Места

Дно весной

Дно весной

Автор:

23.03.2016
 503
 0

Знаменитая самарская пивная под боком у Жигулевского пивзавода, она же Дно — видная достопримечательность города, культовое место, каждый местный уроженец расскажет о нем множество историй и даже легенд, и я — не исключение. Направляюсь на Дно, там назначена деловая встреча, хороший день и солнце – неужели все-таки весна? Первый раз в этом году не мерзну на улице. Иду по набережной, она полна грязного снега и всякого мусора, но это запущение мне нравится странным образом — барственный, величественный хаос. Какой-то милый человек проходит мимо и громко поет «мы красные ка-ва-ле-ристы и про нас», неожиданно и прекрасно.

На Ленинградском спуске детская площадка еще пустует — няньки побаиваются провалиться в лужи и уронить туда подопечных младенцев, я пробираюсь к качелям. Наверное, это все-таки не качели, а карусели — такая платформа, ее надо раскручивать самостоятельно, отталкиваясь ногой, и я раскручиваю хорошенько! Получила огромное, незамутненное ничем удовольствие, а ведь почти забыла — как это хорошо, качели-карусели, когда мир вращается вокруг тебя. В детстве родители часто меня развлекали в парке культуры и отдыха имени, разумеется, Горького, там были такие лодочки, рассчитанные на двоих пользователей, и вот они взлетали, взлетали ужасно высоко и ветер свистел, и волосы били по лицу.

На Дне всегда оживленно. Ветер гоняет туда-сюда пустую баклажку, доносит запах солода разговоры посетителей. Один мужчина советует другому осуществить поиск Рено в Самаре. «Рено — это же неприхотливый, приспособленный к российским условиям автомобиль, — горячо убеждает один собеседник другого — Отлично заводится зимой, прекрасно «роет» снег, а об экономичности движка и говорить не приходится…” Прислонившись к капоту отечественного автомобиля, беседуют две пожилые женщины: одна важная, в темно-синем пальто, светлых чулках, лаковых сапогах, короткие волосы зачесаны назад, вторая попроще — в куртке из розовой болоньи, юбке в складку и вязаной шапочке. Розовая суетится, тараторит невнятное: «А мой-то приехал, а самой-то и нету, все углы обшарил, шмурыгал-шмурыгал…» Темно-синяя читает бумажную книгу, не отрываясь от страницы, строго: «Замолчите, Галина Ивановна, сейчас очередь подойдет, тогда и поговорим».

Очередь за пивом недлинная, но движется отчего-то медленно, и в ней на удивление много прекрасных девушек. Одна прекрасная девушка обиженно говорит своему спутнику: «Я не общаться сюда с тобой пришла». Другая прекрасная девушка спросила свою подругу: «У тебя клей и ножницы с собой?». Третья девушка классически разговаривала с телефоном: «И… не… думай… что… так произойдет еще хоть раз… что… я… позволю тебе так себя использовать и не любить…»

На железном боку металлического контейнера таинственного предназначения висит объявление, на тетрадном листке шариковой ручкой: «В организацию, занимающуюся распространением древней традиции саморазвития человека (энергетические практики), требуются:

  • дизайнер печатной продукции (буклеты, визитки, афиши проектов);
  • web дизайнер (оформление сайта);
  • копирайтер (тексты анонсов)
  • сотрудник общего направления».

Страшно захотелось пойти копирайтером в эту славную организацию и писать тексты анонсов, или пойти сотрудником общего направления и прислуживать за всё. Потому что на самом деле мое призвание – распространять древние традиции саморазвития человека (энергетические практики).

В ожидании нужного человека прогуливаюсь. Резво несутся по Волжскому проспекту автомобили, кидаясь грязью вперемешку в талым снегом. Чуть левее, в здании непосредственно пивзавода, имеется дивный ресторан «Фон Вакано», названный в честь пивзаводского основателя. Сейчас рядом с парадным его подъездом стоят двое упитанных мужчин в теплых еще дубленках, но без головных уборов, приятно видеть лишние свидетельства нового сезона. Ресторан «Фон Вакано» оформлен в нарочито русском и охотничьем стиле: чучела волчьих голов, оленьи рога, лохматые шкуры, массивная мебель из темного дерева, даже свечи. Еда русская, свежее местное пиво.

Как-то мы откушивали там с подругой, подруга была несчастна, ее обманул последний бой-френд, обнаруженный на сайте знакомств, и не только обманул в личном плане, а украл из подругиного дома тысячи полторы рублей и специальную штуку для процедур с лицом. И вот мы сидим, обсуждаем вороватого гада, и вдруг подруга замирает с полукартошкой во рту. Оказывается, гад служит в «Фон Вакано» официантом и обслуживает соседний столик. Подруга — женщина широкой души, она мгновенно предложила нашему официанту за те же полторы тысячи рублей поменяться столиками с гадом, и наш официант согласился. Через пять-десять минут гад стоял перед подругой, подергивая испуганно бровью и фирменным блокнотиком при серебряной ручке. Его ухоженное электричеством лицо выглядело бледным.

Под конец вечера подруга чувствовала себя полностью отомщенной, она чудесно провела время, глумясь над обслуживающим персоналом, серебряная ручка так и мелькала то тут, то там: подруга заказывала изобильно, критиковала беспощадно, в солянке отыскались волосы, рыба пахла мочой, дважды вызывался шеф-повар, на второй раз он уже буквально ел бешеными глазами гада. Японских палочек (как и блюд) заведение не держало, подруга просила добыть палочки и роллы с угрем, гад добыл, подруга сказала, что это какие-то странные палочки и отвратительные роллы и пусть гад споет караоке, раз такой недоумок. У нее в телефоне как раз была такая функция. Караоке — это очень по-японски, повторяла подруга.

И вот когда он затянул «Плыл под окнами запах сирени, до чего ты была красива, я твои целовал колени и судьбе говорил: спасибо», вот тогда она расслабилась, откинулась на спинку стула и закурила, наконец. Остаток вечера мы провели хорошо, много смеялись.

Тем временем, один упитанный мужчина без головного убора у парадного подъезда ресторана «Фон Вакано» размахивается и быстро бьет второго упитанного мужчину по уху и левой щеке. В отсутствие головного убора ничего не падает в страшную лужу у них под ногами. Все обошлось.

Появляется нужный человек, и я спрашиваю: «А почему мы встречаемся на Дне? Мы же не собираемся выпить пива?». «Не собираемся, — отвечает нужный человек, — но смотри, как тут интересно и зрелищно! Сколько лиц, сколько судеб!»

Второй упитанный мужчина как раз растирает побитое лицо. Судьба его туманна. С нужным человеком я соглашаюсь. Есть такой обязательный поворот сюжета романтической, например, комедии, когда у героев через тернии к звездам все уже хорошо, но в предпоследний момент — раз! — и все снова плохо. Называется — ложный финал: олигарх не хочет жениться на проститутке, прирученная невеста опять сбегает на рейсовом автобусе и так далее. Именно за такое нелепое построение я не люблю романтических комедий, даже лучших. Если бы я писала романтическую комедию, то никогда не снабдила бы ее ложным финалом. Да и зачем он, когда мимоходом навестишь Дно – а тут у каждого драмы, надежды, веры, любовь и даже драки, для усиления эффекта.

 

фото http://www.goldrussian.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *