Истории

Прошкольное

Прошкольное

Автор:

09.09.2015
 414
 0

Существует легенда, что к Фонвизину после премьеры «Недоросля» подошел князь Потемкин и сказал похвально: «Умри, Денис, лучше не напишешь!». Правда, как и положено всякой легенде, существуют альтернативные ее варианты. Будто бы к Фонвизину с этими словами подошел старик Державин. А то и вообще никто не подходил.

С тем же «Недорослем» была смешная история. Будучи ученицей шестого класса, я изучала это произведение на уроке литературы, все эти образы дворянства, говорящие фамилии и социальную роль комедии. И произошел такой казус. Учительница, Луиза Филипповна, в своем программном рассказе произнесла буквально следующее: «Митрофанушка называл косяк прилагательным, потому что он прилагается к стене». Ну, произнесла и произнесла, никто из учеников пьесы не читал и не собирался. Кроме одной девочки, Ольги П. Это была специальная девочка, Ольга П., твердая отличница и активист, председатель учкома и заслуженная староста. Она зачем-то прочла непосредственно текст и выступила с опровержением слова «косяк». Ольга утверждала, что речь шла вовсе о двери.

Процитировала первоисточник:

«Правдин. Дверь, например, какое имя: существительное или

прилагательное?

Митрофан. Дверь? Котора дверь?

Правдин. Котора дверь! Вот эта.

Митрофан. Эта? Прилагательна.

Правдин. Почему ж?

Митрофан. Потому что она приложена к своему месту. Вон у чулана шеста

неделя дверь стоит еще не навешена: так та покамест существительна.

Стародум. Так поэтому у тебя слово дурак прилагательное, потому что

оно прилагается к глупому человеку?

Митрофан. И ведомо».

Такое вот безобразие процитировала правдоискательница Ольга П., чем вызвала недовольство и даже жгучий гнев Луизы Филипповны. Та раскраснелась пятнами и велела Ольге П. не наглеть, а учиться работе с классиками русской словесности, уж не знаю, что точно имелось в виду. Впервые за годы учебы Ольга П. заимела «тройку» в дневнике, замечание и вызов родителей, а история получила продолжение через годы.

Произошло это на юбилейной встрече выпускников. В компании присутствовали и Ольга П. — подающий надежды кандидат медицинских наук, и Луиза Филипповна — бессменный учитель русского языка и литературы. Выпивали шампанское, как взрослые люди и старинные знакомцы. Вспоминали традиционно былое. Зашла речь о прилагательном «косяк», который вовсе не был «косяком» у Фонвизина. Луиза Филипповна, смеясь и отпивая из высокого бокала, сказала: «Да Господи Боже мой, уверена, Олечка, что мы с тобой спорили напрасно! Эти переводчики, они совершают столько ошибок!..»

Какое-то время все молчали. Потом откупорили следующую бутылку шампанского и заговорили нарочито оживленно. О чем-то другом. Напомнить педагогу, что писатель творил на русском языке, никто не захотел. Даже Ольга П., хоть вовсе не утратила своей принципиальности и правдолюбия.

Луизу Филипповну, в общем, пожалели. Многие потом встали на ее сторону, экзотично предположив, что Луиза Филипповна имела в виду сурдоперевод или вообще — комедию Мольера «Мещанин во дворянстве», где главный герой, господин Журден восхищался тем, что вот уже почти сорок лет говорит прозой. А что? Такой же хрестоматийный пример.

А еще можно было бы отнести Луизу Филипповну к последователям мистера Шерлока Холмса и приверженцам его дедуктивного метода.

В «Этюде в багровых тонах» сыщик утверждает, что не знает, что Земля вращается вокруг Солнца, так как эти сведения не важны в его работе. Услышав бесспорный факт от Ватсона, он старается поскорее его забыть. Холмс говорит, что человеческий мозг имеет ограниченную ёмкость для хранения информации, и обучение бесполезным вещам сократит его способность к изучению полезных вещей. Сравнивает мозг с чердаком, по-моему.

Так поступила, возможно, и Луиза Филипповна. Странен, конечно, выбор бесполезных вещей для учителя литературы, но не исключено, что никакого «Недоросля» уже и в программе давно нет. Мои дети ничего похожего не изучали вроде бы, специально уточнила.

Но это не показатель, конечно.

Я и сама как-то побывала в роли доктора Ватсона. Разговаривала с одним мужчиной о разведении спирта в условиях общепита. Один мужчина – клянусь! – ужасно удивлялся, что при разбавлении водой все это дело изрядно нагревается. «Что за ерунда, — повторял он взволнованно и нервно, — греется, и все тут!» И добавлял слово «ссссволочь», он так ругался. И я, просто как настоящая волшебница и Василиса Премудрая, быстро ему разъяснила все об экзотермических реакциях. Ну, или почти все. Которые реакции происходят с выделением тепла. Один мужчина был поражен. Даже записал название. Чтобы щегольнуть перед кем-то еще, в свою очередь.

Прекрасно помню, в какой момент окончательно убедилась в полной своей глупости, необразованности и прочих неприятных для самооценки нюансах. Это произошло в институте, на экзамене по теории двигателей. Ответы на вопросы билета я благополучно списала, и с победительным видом посматривала на преподавателя. Собиралась блеснуть. И блеснула, вполне. Двигатель мне достался прямоточный. На просьбу указать на схеме его компрессор я мгновенно его указала, а следом и турбину. Очень тщательно указкой водила, обрисовывала. Беда в том, что прямоточный двигатель не имеет ни компрессора, ни турбины. Поэтому он так и называется: прямоточный. Ну не безобразие ли? В первый момент я так и подумала – безобразие. А во второй я неожиданно осознала, какая я глупая.

И с тех пор аккуратно, в начале нового учебного года  вспоминаю про Недоросля, г-на Журдена, прямоточный двигатель и еще про радугу. Если не воспринимать радугу как дисперсию света, то она кажется чудом, волшебным мостиком, и по ней можно взобраться и даже упасть. А если упорно бормотать под нос: «сущностью явления дисперсии является неодинаковая скорость распространения лучей света c различной длиной волны», — то как же это будет уныло, честное слово.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *