Места

Кладбищенские истории Чапаевска

Кладбищенские истории Чапаевска

Автор:

17.10.2015
 401
 0

Скандалы с кладбищами для Самарской области не в новинку. Регулярно в регионе поднимаются вопросы о незаконных захоронениях и ненадлежащих условиях содержания погоста. Особенно хорошо известна проблема кладбищ самарским дачникам.  Так уж сложилось, что дачи часто соседствуют с погостами.

В «Новую в Поволжье» обратилась жительница Чапаевска – Мария Павловна Миронова. Ее дачу сожгли. Участок Марии Павловны находится в том же Чапаевске, в СНП им. Мичурина. Этот дачный массив возник более шестидесяти лет назад – удобное расположение, большие участки, асфальтированная дорога – все это привлекло жителей Чапаевска и участки были быстро раскуплены.

Со временем на пятки дачникам стало наступать местное кладбище. МУП «Ритуал», который заведует в Чапаевске захоронениями, не церемонясь с огородниками, расширял и расширял территорию. Из окон дачных домиков видны могилы и памятники. Господин Маслов, который является руководителем МУП «Ритуал», видимо, по этому поводу не переживает. Волнует ритуальщиков одно – как получить новые территории под захоронения. Дачи отчаянно мешают их налаженному бизнесу. На той равнине, которую занимают садоводы со своими плантациями можно расположить не одну сотню могил, а если еще вдобавок и отстроить часовню, то деньги в карман ведомства потекут широкой рекой.

23 сентября 2015 года Мария Павловна, которая приехала на дачу вместе со своим внуком, увидела возле участка пожарные машины.  Оказалось, пожар уже был почти потушен, о нем на пульт дежурного сообщила женщина, которая пришла навестить могилу своего мужа.

– Свидетельница рассказала мне, что находилась в том момент на кладбище – напротив моего участка. Было около трех часов дня. В это время к даче подошли два молодых человека. Они зачем-то пригнулись к земле и уже через минуту вспыхнуло пламя. На кладбище свидетельница увидела еще двоих – они снимали пожар на камеру мобильного телефона. – Рассказала корреспонденту «Новой в Поволжье» Мария Миронова.

Пожары на даче пенсионерки уже были. В 2014 году. Мария Павловна рассказывает, что в первый раз сама лично видела, как незнакомый мужчина поджог траву возле ее дачи и скрылся. Во второй раз быстро среагировали соседи. Третий пожар стал роковым для дачи. Дом с верандой и насаждения погибли от рук вандалов. Все три случая возгорания были квалифицированные сотрудниками пожарной охраны как поджоги, о чем и были составлены соответствующие акты.

Дачный массив соседствующий с кладбищем – зрелище довольно жуткое. Разделяет эти миры живых и мертвых небольшая асфальтированная дорога. Кладбище будто надвигается на дачи, напоминая местным жителям о неминуемом конце. Оно не огорожено забором, дорога, обочина и вы находитесь у могил. Не о каких трёхстах метрах, которые должны разделять погост и населенный пункт, речи даже не идет.

IMGP0075

Участок площадью девять соток выглядит очень жалко. Вот сгоревший дотла дом, обожженные деревья и кусты, горы головешек. Где-то на участке осталась зеленая трава – яркие пятна среди разрухи и копоти. Электричество к даче Марии Мироновой не подведено, печки у нее тоже не было. Как могла загореться дача? По периметру некоторые сухие кусты огонь не тронул. Каким-то образом уцелели деревянный туалет и душ.  Задело пламя и забор соседей, оставив после себя черные следы на досках.

IMGP0071

IMGP0076

Далее Мария Павловна рассказывает о своем походе в местный отдел полиции: «Я пришла к правоохранителям 25 сентября. Дежурный, после длительных распросов, все же вызвал ко мне сотрудника. Он не представился, я знала только, что он майор, судя по погонам. Меня проводили в кабинет и сказали, что пока только опросят, после чего необходимо будет поехать на сгоревшую дачу. У меня на руках уже был акт, который выдал после проведенной проверки пожарный инспектор. Далее, что происходило в кабинете дознанием назвать было никак нельзя. Полицейский поучал меня, запутывал, задавал вопросы далекие от пожара. В итоге я сообщила ему, что отправлю заявление почтой, и попыталась забрать из рук полицейского акт о пожаре. Но майор не хотел мне его отдавать. Все же я забрала свои документы и ушла из отдела. После чего составила заявление в произвольной форме, направила его на имя прокурора города – Махова А.В. Позже мне пришло уведомление, что прокуратура передала бумаги начальнику О МВД по г. Чапаевску Камалетдинову Р.Р. Как продвигается сейчас расследование я не знаю, но и отказа в возбуждении уголовного дела я не получала.

В СНП им. Мичурина много заброшенных дач, кругом бурьян, кое-где видны следы пожара. В скором времени МУП «Ритуал» все же получит этот лакомый кусок города в свое пользование. Пока расширению кладбища мешают участки на линии, где расположена дача Марии Мироновой.

– До того, как начали поджоги, соседка по даче рассказывала мне, что нашими дачами открыто интересовались. Приезжали трое мужчин на синей «Ниве» рассматривали наши заборы, заглядывали внутрь и объявили соседям, что «приедут к нам договариваться». Но потом, видимо, решили, что договариваться это лишне. – Говорит хозяйка сгоревшей дачи. – Я ращу внука на свою лишь пенсию, мне никто не помогает. Заготовки, которые я делала на зиму, были серьезным подспорьем. Участок, который принадлежит мне по праву, я бросать не намерена. Понимаю, для чего подожгли мою дачу. Но я не отступлюсь. Мне нужно восстановить огород – без него моей семье будет очень тяжело.

Узнав о том, что больше негде выращивать овощи и отдыхать летом, внук Марии Павловны – двенадцатилетний Даня очень плакал. Для мальчика-инвалида, дача была единственной отдушиной в городе. Его даже не пугала близость с кладбищем, Даня играл в песочнице, загорал, дышал свежим воздухом. Мальчик – инвалид с детства, он не может ходить без сторонней помощи. Даня не может самостоятельно выйти погулять во двор или поехать со сверстниками в пионерский лагерь. Его круг общения только бабушка и учителя, которые ходят к нему заниматься. Дача была для него неким символом «нормальной» жизни. Он даже посильно помогал Марии Павловне – выполнял несложную работу, чтобы лучше подготовить зимние запасы. Теперь он не сможет поесть яблок и клубники со своего участка – его дача перестала быть кормилицей для нуждающейся семьи Мироновых. Мальчик понимает, что бабушка, должна будет экономить на игрушках, для того чтобы купить местных фруктов и ягод. А Даня так мечтал о конструкторе «Лего».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *