Истории

В жару сбываются мечты

В жару сбываются мечты

Автор:

22.06.2015
 331
 0

Если написать, что по площади Революции в тридцатиградусную жару вокруг памятника Ленину на велосипеде для трюков типа «bmx» ездит девочка в драповом пальто, длинной развевающейся юбке, шерстяной шапке и босиком, то все засмеются и скажут, что у вас проблемы с алкоголем. Но девочка там ездит.

Если написать, что у фонтана на Ленинградской стоит стародревний кассетный магнитофон, рядом сидит бородатый дед и под магнитофоновую “минусовку” поет песни «Битлз», то все засмеются и скажут, что жара плохо повлияла на нейронные связи в вашем мозгу. Но дед там сидит.

Вполне подготовившись, таким образом, к неожиданностям, вы встречаете утро нового дня в собственной квартире. А что? У многих имеются собственные квартиры, вот и вам повезло. Ровно в четверть восьмого раздается звонок. Это снизу кто-то пристает к домофону.

— Да! – рявкаете вы в белую трубку. Все-таки четверть восьмого – это слишком.

— Доброго утра! – солнечно отвечает трубка, — это передвижной магазин «букинист на колесах». Позвольте утолить вашу духовную жажду!

Вот что просветленно отвечает вам трубка в четверть восьмого утра, и вы в легком ужасе отворяете дверь, крикнув напоследок что-то насчет отсутствующего лифта и высокого этажа. Но «букинист на колесах» уже взбирается по лестнице, очень быстро, за спиной невероятных размеров рюкзак. Примерно такие использовали египтяне при строительстве пирамид.

— Приветствую вас, любитель книги! – задыхаясь, говорит букинист. Лицо его румяно. Сблочивает рюкзак, отсоединяет от него походный столик на алюминиевых ножках. Вы топчетесь в пижаме и босиком, вспоминая, успели ли вычистить зубы. Кажется, нет. Тем временем на походном столике одна за другой появляются книги в хорошо потрепанных обложках. Поглаживая изнутри языком зубы в гадком налете сна, вы уже способны к активному противостоянию, но заготовленные слова буквально застревают в горле. Вы произносите что-то такое:

— Ааа! Ааа!

Букинист на колесах не удивляется. Наверное, привык. Дело в том, что на походном столике вы видите книжку Могилевской «Девочки, книга для вас» — такую приятно толстую, серовато-желтую, с тисненым женским профилем на обложке. Вы читали её раз сто. А может, пятьсот. Главными героинями произведения были девочка Капа, ничего не смыслящая в домоводстве, и ее ловкая подруга — Таня. Ловкая подруга не без занудства обучала Капу всему, Капа не без сопротивления обучалась. Некоторые строки вы зачем-то помните наизусть, как песнь о Буревестнике. Особенно заголовки: «Интереснее всего приготовить салат», «Перед сном — стаканчик простокваши». «Каждый пионер должен уметь пройти на лыжах 2 километра».

Как-то вы попытались смастерить рекомендованную автором к исполнению тряпичную куколку из двух носовых платков. Получившийся голем был настолько отвратителен, что вы постеснялись его как следует рассмотреть. Потом вы с лучшей подругой решили приготовить пирожное безе, состоящее из взбитых белков и сахара. Но лучшая подруга сказала, что ни одна единица выпечки не обходится без муки, и надо добавить непременно муку. Вы добавили муку, и через какие-то полчаса отскребали от пергаментной бумаги странного вида и запаха округлые лепешки. На вкус они тоже были странными, но вы съели. Дай бог памяти, в каком это году, как славно пропел известный исполнитель шансона.

Вы прижимаете к груди Могилевскую, и просевшим голосом осведомляетесь о цене. Вам подойдет любая. Ведь так, как эту книгу, вы любили только «Большую Медицинскую Энциклопедию».

У вашей троюродной сестры бабушка была врач. Она и сейчас врач. Бабушка имела «Медицинскую Энциклопедию» в миллионе примерно томов. Вы с сестрой постоянно изучали эти тома. Причем никакие половые, скажем, органы не интересовали вас так, как редкие, неизлечимые заболевания. Вы погружалась в них истово и целиком, замирали, сливались с мелким шрифтом и отдельно вклеенными картинками страшных язв. Сестра предпочитала психические расстройства и организацию санаторно-курортного лечения.

Так все и шло. К БМЭ прилагались гибкие грампластинки, громко иллюстрирующие различные процессы в организме. Их вы побаивались. Сестра утверждала, что там присутствуют звуки неудержимой рвоты. По счастью, классе в шестом вы от рвоты отвлекались, обнаружив дома прелестную книжицу польского автора «Сто минут для красоты и здоровья». Она надолго стала лидером хит-парада странных любимых книг. Кстати, фабула произведения ничем не отличалась от «Девочек» — героиня Анна, героиня Ирена. Анна — красавица, умница и вообще, Ирена — махнула на себя рукой и отчаялась. Не выщипывает брови, не делает педикюр, падает в пропасть. Но Анна протягивает ей дружественную руку, и вот уже спустя триста страниц все очень хорошо у Ирены.

— А есть у вас «Сто минут для красоты и здоровья»? – спрашиваете вы. Не надеясь на успех. Но букинист на колесах, дед мороз этого лета, недолго роется в рюкзаке и вынимает, вынимает! Ту самую книгу, заново переплетенную в дерматиновую красную обложку. Нет слов!

— Нет слов! – так и говорите вы букинисту, а глазами уже выхватываете очередного бумажного друга детства.

«Добрая жена дом сбережет» — синяя книжица, карманного формата, но в твердом переплете. В свое время вы оттуда многое почерпнули. У настоящей красавицы три вещи должны быть длинными: волосы, пальцы и терпение. Пять черными: глаза, брови, и что-то еще. Маленькое платье для коктейля? Автомобиль? Жемчуг? Или пять вещей должны быть пышными. Волосы, грудь. Подушка. Цветы в горшке. Или пять вещей должны быть острыми? Ум, ногти, колени, чувство юмора. Колени вряд ли, конечно.

— Пять вещей должны быть сладкими, — восторженно проговариваете вы вслух.

— Понимаю вас, — вдруг соглашается букинист на колесах, — и очень уважаю такого рода обобщения, с участием цифр. Они структурируют окружающий хаос. Пять вещей должны быть простыми — разговоры, отношения, еда, бытовые приборы и литература. Согласны?

— Да! – плывете вы голосом, — или наоборот: пять вещей должны быть сложными — разговоры, отношения, еда, бытовые приборы и литература.

— Пусть так, — кивает букинист.

Дивное выдалось утро! Но ведь если написать, что в четверть восьмого в домофон позвонил человек, представившийся букинистом на колесах, и притащил в древнеегипетском рюкзаке три главные книги вашей юности, все засмеются и скажут, что вы придумываете.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *