Места

Страна глухих

Страна глухих

Автор:

30.10.2015
 91
 0

31 октября в России отмечается День сурдопереводчка. «Новая в Поволжье» побывала в региональном отделении Всероссийского общества глухих и пообщалась с Мариной Ухмаковой, которая помогает глухим людям оставаться в социуме.

Самарское отделение Всероссийского общества глухих располагается в ДК «Аврора» (ул. Мориса Тореза, 107). Фундаментальное здание построено специально для этой организации. Дворец культуры двухэтажный, интерьер выдержан в стиле советского шика. На первом этаже величественно расположился бильярдный стол, вокруг него, примеривая кий к шару, стоят двое мужчин. Это члены ВОГ, они пришли сюда поиграть и обменяться свежими новостями. В «Авроре» для инвалидов по слуху все бесплатно.

Возглавляет самарское отделение Всероссийского общества глухих (ВОГ) председатель. Должность это выборная, и в настоящее время бразды правления находятся у Татьяны Анцыборовой. В кабинете председателя и назначена наша встреча с сурдопереводчиком Мариной Ухмаковой. Она обсуждает важные рабочие моменты с Татьяной Сергеевной, общаясь с ней на языке жестов.

– Присоединяйтесь к нашей беседе! –Весело говорит мне Марина, я присаживаюсь за длинный стол и благодарю сотрудников ВОГ, что разрешили мне приехать сюда и сделать о них статью. – В Самаре мало пишут про инвалидов, а про их объединения и вовсе предпочитают молчать. – Как бы оправдываюсь я, и завороженно смотрю на пальцы Марины, а она слушает меня, и тут же переводит речь Татьяне.

В Самарской области почти пять тысяч инвалидов по слуху, которые являются членами ВОГ. Среди них есть и слабослышащие и абсолютно глухие. В Самаре их 2400 человек. И «Аврора» для них место  значимое. Именно здесь происходит их общение, обмен новостями, сюда инвалиды по слуху приходят за помощью к психологу, юристу, переводчику.

– Если глухому требуется помощь в трудоустройстве, он обращается к нам. Берет переводчика и идет решать свои проблемы. Заболел человек, ему нужно к врачу – переводчик снова идет с ним. – Объясняет мне Татьяна Сергеевна. –  Пенсионеры хотят быть в курсе последних новостей, но не всегда на телевидении есть выпуски с субтитрами.  Несколько раз в месяц наш библиотекарь готовит так называемую «политинформацию» и рассказывает бабушкам и дедушкам о ситуации в регионе или мире. Да, они могут самостоятельно читать газеты, но иногда не могут понять какого-то речевого оборота или современного понятия, тогда теряется вся соль сообщения. А библиотекарь, владеющий языком жестов, прояснит непонятный момент доходчиво и быстро.

– А в каких отраслях работают глухие? Есть ли какие-то нормы, которые определяют условия труда? Как относятся сотрудники к инвалидам, которые работают с ними рядом?

– Главное для этой категории трудящихся – комфортные условия. А работают глухие в самых различных отраслях. И на заводах, и на фабриках. Молодежь сейчас все чаще выбирает профессии психологов, социальных работников. – Рассказывает Марина Ухмакова. – В учебных заведениях формируются специальные группы, и студенты осваивают выбранные профессии.

– Теперь все по-другому, – подхватывает председатель ВОГ. – Было время, когда на слабослышащего смотрели как на диковинную зверушку, не понимали люди, как инвалиды могут адаптироваться в обычной жизни и относились к ним настороженно. Теперь же все изменилось. Общество спокойно воспринимает глухих. В магазинах, в различных учреждениях всегда стараются помочь, подсказать. Пальцами не показывают! – Смеется Татьяна Сергеевна. – Когда я потеряла слух, мне было пять лет, мои родители тогда ужасно переживали за меня. Пришлось поменять общеобразовательную школу на специнтернат, где учатся дети с ограниченными способностями. Первый год мне было трудно, а потом я привыкла. Живу обычной жизнью. Но бывают некоторые ситуации, когда отсутствие слуха или переводчика рядом порядком действуют на нервы. Чувствуешь себя беспомощной.

Марина Валерьевна рассказывает о своей ученице, которая ехала в маршрутке по городу и не смогла вовремя предупредить водителя об остановке. Девочка доехала до конечной и пошла пешком в обратную сторону.

– Однажды, члены самарского ВОГ попросили меня организовать поездку в один их православных храмов города. Мы наняли автобус и централизованно прибыли на богослужение. Прихожане были очень довольны и после того, как они утолили свой душевный голод, мы все направились на выход. В это время меня останавливает женщина-служка. Кивает на мою группу и тихо спрашивает: «Вы куда теперь? К себе за город?». «Почему за город?». «Ну, такие же люди, наверняка, вместе где-то живут? Типа как в интернате, или гетто?». Я оторопела. Начала объяснять этой женщине, что все члены ВОГ — это самостоятельные люди, которые живут в своих семьях и ходят на работу. Для служки это было шоком. Она пояснила мне, что всегда была твердо уверена в обратном. И я уверена, что многие люди считают также, что глухие живут общиной и далеки от обычной жизни.

– В Самаре учат на сурдопереводчиков? – спрашиваю я.

– Нет, не учат. Переводчики вырастают в «естественной» среде. Как правило, это дети, которые родились в семье глухих. Только если с рождения общаешься с ними, можно в совершенстве выучить язык жестов.

Сотрудники ВОГ рассказывают, что многие родители, чьи дети изначально родились со слухом, а оглохли уже в течении жизни, не хотят приводить сюда своих детей. Они хотят, чтобы их чада росли среди обычных детей, считают, что в таком случае больше шансов на реабилитацию. Однако, с возрастом все равно люди приходят в «Аврору», потому что им нужна помощь в социальных сферах, а получить ее можно только здесь.

Татьяна Сергеевна говорит, что основной проблемой в ВОГ является нехватка сурдопереводчиков. Маленькая зарплата и каторжный труд не привлекают молодежь.

– У переводчиков в ВОГ есть несколько кабинетов. Но, их не застанешь на месте, они постоянно в «поле». Кто в поликлинике, кто у нотариуса, кто просто пошел помочь разобраться в бытовой ситуации. Специалистов катастрофически не хватает, и это основная проблема.

Марина Ухмакова родилась в семье глухих, она знает язык жестов с детства. В 18 лет пошла работать с детьми – инвалидами по слуху, стала впоследствии педагогом. Сейчас она трудится в школе-интернате № 4 в Самаре, а также принимает участие в работе самарского отделения ВОГ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *