Места

Вокзал от арестованной журналистки

Вокзал от арестованной журналистки

Автор:

07.04.2015
 376
 0

А ведь все знали, что 7 апреля развернутся в нашем городе приемные фельдшерские на выезде! Уж все-то надушили запястья, подбрили баки, кулуарно выкурили ровно по одной сигарилле для для блезиру, выехали куда-нибудь в район РЖД, как тут такое! Одиночные аресты. Личные обыски. Изощренные пытки. Не имею возможности больше скрывать честное имя человека, который всему этому мучительно подвергся в рамках полицейского государства, потому что это я. Расскажу без утайки. К чему тут утайки, если личный досмотр. Прибывши в рамках своей службы, я тут же взвесилась, измерила давление и что-то еще сделала с кардиограммой. Кстати! Вот если вы престарело думаете еще, что для снятия кардиограммы необходимо обнажить выпуклую бледную грудь и цеплять туда какие-то провода в диком количестве, то теперь! Теперь все не так: на запястья и лодыжки будто бы крепят гигантские прищепки! Веселых расцветочек. И все нормально. Или не совсем нормально. Тогда вам терапевт говорит, к примеру: диетой бы вам увлечься, батюшка. А батюшка и вообще, скажем, откровенно рад, что внутри у него что-то еще сердцебьется и пищеварится. Тут с ним хорошо можно поговорить, на подъеме эмоций. И с бабой евонной, суровой, как рысь.

Все это я и проделала с удовольствием, возросшим оттого, что в пальто и сапогах я весила 54 кг (дразнюсь). Так вот, гордая и почти невесомая, я парила пред гражданами, с коими, собственно, и хотела поговорить. Ну, как у них верхний показатель давления, не мучит ли подагра, как помогает лук желтых испанских сортов от облысения. И беседовала.

Когда я сочла тему терапевтической помощи в рамках РЖД исчерпанной, протянула руку за своим пальто. Меня остановила суровая женщина с расщелистым лицом формата «ничто и никогда». «Вы уверены, что это ваше пальто?» — сказала она, выделяя интонацией слово ВАШЕ. По мнению суровой женщины, я на пальто не то что права носить, я и взглянуть на него не была уполномочена.

Забыла упомянуть, пальто было по-хорошему семейным: вначале его лет десять таскала моя дочь-подросток, именно в те вероломные моменты с капюшона исчез играющий золотом песец! Причем исчез клоками. Да, именно на их золото играло максимально ярко. Потом у пальто какие-то неприятности произошли с пуговицами и левым карманом; а после всего этого, вышив Иисуса в образе барашка контрастной нитью на подкладе, моя любящая дочь позволила мне носить этот рукотворный дар своего светлого сердца. «Да, — сказала я бесстрастно, — это именно мое пальто».

«А то вот граждане жалуются, что вы им вопросы задаете да польты разглядываете», — проскрипела женщина-расщелина и привела с собой новую девушку. Это девушка оказалась полицейской: у нее была форма, надпись на спине и пистолет. То есть, в случае чего, нас с пальто и Иисусом в образе барашка на подкладе, вышитым контрастной нитью, могли подрасстрелять на каком-нибудь подскоке. Ведь так делают, да? Подскок на месте считают провокацией. И стреляют. В нас с барашком. Но пока в нас никто не стрелял, полицейская девушка, откидывая светлые, такие светлые волосы, что черная форма к ним и вправду подходит, заполняла какие-то протоколы. Мы с барашком под полой украдкой осваивались.

Чуть позже полицейская, не подозревая, совершила невозможное — в трех словах охарактеризовала журналистику как профессию. Мы с барашком восхищенно подписали протокол. Ничего административного не нарушили.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *