Истории

Самая длинная ночь в году

Самая длинная ночь в году

Автор:

21.12.2015
 553
 0

Грядет ночь с 21 на 22 декабря, и в разных зарубежных странах начинают отмечать Йоль. Допустим, судьба распорядилась, что вы живете не в разных зарубежных странах, а в одной отечественной, но кто мешает начать отмечать Йоль? Вообще Йоль – мужской праздник, считается, что мужчинам позволено все, а порядочные женщины посидят дома.

«Ничего, — думаете вы, если рождены женщиной, — иногда древние традиции содержат недоработки».

«Например, — думаете вы, — я порядочная женщина и пойду самой длинной ночью — в ночной клуб».

Вы собираетесь в ночной клуб очень тщательно. Отыскиваете завсегдатая таких заведений. Твердо сообщаете о своем намерении присоединиться к нему такого-то числа. Веско добавляете: «По московскому времени пик (максимальная фаза) этого астрономического события произойдет утром 22 декабря в 07 ч. 58 минут».

Каждый ночной клуб должен быть расположенным где-то. Ваш неказист, зато расположен в историческом и культурном центре города, и вот уже на запястье синеет штамп с его названием и деньги за вход уплачены. «Сегодня живое выступление, — скажет один из клубных владельцев, — поторопитесь…» Вы проходите вглубь, барная стойка и предлагается выпить.

Винная карта выглядит забавно. От руки фломастером написаны наименования напитков: «куба-либре», «отвертка», «джин-тоник», ошибки незначительны. «Джин-тоник» стоит двести пятьдесят рублей. «Куба-либре» – двести двадцать. Самый дешевый коктейль содержит в составе что-то персиковое и оценивается в сто восемьдесят. На вкус все они неотличимы от мультифруктового сока с незначительным добавлением водки.

Бармен симпатичный, напоминает веселого кита из мультфильма, наверняка есть такой мультфильм. На диванчике слева девушка в прозрачной юбке и с волосами светлыми, как луна. Она говорит телефону: «Если через сорок пять минут тебя не будет, я ухожу с Витькой».

К девушке подходят молодые люди, гладят по светлой голове, возможно, среди них есть потенциальный счастливчик Витька. Вы, пытаясь скрыть явный этнографический интерес, проходите в первый зал. Живое выступление, кто-то что-то поет, кто-то чем-то размахивает артистично. Предмет, похожий на гимнастический снаряд «булава». Эффектней бы выглядело жонглирование горящими факелами, тем более – Йоль, в эту ночь зажигают «йольское полено», чтобы уберечь себя от злых духов.

«Боги и богини нисходят на землю, тролли и эльфы беседуют с людьми, мертвые выходят из Нижних Миров. На Йоль Солнце восстает из мрака, и мир возрождается.

По традиции, Йоль длится тринадцать ночей, которые называют Ночи духов. Эти тринадцать ночей — как брешь между двумя годами, где нет ни привычного времени, ни привычных границ, когда вершится жребий богов и вращается веретено богини Судьбы – Урд».

Вы пересказываете этот спич своему спутнику, отыскав его неизвестно где, в третьем запроходном зале, он сидит на половине теннисного стола и курит. Пачка сигарет валяется рядом, черные буквы, шрифт «прагматика», курение убивает. «Веретено богини Судьбы», — повторяете вы величественно. Спутник отвечает: «Все правильно, но вот отыскала ли ты ясеневое полено? Украсила ли ты его подобающим образом?». После этого он исчезает, сверкнув на прощание улыбкой.

Парень в вязаной шапке выпивает тайно принесенный слабоалкогольный «ягуар», делает большой глоток и закрывает глаза. Открывает глаза, делает глоток еще, закрывает глаза. Стул под ним кажется неустойчивым.

Стены клуба выкрашены масляной краской и расписаны психоделически. Деловой походкой заходит высокая девушка в сером пальто и кепке козырьком назад, звучно целует всех, попадающихся на пути, даже вас.

В легком недоумении глуповато улыбаетесь. Девушка в кепке выпивает местную разновидность куба-либре. Мрачнеет. Набирает на мобильнике сообщения, отправляет.

Два нечеловечески красивых мальчика пытаются попасть в санузел. Дверь туда давно и безнадежно закрыта. «Нет, ну я не могу, — говорит один, — там сколько человек вообще?»

Второй начинает громко рассказывать стихи, вы удивленно опознаете Бродского: «Я входил вместо дикого зверя в клетку, выжигал свой срок и кликуху гвоздем в бараке, жил у моря, играл в рулетку, обедал черт знает с кем во фраке…»

Парень в вязаной шапке взволнованно двигается на своем колченогом стуле, рядом оказывается девочка в кожаных шортах.

Отнимает у него алюминиевую тару, пьет. Парень говорит ей: «Эй, ты же дутая, перестань…» Девочка смеется, смеется.

Живое выступление, судя по всему, закончено. В третьем запроходном зале оказывается группа людей с вариациями гимнастических булав, они взмахивают ими и задевают девушку в кепке.

«Что это такое, никуда нельзя деться от толпы, нигде нет возможности уединиться и спрятаться, пустите меня, пустите», — говорит она без пауз, нервно тушит сигарету непосредственно о половину теннисного стола.

Вы чувствуете себя не сказать – потерянно, но почти. Возвращаетесь к барной стойке и заводите разговор с барменом о традициях Йоля, перешедших в христианское Рождество – вечнозеленое дерево, оно же маленькая елочка. Бармен загадочно улыбается. «В Исландии принято считать, что те, кто не обзавелись к Йолю новой шерстяной одеждой, — достанутся Йольскому коту…»

«И кот их съедал?» — спрашивает кто-то.

Вы оборачиваетесь, несколько новых людей, их руки проштампованы, цвет глаз неразличим в полумраке. Бармен оживляется, выходит из своего укрытия и раскрывает объятия.

«Неизвестно, что делал с ними кот», — отвечаете вы.

«А вы что здесь делаете, я вас не знаю, а я тут знаю всех», — говорит неизвестный, очень короткая стрижка, а глаза серые, вблизи можно рассмотреть. Девушка в прозрачной юбке на диванчике говорит телефону: «Ненавижу тебя!»

«Меня тут забыли», — признаетесь вы. Музыка меняет свое направление и растекается по полу, пластается под ногами, тягучая такая.

«Я вот вижу, что вам здесь не нравится. Пойдемте в какое-нибудь другое место», — говорит неизвестный.

«В какое?» — «Более пафосное». — «Нет, спасибо, я домой иду, мне еще надо про итоги года сочинить». – «Зачем?» — «Главный редактор хочет». — «И каковы итоги?» — «Ничего особенного, но надо сформулировать». — «Сформулируем вместе». — «Спасибо, нет».

Вы улыбаетесь и проходите мимо. Девочка в кожаных шортах сидит на корточках, удобно положив голову на деревянную скамейку.

Нечеловечески красивые мальчики играют в скрэббл, девочка в кепке сняла серое пальто, раскачивается в такт музыке. Вы смотрите, внимательно смотрите, как подглядываете, разворачиваетесь и достаете из сумки номерок, он светится в специальном свете. Красиво. Получаете шубу. «Вы можете еще вернуться сегодня», — напоминает гардеробщик, но вы не вернетесь.

Продолжается самая длинная ночь, вы идете по улице, пусто, сыровато, тихо. Что там с итогами, надо попрощаться со старым годом, выразить ему признательность за все, постараться не корить. Вспомнить свои решения, среди которых нет неверных, а есть просто решения и полученный опыт.

«Простите, — вдруг слышите вы, — мы сейчас, типа, в клубе повстречались» — вас догоняет девушка в прозрачной юбке и с волосами светлыми, как луна. Она шагает одна, придерживая у горла воротник куртки.

«Вы не хотите погулять немного? – спрашивает она. — Сейчас не холодно. А то что-то настроение такое… дурацкое…»

Девушка всхлипывает и плачет. «Вы мне это прекратите, — говорите вы, — нет причин для слез». Девушка кивает, кивает, сбивчиво рассказывает о Витьке и других. Девушку зовут — Уля. И вы гуляете немного, бродите по освещенной главной улице туда-сюда, мимо переоборудованных фонтанов и вечнозеленых карликовых туй. Останавливаетесь, жестикулируя, изображаете в воздухе венок из омелы – один из символов Йоля – годовой круг, обновление и бесконечность.

«Идти к новой жизни без груза прошлого!» — убеждаете вы девушку Улю, она аккуратно снимает пальцами слезы с ресниц.

«Ну, наконец-то я вас нашел!» — рядом останавливается неизвестный из клуба, короткие волосы и серые глаза.

«Отлично, — радуетесь вы, — вот, познакомьтесь с Улей. Она как раз хотела еще пройтись, а я – домой».

Неизвестный смотрит на Улю и говорит ей: «Привет!», Уля пылает холодными щеками и отвечает: «Привет», вы прощаетесь с новыми знакомцами, сворачиваете направо. Они остаются на месте, Уля неуверенно смеется. Вы чувствуете себя бойскаутом, совершившим Хорошее Дело Дня.

Вернее, ночи. «Что я могу сказать о ночи? Что получилась длинной», — перефразируете вы и идете, идете.

Завтра день прибавится на минуту. Или даже на полторы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *