Места

Изба-гадальня

Изба-гадальня

Автор:

23.07.2016
 836
 0

Лет пять назад рядом с домом открылась кулинария-столовая, из простых. Все знают такие кулинарии-столовые: обширный холодильный прилавок заполнен курами провансаль, пирожки с картофелем выложены хорошенькой горкой, рядом что-нибудь из творога и пицца местного производства. Кетчуп в мини-упаковках, соль, перец. Одноразовая посуда, а вот вилки есть не всегда. Шаткие столики из пластмассы, креслица, можно разогреть свое рагу в микроволновке и съесть, орудуя палочкой от эскимо. Тишина, покой, вид на Волгу – есть там такой вид. Однако данная конкретная кулинария таила в себе некоторую загадку.

Во-первых, в кулинарии варили настоящий кофе и подавали в маленьких белых чашках с правильными толстыми стенками. Эти чашки абсолютно не сочетались с простецким рисом на гарнир, стоимостью двадцать два рубля за сто грамм.

Во-вторых, кофе в белых чашках пили исключительно женщины. Причем не просто так, а под руководством одной из буфетчиц, возможно – старшей. Она появлялась неизменно в белом, и даже обувь всю имела такого непрактичного цвета. Старшая буфетчица командовала: «допили одним глотком!», и женщины давились, допивали. Утирали обожжённые губы бумажными салфетками. Далее женщины переворачивали свои чашки на блюдца, и с осторожностью передавали их старшей буфетчице. Та важно уносила чашки в подсобное помещение, по одной, будто бы переправляла на просторном корабле. Возможно, авианосце.

Загадка, таким образом, разрешилась довольно просто – старшая буфетчица гадала на кофейной гуще, а женщины с белыми чашками являлись ее клиентками. Предвкушая свою очередь, они оставались на местах, беспокойно перебирали руками на коленях. Некоторые не выносили мук ожидания, и начинали сами трактовать кофейный рваный орнамент на стенках чашек и краях блюдца.

Бодрая женщина в кепке козырьком назад и велосипедных шортах опекала свою подругу, взвинченную брюнетку, похожую на мышь из советского мультфильма про Дюймовочку. Брюнетка нервно тыкала носом в чашку, и, прерываясь на тяжелые вздохи, говорила: «Я отчетливо вижу здесь букву «М»! и цифру 5! это подтверждает мою версию насчет Марии!»

Женщина в кепке сочувственно слушала. Кивала в нужных местах повествования. «Не зря эта Мария постоянно ошивается на его странице в одноклассниках, мне приходится ее оттуда вычищать! Да, да, там есть функция: убрать гостя! И вот смотри – ну это же типичная буква «М»!»

Брюнетка задышала еще тяжелее. Каждый ее вдох-выдох сотрясал пышную грудь и рвал тесный сарафан с узором «турецкий огурец».

Женщина в кепке, желая отвлечь подругу, нейтрально спросила: «Ну а цифра пять-то причем?»

И заулыбалась. Очевидно, ей казалось, что опасного ответа на этот вопрос не существует. Потому что вероломной Марии никак не могло быть пять лет, например. Или она не могла получать пять тысяч рублей, потому что таких окладов уже нет (или есть). Но брюнетка имела другое мнение. С видом человека, нашедшего решающий аргумент в сложном споре, она очередной раз выдохнула и сказала: «Это значит, что они встречаются уже пять месяцев!»

Помолчала и добавила: «А то и пятнадцать».

Я разузнала про старшую буфетчицу: ее звали Марина, она была наполовину грузинка и лучшая в городе кофейница. Ее телефон передавали друг другу как дорогой подарок или хорошую взятку. Ее предсказания всегда сбывались. Марина видела в кофейных кляксах имена, даты, пароли и явки. Она могла узнать все: когда вернут долг, включат горячую воду, забеременеет невестка и сумму остатка долга по кредиту у непутевого сына.

Уровень драмы в кулинарии-столовой повышался изо дня в день. Дамы, получающие из уст старшей буфетчицы предсказания судеб, вели себя по-разному. Хорошего роста девушка во всем оранжевом, как буддийский монах, со всего размаху ударила большим кулаком по столу, да так, что чья-то пластиковая тарелка с огрызком печеночного рулета подскочила и перевернулась. Теперь можно было гадать на печеночном рулете. Он не слишком приятно размазался, приобретя форму то ли черепахи, то ли полумесяца, поди пойми.

«К черту топологию!» – непонятно выкрикнула девушка. Топология – это такой раздел математики, понятный паре-тройке людей на свете. Почему топология так расстроила девушку, все думала я. Не поддавалась изучению, но нахально проявлялась феноменами непрерывности в кофейных чашках?

Как-то застала сцену, которая сильно растрогала меня. Компания из трех женщин заняла столик. Гадальный кофе подали только одной из них, одетой по-деловому: узкая юбка, корректный пиджак, высокий каблук классических «лодочек». Женщина могла быть государсвенной чиновницей, а могла быть руководителем малого предприятия. Она не торопилась употреблять кофе, а методично доставала из сумки носовые платки, флакончик корвалола, миниатюрную фляжку в кожаном чехле, бутылочку с минеральной водой, шоколадную конфету, туго набитую косметичку, бумажный пакет и вдруг – шаль. Огромную шаль, красивого темно-зеленого цвета, с кистями и прочим. Если происхождение корвалола, шоколада и носовых платков объяснить было просто, то зеленая шаль никак не походила на предмет, могущий помочь в случае получения дурных, например, вестей от кофейной гущи. Женщина сложила шаль вчетверо, и еще раз вчетверо, и пристроила на коленях приятельницы справа. Все остальные предметы скорой психологической помощи придвинула к приятельнице слева. Та взболтнула фляжку, уточняя степень ее наполненности. Действия приятельниц выглядели слаженными. Будто бы они не раз и не два оказывались в подобной ситуации.

Но вот кофе был выпит, чашка с обычными почестями переправлена в подсобное помещение, и женщина в деловом костюме приглашена для консультации. В ее отсутствие подруги молчали. Правая только сказала: «Полагаю, это последний адрес?» Левая пожала плечами. Тут вернулась и кофейная клиентка, женщина в деловом костюме. Без фанатизма села на стул и сказала четко: «Давайте».

И тогда она приятельница мгновенно залила ей в рот коньяку из фляжки, а вторая раскупорила конфету и тоже сунула в рот, а потом еще коньяку. Следом подруги встали и быстро-быстро замотали деловой костюм в шаль, ту самую, темно-зеленую. Прямо по рукам, в хорошенький кокон, и оттуда несчастными глазами моргала женщина, а к лицу ей еще поднесли бумажный пакет, чтобы она дышала в пакет.

Так люди борются с паническими атаками: нужно снизить уровень содержание кислорода в крови. Говорят, также помогает туго закутаться-закрутиться в какие-то одежды, или даже просто туже перепоясаться, или придвинуть себя стулом к столу. Находясь в искусственно созданном ограниченном пространстве, человек, переживающий паническую атаку, начинает себя снова ощущать: вот мои руки, вот мои ноги, на них давит ткань или край стола, а вот и я целиком, всем привет.

Конечно, грустно, что лучшая кофейница не сказала деловой даме ничего утешительного, но хорошо, что есть рядом люди, готовые завернуть тебя в шаль и стоять рядом с бумажным пакетом наперевес.

Стоит ли говорить, что столовую-кулинарию я посещала с удвоенным энтузиазмом, и в рационе семьи ежедневно появлялись пирожки всяких начинок, сырники и чебуреки. И не было предела моему расстройству и даже горю, когда в один из дней весны кулинария-столовая бесследно исчезла, оставив после себя небольшую горку органического мусора. Через малое время в помещение въехала какая-то букмекерская контора, а сейчас открывают алкогольный магазин “Бристоль”, это такая сеть. В Нижнем Новгороде тоже есть, а значит, вообще в России, но это не утешает.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *