Места

В старинном городе Обломове

В старинном городе Обломове

Автор:

15.07.2016
 384
 0

«Всё рядом, – говорит похожая на сказочную Марью Царевну хозяйка гостиницы в сказочном городе Муром, – всё у нас рядом, вот выйдете из подъезда, сразу направо, три минуты до здания МЧС, а потом снова направо, вот вам и историческая часть города».

«Три минуты пешком?» – радуемся мы удачному местоположению относительно красот. Нет, говорит хозяйка гостиницы, три минуты на автомобиле, а пешком не надо, пешком тут лучше не ходить.

Хозяйка гостиницы такая синеглазая, румяная и пышная красавица, что хочется её нарядить в какой-нибудь сарафан и кокошник, но и без посконного прикида тоже хорошо, ладно. Собственно гостиница на улице Механизаторов, 42, на сказочный дом не похожа, а вот на теремок с разнообразными видами проживающих – вполне.  Первый этаж в долгоиграющем, по виду, ремонте, цокольный приютил пыльный косяк банкоматов, магазин хозтоваров (винтовые крышки «Светлана» – 4, 5 рубля) и разливное пиво. Местных сортов нет, из ближайших – нижегородское, называется – «окское». «Пензенское хорошо берут, – продавец щурит глаза, – я и сам предпочитаю их сорта. А «окское», вы меня извините, конечно (мы извиняем) – вода-водой».

Окский мост проезжали буквально недавно, он как раз соединяет нижегородскую область с владимирской, и три года назад специальные люди признали его самым красивым мостом России, он и вправду хорош – его опоры – три 90-метровые ванты, взмывающие вверх конструкции над бетонными перекрытиями выглядят изящно, а многие фонари склонились и льют желтый свет.  Длина – полтора километра, а в путеводителе зачем-то подчеркивается, что на торжественном открытии моста в 2009 году побывал В.В. Путин, хоть это понятно – зачем.

Винтовые крышки «Светлана» в цоколе, а на мансардном, значит, этаже – отельчик, всего шесть миниатюрных номеров, и все свободны на обозримый срок. Хозяйка просила сообщить с точностью до получаса, когда мы прибудем, потому что надо же ей прийти, подготовить комнату, полотенца и шампунь. Выдает два ключа – один от подъездной двери, второй – от комнаты, чай-кофе в коридоре, просто здесь некуда поставить, видите?

Мы видим. Коридор, состоящий из нескольких колен, оборудован кактусами, традесканциями, электрочайником на приставном столике, банкой растворимого кофе и жестяной коробкой, полной мелкого печенья. К холодильнику в разных стратегических местах примагничены объявления «кафе ассорти работает с 11 до 24 часов, алкоголь в номера НЕ ДОСТАВЛЯЕТСЯ!!! И где ночью взять, НЕ ЗНАЕМ». Из окна вид на крыши промышленных предприятий, приземистых и за колючей проволокой, а также на магазин «Пятерочка», центр районной цивилизации, сюда прибывают на такси, семьями, с детьми наперевес, а убывают при пяти-шести пакетах снеди. Какие-то рыбы торчат колючими хвостами, пачки стирального порошками приаттачены.

Муром состоит из ромашек. Ромашки как символ дня Петра и Февроньи, заявленного в России днем семьи любви и верности, ведь каждому  известно, что Петр с Февроньей были родом из Мурома и именно здесь и катались на пароходике по Оке, где вели про любовь знаменитейшую беседу, ставшую темой десятка прекрасных анекдотов (однажды Петр и Феврония плыли в челне по Оке. И тут Феврония увидела крестьянина, смотрящего на нее с помыслом и вожделением.

– Здравствуй, добрый молодец! – поприветствовала она крестьянина.

Тот поклонился в ответ, продолжая смотреть на нее похотливо.

– Женат ли ты, добрый человек? – спросила Феврония.

– Женат, боярыня. Но уж больно ты хороша собой, бровью черна, станом тонка.

Тогда Феврония зачерпнула ковш воды с правого борта челна и дала её испить крестьянину. Тот повиновался.

Тогда Феврония зачерпнула ковш с левого борта челна и вновь дала испить крестьянину.

Тот опять выпил.

– Вот, попробовал ты водицы с обеих сторон челна. Различен ли вкус её, добрый человек?

– Вкус один и тот же, – непонимающе пожал плечами тот.

– Так и женское естество – всегда одинаково. Зачем же ты смотришь на меня, когда свою жену имеешь?

– Тяжело тебе, небось, с такой бабой? – спросил крестьянин Петра.

– Да кошмар, – кивнул тот.

И оба пошли в кабак, где продавали отличный самогон).

На каждом фонарном столбе Мурома вьется флажок с ромашкой, скамейки в парках изрисованы ромашками, любой ларек, клочок стены и павильоны остановок общественного транспорта.

Главная улица, московская, изукрашена дополнительно лентами и фонариками, она содержит в себе десяток ювелирных магазинов (в ореоле ромашек), магазин для взрослых «Он и Она» (под защитой транспаранта насчет семьи, любви и верности), массу продуктовых (бумажные ромашки с подрагивающими от ветра лепестками между ассортиментом: мясо кур, водка, хлеб).

13626579_995673750551600_118107052895765280_n

13606467_995672837218358_892453430020390181_n

Ромашку присобачили рядом с главным в городе изображением герба. На гербе – веселый лев и три  вроде бы медузы, на холме машет мечом Илья муромец, под холмом струит  свои воды Ока. Как Ока?

Ока в целом неплохо. Муромский пляж пустынен, и на городской пляж похож не очень, скорее на какой-нибудь дикий спуск к реке в уединенном месте. Ветхая деревянная  лестница, деревянные сходни бьет волной, слева – мост, справа мост, по правом мосту грохочет поезд, по Оке плывет груженая цистернами баржа, на стой стороне – кудрявые деревья разных оттенков зеленого. Одинокий рыбак в камуфляже недвижен.

Дом Ильи Муромца в деревне Карачарово варварски отделали сайдингом светло-салатового цвета. Хорошо, с другой стороны, что сайдингом не отделали часовню 12 века, где покоятся мощи Илии, и источник святого Илии, где по преданию ударил копытом его конь. После того, конечно, как святые старцы исцелили сидящего 30 лет и 3 года не печи молодца, и он заимел богатырскую силу и стал одной рукой корчевать пни и бросать их прямо в Оку. А потом уже и конь, и копыто, и источник. Вода в источнике хорошая, мягкая такая.

Как, кстати, Ока?

Женщины перед входом в Спасо-Преображенский монастырь вяжут платки, натягивают поверх рваных джинсов юбки. Прячут мобильные телефоны и встают в очередь к водосвятная часовне, где есть шанс окунуться в купель с святой водой и прикоснуться к камню, привезенному из реки Иордан.

13619882_995673807218261_5511244645220817265_n

13659093_995674293884879_7658646658439955815_n

13600245_995676680551307_8512832615590601583_n

Другая часовня посвящена божьей матери, спорительнице  хлебов и может быть полезна, утверждает путеводитель, любому человеку, заботящемуся о хлебе насущном. В виде хлеба насущного тут продаются просвиры, калачи, и булочки, от 16 рублей. Святая вода – 40 рублей поллитра.

13626562_995676520551323_7739737360692204064_n

 

13654174_995674213884887_300607545571833436_n

Территория монастыря прекрасно ухожена, цветы, розовые кусты,  забавно выглядит трапезная для туристов с автоматом по продаже колы. Тут покупают знаменитые калачи, а еще монастырскую выпечку с названием “агнец”.

13631389_995677910551184_4796964576554233181_n

Муром древний, ему 1150 лет, он старше Москвы. В областном центре Владимире когда-то располагалась столица Северной Руси, а вот тут и Муром под боком. Знаменитые Мромские монастыри закладывались в 14 и 16 веках, это такие настоящие камни с историей, чего они только не повидали. Да одних Петра с Февроньей хватило бы, чтобы организовать туристическую мекку для поклонников любви, семьи и верности, у нас хватает. Но ничего такого, город тихо стоит себе на высоком берегу Оки, номера в гостиницах свободны, кругом ромашки. И да, все пребывание в Муроме поёшь про себя  «в старинном городе Обломове», такая старая-старая тоже песня, однако.

13713340_1186023724770543_442968649_n

Наталья Фомина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *