Места

Небесный город или наши люди в Волгограде

Небесный город или наши люди в Волгограде

Автор:

06.06.2016
 115
 0

С началом лета из Самары на юг стали курсировать рейсы новой авиакомпании «Пионер». Её фишка – региональные перевозки, низкая стоимость билетов и советские условия: самолёты, маршруты, обслуживание. На днях корреспондент «Новой в Поволжье» вернулся из «пионерского» путешествия в Волгоград с подробным отчётом о новоиспеченном авиаперевозчике, великом городе и самарских журналистов в нём.

Перерождение

На самом-то деле компания образована ещё в 1994 году. Называлась она тогда «Аэросервис». Но в 2011 году начался ребрендинг: изменили название, фирменный стиль и маршруты. Сейчас реализуется концепция «региональных хабов», поэтому в парке авиакомпании появились старые добрые «Аннушки» (Ан-24). Это те самые маленькие советские самолёты, где 48 пассажирских мест, и которые летают исключительно между близлежащими регионами.

Официально Ан-24 выпускался с 1959 по 1979 гг. Однако, как уверяют первые лица «Пионера», все их воздушные суда полностью модернизированы. Как бы там не было, «Аннушка» всегда славилась в народе двумя вещами: во-первых, можно быстро долететь из региона в регион; во-вторых, этот самолёт сядет, где угодно (хоть в чистом поле, хоть на грунтовой дороге).

SONY DSC

Планируется, что «Аннушки» будут летать из разных городов Поволжья, в том числе Самары, на любимые в советское время курорты: Волгоград, Симферополь, Краснодар, Минеральные воды. Цены пока что радуют. Например, долететь из Самары через Волгоград до Симферополя можно за 4 180 руб., а с таким же транзитом до Минеральных Вод и Краснодара – за 5 419 рублей. Перелёт в сам же город-герой обойдётся вам в 3 790 руб.
Делегация самарских блогеров и журналистов, не жалея себя, отправилась по последнему маршруту, чтобы испытать на себе неосоветские условия авиаперевозок и просто поглазеть на славный город Волгоград.

Один большой мемориальный комплекс

Об «Аннушке» мы узнали, когда нас непосредственно подвезли к ней на автобусе. До этого самарские журналисты и блогеры задорно мяли свои авиабилеты, предвкушая быстрый и комфортный перелёт в Волгоград, где их ждали номер в гостинице и вкусный завтрак. При виде АН-24, особенно вблизи, особенно впервые, у многих из нас начался истерический смех. Единицы незаметно крестились в сторонке.

SONY DSC

Нервозность не прошла и в самом самолёте. Уж очень он изнутри похож на салон длинной «маршрутки». Во время полёта гудят двигатели, из-за чего практически не слышно пилота. Но, сказать честно, рейс прошёл нормально. До Волгограда мы летели всего 2 часа. Для тех, кто следует дальше, это вполне оптимальное время: полтора часа посидел в стерильной зоне волгоградского аэропорта, потом пару часов на «Аннушке», и ты уже на любимом курорте. Во всяком случае, это намного удобнее, чем лететь транзитом через Москву.

После всех пресс-подходов, проведённых после посадки в аэропорту, нас расселяют в ближайшей гостинице. Здесь, по счастливому или не очень стечению обстоятельств, надо всем довлеет советский дух: на белой стене висит огромный принт, склеенный из множества фрагментов – листов формата А3, с изображением берега лазурного моря; маленький телевизор; скрипучая кровать; небольшой комод и пластиковые окна, нарушающие идиллию образного ряда.

Пока мы размещаемся, в гостиницу уже прибыла экскурсовод Маргарита. Она приехала в Волгоград 20 лет назад, влюбилась в этот город и теперь вот рассказывает о нём приезжим. До официального начала экскурсии завязываю разговор о нынешних делах города. Тут Маргарита неожиданно вспоминает: «Всех нас, конечно, поразил 2013 год. Два взрыва подряд [в октябре террористы взорвали автобус – 6 человек погибли, в декабре произошёл взрыв на ж/д вокзале – погибло 18 человек – прим. авт.]. Тогда на каждой остановке дежурил казак. Водители автобусов отказывались выходить в рейс. Только представьте, взрослые мужики боялись ездить по родному городу». Во время экскурсии Маргарита показывает место, где взорвался автобус. А на железнодорожном вокзале до сих пор не заделали окно, выбитое взрывом. Может быть, в память о погибших.

SONY DSC

Вообще памятью о погибших наполнен весь Волгоград. Город похож на один большой мемориальный комплекс. Он и берёт своей монументальностью. Как-никак, город Сталина. Город, пропитанный советской идеей «планов громадье», широтой архитектурной задумки. Взять хотя бы Мамаев Курган, куда нас привезли из аэропортовой гостиницы. Взгляд самарца поражают масштабы постройки: двести ступеней в гору к памятнику «Родина-Мать» через «Площадь Героев», «Площадь стоявших насмерть», «Стены-руины» и «Зал воинской Славы» – и всё это наполнено величием, всё это возвышается, ширится и не укладывается в голове.

SONY DSC

Маргарита рассказывает о подвигах наших солдат. Историй она знает уйму. Всех не перечислишь. Можно лишь привести слова Гроссмана, высеченные на каменной стене, что на «Площади Героев»: «Железный ветер бил им в лицо, а они все шли и шли вперед, и снова чувство суеверного страха охватывало противника, люди ли шли в атаку, смертны ли они?».

Всех нас поражают «Стены-руины». По словам Маргариты, скульптор долго не мог придумать, как отразить память солдат о войне. Бессонными ночами он бродил по Волгограду и натыкался на бывших солдат, которым тоже отчего-то не спалось. Он спрашивал их, почему они не спят. В ответ получал примерно одинаковые ответы: «Мы слышим выстрелы, взрывы и стоны. Мы слышим войну». Так и появились «Стены-руины», где запечатлены сны, видения, картины, застрявшие в голове наших героев.

SONY DSC

Обойдя весь Мамаев Курган, мы отправляемся в музей-панораму «Сталинградская битва». И снова дух самарцев, город которых славен лишь парадом в 41-ом году и хилой бомбёжкой пригорода фашистами, захватывают масштабы. На этот раз масштабы сражения за подступы к Волге. Мы поднимаемся на верхний этаж музея, где представлена панорама Сталинградской битвы. Экскурсовод ведёт нас по кругу, указывая на стены, где изображено сражение. Рисунки «сращиваются» с декорациями: обломки самолётов, могилки погибших воинов, колея от танка на снегу, рвы с фигурами солдат, готовящихся к бою.

SONY DSC

И долго-долго можно говорить о подвигах солдат или же привести замечательные строки, высеченные на стене «Зала воинской Славы», что на Мамаевом Кургане: «Да, мы были простыми смертными, и мало кто уцелел из нас, но все мы выполнили свой патриотический долг перед священной Матерью-Родиной».

Небесный город

Есть у Волгограда, конечно, другая сторона – волжская, провинциальная. И в этом плане монументальный город похож на тихую, купеческую Самару. Таким он нам открылся на второй день «пионерского» путешествия, который начался с запотевших от утреннего дыхания самарской делегации окон автобуса. Мы были готовы к откровениям.

До обеда нас водят по набережной, которая, к слову, по всем параметрам уступает самарской. Что говорить, если Волгоград не имеет даже речного вокзала (в здании, где он раньше располагался, сейчас функционирует концертный зал). А потом организаторы экскурсии дают два с половиной часа свободного времени. Мы остаёмся с городом один на один.

Волгоград показывает, что зачастую не следит за собой. Возле фешенебельного мотеля «Рокоссовский» стоит древнее здание с провалившейся крышей, и никто не думает его реставрировать. Зато город хвастается красными «сталинками», которые до сих пор находятся в прекрасном состоянии. Волгоград глядит на нас сбалансированной политической рекламой: «Единая России» говорит, что проведёт честные выборы; партия «Роста» за «энергию роста»; местные эсеры призывают не платить за капремонт; волгоградское ЛДПР хочет, чтобы мы перестали это терпеть. Впечатление от знакомства с городом портит лишь знаменитый волгоградский гнус, который нагло лезет в глаза, нос, рот и уши.

Сами волгоградцы, также как и самарцы, жгучие провинциалы. Любят роптать друг на друга, мусолить просроченные сплетни и мечтать о лучшей жизни, сидя при этом на месте.

Вот два респектабельных мужчины выходят из дорогой иномарки. Один другому говорит: «Серёг, ты попал. Вот, по-любому попал. Никак ты не отмажешься». Серёга что-то бормочет. Второй продолжает и берёт финальный аккорд доказательства вины Серёги: «Какая разница, как ты с этой малолеткой развлекался?! Сидя или стоя?! Ты думаешь, твоей жене это важно? Ты попал, что ни говори».

А вот упитанная женщина сидит возле ряда биотуалетов, принимает плату в размере 15 руб. Одной рукой она принимает деньги, другой – держит телефон и делится глубокими познаниями жизни: «Знаешь, Люб, как миллионы зарабатываются? Так вот я тебе расскажу. Ты ведь, наверняка, слышала о группе «Чай вдвоём». Так вот они голубые! Хотя у обоих жены и дети. А кем они были до того, как стать голубыми, знаешь? Жили в лесу и молились колесу. А теперь миллионы оба имеют. Вот, Люба, как жизнь-то повернулась».

SONY DSC

Однако есть одно очень примечательное отличие Волгограда от Самары – обилие неба. В каком бы районе ты не находился: Советская, Ленина, Коммунистическая улицы, где раньше жила партийная элита, поэтому квартиры сейчас на вес золота; волгоградское гетто, наполненное выходцами с Ближнего Востока; центральные районы, где расположены немногочисленные высотки, с обзорных площадок которых «Родина-Мать» кажется маленькой фигуркой – везде тебя окружает небо. Самарцам это в новинку, ведь в нашем городе оставшиеся клочки неба закрывают стремительно растущие в последнее время торгово-офисные центры и жилые комплексы.

SONY DSC

Неизвестно, как влияет обилие неба на характер волгоградца (мы были в этом городе всего полтора дня), но можно с уверенностью сказать, что он любит свой город и мирное небо над головой. И, как странно, лично моя экскурсия по Волгограду завершается на набережной, где молодой человек сидит в одиночестве и, улыбаясь, пишет что-то красками на холсте. А рисует он небо над Волгой, в которое совсем скоро поднимется «Аннушка» и увезет самарцев домой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *