге заканчивает самоубийством.

19208_837457312976859_6008594619301670910_n

 

– Можно ли сказать, что люди 19 века более утонченные, большие эстеты, видно ли это по письму?

– Конечно, они же получили другое воспитание. Они относятся к письму как к искусству, а не просто как к средству передачи информации. Поэтому они получали эстетическое удовольствие от самого процесса письма. Мы-то больше печатаем, чем пишем. Они же выводили каждую букву. У Пушкина ведь тоже мятущаяся натура, а почерк – каллиграфический. То есть он испытывал удовольствие просто от написания букв. А мы этого удовольствия не можем испытать…

11160645_837457309643526_6706408044703178503_o

Что раньше возникло: каллиграфия или графология?

– Хороший вопрос. Графология возникла еще в древнем Египте. У фараонов были писцы и советники, которые говорили, какой характер у того или иного фараона или правителя другой страны. С тех пор графология стоит на службе у госструктур. Всегда интересно понять характер какого-то человека, пользоваться его слабостями и так, чтобы об этом никто не знал. Поэтому всегда при дворе были как астрологи, так и графологи. То есть были люди, специально нанятые, заточенные под то, чтобы изучая почерк, понимать, как можно повлиять на определенного человека, управлять им. А каллиграфия появилась позже. В Египте она тоже была, но очень сложно выводить египетские иероглифы. Я бы так сказал, каллиграфия это для масс, а графология – для избранных, потому что несет в себе логос, то есть знание. Если каллиграфия – это искусство для искусства, ее можно сравнить с искусством оригами, то графология – инструмент для каких-то практических целей. То есть можно найти слабые стороны политика, просто посмотрев на его подпись, и начать использовать свои знания для манипулирования им.

– Нужно ли быть психологом, чтобы начать изучать графологию?

– Не обязательно. Скорее нет. То, что я психолог, мне даже мешает быть графологом. Потому что интереснее общаться с живым человеком, чем с его «следами». Я же в общении с вами, например, могу ставить какую-то гипотезу и перепроверять ее. А здесь я имею только элементы его деятельности, только то, что по рисунку можно сделать, по проективному тесту. Я имею в виду почерк, подпись – это все проективные тесты. Общаясь с живым человеком, соберешь куда больше информации. В общении раскрывается гораздо больше сторон личности человека. Кроме того, можно тут же проверить полученную информацию. А любой тест, любой анализ подписи – больше 50% достоверной информации не дает.

– Но, тем не менее, при общении человек может что-то скрывать, а когда мы посмотрим на его письмо, то всплывает скрытая информация.

– На бумаге мы встречаемся с его бессознательным. Да, это вряд ли узнаешь из разговора с ним. Общение говорит о сознании человека, а почерк – о бессознательном.

– Как вы считаете, есть ли будущее у графологии?

– Я использую графологию для работы в банке вот уже 10 лет. Мне это помогает понять, как вести себя с клиентами банка и соискателями. Принимая на работу, можно анализировать в том числе и подпись человека. Это дополнительный материал к его характеристике личности.

– Но это очень редко, не повсеместно… То, что человека берут на работу, изучив его подпись. Чтобы графология стала популярнее, наверное, нужно создать потребность в ней…

– А с чего вы взяли, что не на каждой работе принимают по почерку? Вам же об этом никто ничего не говорил. Это же закрытая информация. Возможно, что анализируют и почерк, и подпись. Я бы все знания разделил на два типа: явные и не явные. Есть знания сакральные, но они такие не потому, что какие-то сверхъестественные, а потому что они инструментальные. Например, я знаю, что когда человек жестикулирует левой рукой, он, как правило, лжет. И я в разговоре с вами, например, всегда смотрю на левую руку. Это инструмент, он мне пригодится, и я не буду рассказывать о своем знании остальным. Эти вещи передаются от учителя к ученику, в рамках какой-то культурной традиции. Это не те знания, о которых можно прочесть в желтой прессе и популярных книжках.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *