Истории

Русского марша не будет

Русского марша не будет

Автор:

03.11.2015
 222
 1

А я и не думала дожить до такого прекрасного времени, когда в Самаре не сыщется организатора для Русского марша. Это ведь настоящий праздник, дар небес, и просто волшебство! Самара – город без русского марша, придумываю я заголовки, переполняюсь восторгом и решаю сделать что-то общественно полезное, чтобы потенциальная энергия перемен не пала жертвой низменных страстей ее носителя, а успела преобразоваться во что-то полезное . Например,  в чистый пол. Убраться в подъезде – вполне себе полезное обществу занятие.

На ступеньках меня подстерегает соседка. Спрашивает, не пройдет ли Русский марш под нашими окнами, по набережной. Соседка оказалась не в курсе больших достижений Самары по части дружбы народов, и я решаю открыть ей глаза. Не будет, говорю, никакого русского марша. В Самаре не будет, уточняю. – А в Тольятти – будет. «Да что ты, – удивляется соседка, – а я как раз хотела вступить в ряды. — Здоровый национализм – это то, что надо. Но в Тольятти ехать как-то далеко. Ты как считаешь?»

Далеко, – говорю грубо. Даже не знаю, что меня потрясло более – само нелепое словосочетание здоровый национализм или то, что его произносит моя соседка, ранее не замеченная в любви к вступлениям в ряды. Правда, чуть позже прояснилось, что она подслушала про здоровый национализм по радио, где говорилось, что это само по себе – неплохо. Здоровье – это всегда хорошо, прокомментировала соседка. И если ограничить свои пожелания к будущему, сведя к одному понятию, то только оно и останется.

В детстве я обожала журнал «Здоровье» и одноименную передачу. Ее вела Юлия Васильевна Белянчикова. Я не пропускала ни одной программы, зачарованно выслушивала адаптированные для советского гражданина советы по борьбе с атеросклерозом, геморроем и красной системной волчанкой. С журналом же у меня был роман, причем хороший, правильный роман – тайный. Родители не разделяли моей страсти, и я крала старинные номера у своей троюродной сестры, ее бабушка была гинеколог и ненавидела профессиональную прессу.

Один из рисунков запомнился надолго. Кажется, я помню его до сих пор. Иллюстрация к статье о болезнях печени была такова: карамельно-розовая здоровая печень в модной шляпке и двухкассетным магнитофоном в руках глумливо позировала близ полезных продуктов: творога, морковки и каких-то веточек еще. Укропа? Аспарагуса? Ее товарка, густо-коричневая, в тонах асфальта, больная печень горько плакала, прикрыв истощенными ручками несчастное лицо. На нее со всех сторон нападали недружественные продукты: пирожки, блины, шашлыки и прочие люля-кебаб, а сверху по голове хорошо так фигачила огромная бутыль водки, марка Столичная.

Я была добрая девочка. Я очень пожалела печень. Несколько дней я провела в слезах, не зная, как помочь бедняжке. Решение пришло само собой. Я выстригла рыдающую печень маникюрными ножницами из глянцевой страницы, порвала на две половинки, и еще на две половинки, и еще раз на две, удачно избавившись от проблемы.

Проявила «здоровый нигилизм»? С этим журналом вообще много было историй.

Вспоминается прекрасный случай с письмом трудящихся. Трудящиеся писали: дорогая редакция, здравствуйте, рассмотрим проблему. Возьмем автомобиль Москвич. Владелец его называет: «мой Москвич». Или, к примеру, дорогая редакция, небольшой автомобиль Запорожец: «мой Запорожец». Или, шутили трудящиеся, смешно представить, дорогая редакция, но, к примеру: «мой Мерседес». А вот про автомобиль Жигули не скажешь мой Мерседес «мой Жигули», потому что это не по-русски, ну вы понимаете, все-таки иногда работаете со словом. Приходится извращаться и выговаривать «мои Жигули», негодовали трудящиеся, а это унизительно для коллектива. Давайте переименуем Жигули во что-нибудь мужского рода, предлагали трудящиеся, ну или женского, на худой конец. А замечательные горы пусть так и украшают правостороннее побережье великой русской реки Волги, разрешали трудящиеся. Напоминаю, что это было письмо в журнал Здоровье. «Здоровый идиотизм»?

Или ещё превосходное — «здоровое сумасшествие», от мужа и жены, съедающих по три-пять килограммов моркови ежедневно, для остроты зрения. «Зрение у нас острое, чего и вам желаем, – бодро писали супруги, — только лицо и ладони сделались немного оранжевыми.Отчего бы это могло произойти и что можно предпринять?».

Любовно размышляю обо всем об этом, домывая лестницу, стараюсь изгнать из головы «здоровый национализм», но он не изгоняется.

Зачем-то приходит на память оживленное лицо старинного приятеля, умного человека, про таких мужчин коротко говорят: «состоявшийся», и вот состоявшийся мужчина горячо рассказывает мне о том, как на прошлой неделе уволил двоих «тупых чурок», и не просто уволил, а как-то заковыристо и вообще прежнее руководство совершенно запустило «национальный вопрос», но он разберется, и к концу года создаст, наконец, нормальный русский коллектив.

Или рассказ девушки, совершенно невероятный, он был размещен в ее блоге и собрал почти тысячу откликов: девушка рассказывала, как она ехала в электричке, а напротив нее размещались два кавказца, разговаривающие на своем языке. Однако беседу они закончили по-русски: первый спросил второго, правда ли его новая девушка – русская. Правда, ответил второй. Тут девушка и возмутилась. Она написала, что никогда еще не подвергалась таким унижениям, и что пора что-то предпринимать, потому что невозможно, невозможно! Невозможно жить в мире, где русские девушки в электричках вынуждены слушать про себя такое!

Допустим, бывают глупые девушки. И пускай, этим они и хороши. Но кто все эти комментаторы, оставляющие свои «лайки» и выкрикивающие в экстазе: мы с тобой, сестра, мы готовы хоть сейчас! выходим на войну, мы хотим!

Хоть о чем это я. Русского марша в Самаре не будет. А в Тольятти – будет. Там соберутся все эти комментаторы. Здоровый национализм, каннибализм, экстремизм, фашизм и геноцид. Где вы, морковные супруги, протяните мне через годы свои бледно-оранжевые руки, нуждаюсь в поддержке.

фото: tltgorod.ru/

Один комментарий на «“Русского марша не будет”»

  1. глеб ковалёв:

    Тебя что – от слова “русский” воротит? Чё же ты тут “трёшься” – в России?
    (Любопытно – кто держит эту паршивую газетёнку?)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *