Рождественские истории. Новые версии

Невозможно рассказать полноценную рождественскую историю, потому что все полноценные рождественские истории уже рассказаны, и уже давно. Девочка сожгла свои спички — одну за одной, госпожа Метелица одарила сполна своих временных служанок, Золушкин башмачок оказался на единственно верной ноге, и даже Маша и Витя благополучно выбрались из волшебного леса. Как в известном анекдоте о двух вариациях солонки, полноценные рождественские истории подразделяются на сугубо горестные и убедительно счастливые, их канонический текст не допускает смешения жанров. Однако настоящее время без торжествующей эклектики представить невозможно, да мы ведь уже и договорились, что наши рождественские истории – не полноценные. Но что тут поделать, зато почти счастливые, почти о чудесах.

1. Эту историю мне рассказали — в письме. Читатели присылают письма, и очень интересные. Одна девушка, художница и дизайнер по профессии, поехала отдыхать в Турцию. Или в Египет – это не важно, а важно то, что поехала она совсем одна, без подруги, молодого человека или ребенка — молодого человека у нее не было, ребенка тоже, а подруга сломала левую ногу и прыгала по дому на правой ноге, не имея возможности даже спуститься – высокий пятый этаж без лифта. И вот художница очутилась в доступной по стоимости гостинице, совершенно, повторяюсь, одна, плохо владея иностранными языками, зато на двух здоровых ногах. В преддверии Рождества и нового года, эти праздники в странах арабского мира не очень-то приветствуется, но для гостей из стран не-арабского мира в рамках отеля стояла даже небольшая искусственная елка, и аниматор носил белую бороду, в честь событий. Художница в меру наслаждалась солнцем, температурой воздуха плюс тридцать градусов, системой «all inclusive», и ныряла в бассейн с хорошего разбегу. Она когда-то тренировалась в группе пловцов и подавала надежды. Ясным январским утром она заметила у бассейна нового человека – полноватого мужчину с двумя залысинами на слишком высоком лбу. Удивительно, насколько притягательными за границей выглядят соотечественники, курящие кальяны, к примеру, на родине художница и не взглянула бы в сторону большелобого, а тут – заинтересовалась. Не спускала глаз. Мужчина, не привыкший к таким знакам внимания, от смущения спрятался в бассейне, и не выходил из воды долго. Так долго, что кто-то злоумышленный украл его поясную сумку, где хранились все документы, деньги и необходимые лекарственные препараты в спрее, мужчина хворал астмой, редко покидал родной дом, и в чертов Египет никогда бы не поехал, если бы не чертовы корпоративные правила, строго регламентирующие отдых для сплочения коллектива. В общем, художница помогла большелобому, в том числе и деньгами, она вызвалась сама, и сама сопровождала его по инстанциям, разговаривая на своих плохих иностранных языках. Они подружились и стали любовниками. Любовная связь продолжалась и по возвращении домой, герои проживали в Москве. Художница чувствовала большое счастье. Художница благодарила господа за левую сломанную ногу подруги, и тут же просила для нее здоровья. С того самого достопамятного январского дня она каждое утро просыпалась в сказке, и засыпала тоже. Это чудо, это чудо – захлебывалась она словами и мыслями, а ровно восьмого марта выпрыгнула с высокого пятого этажа своей подруги – большелобый мужчина, глядя в сторону, признался ей, что, в общем-то, женат и не собирается. Художница не умерла, но долго лежала в отделении травматологии, после лечения прихрамывает на левую ногу, туристических поездок больше не совершает, и о чудесах не говорит — никогда.

2. Иногда дети устают от домашней еды и требуют вкусной и здоровой пиццы, тогда я иду за горячей в пиццерию, она расположена недалеко, а пока ожидаю заказа, выпиваю кружку пива — в конце концов, почему бы нет. Пью пиво, и за столик присаживается худая, очень худая девушка в сером пальто, пальто застегнуто до середины лица, сверху меховая шапка с ушами. Говорит: а здравствуйте. А здравствуйте, отвечаю от неожиданности.

А здравствуйте, повторяет девушка, так холодно на улице, зашла погреться. Раньше я всегда в продуктовом магазине напротив грелась, а сейчас его закрыли, уже год как. А вы знаете, кстати, почему? Такая история, по-настоящему счастливая история. Этот магазин, он принадлежал одной женщине, очень властной. Она была вдова с тремя детьми, уже взрослыми: два сына и дочь. И все дети должны были работать на нее, то есть — в магазине. По очереди стояли за прилавком, с юных лето, буквально с четырнадцати, по очереди разъезжали за рулем микроавтобуса — привозили товар. Мальчики в разное время отслужили в армии, они нигде не учились, потому что мама говорила: умеете пользоваться калькулятором, и ладно. И дочь нигде не училась, а мечтала быть биологом. Она рассаживала растения, а животных ей не разрешала завести мать. Когда старший сын вернулся из армии с невестой, мать прогнала её, конечно, беременную — ну она сказала, что работники ей больше не нужны. Справимся сами, сказала она, и невеста уехала в далекий город со своим уже надутыми животом. И вот так и складывались их дела, утром в магазин, поздно вечером — домой, если кто-то хотел взять выходной, вопрос обсуждался лично с матерью, и почти всегда она отвечала: нет. Год за годом отвечала: нет. И вот однажды она велела младшему сыну везти ее к поставщику колбас, хотела договориться о хорошей скидке для себя, дело было в середине декабря, а с нового года она уже планировала иметь хорошую скидку. Случилось, что поставщика колбас на месте не оказалось, и мать решила — ждать. Осталась в микроавтобусе, а сына отправила за минеральной водой «Волжанкой» — захотела пить. Когда через пятнадцать минут он вернулся с бутылкой воды необходимого сорта, микроавтобус был всмятку разбит огромным КАМазом — огромный КАМаз разворачивался и неправильно оценил расстояние до. Мать погибла, сказали — мгновенно. Очень трудно было её вынуть с пассажирского места, вырезали автогеном. Ну вот, а после всего дети магазин мгновенно продали, а сами разошлись — кто куда. Вообще не общаются, только сестра иногда звонит братьям, она поступила в университет, как хотела всегда, хоть поначалу и стеснялась своего зрелого сорокалетнего возраста перед этими подростками-абитуриентами.

 

Третья история — совсем короткая. Она о лыжнике, заблудившемся в лесу. Никакая не тайга, средняя полоса России, здесь тоже бывает морозно. Особенно зимой, когда лыжники и встают на тропу. Заблудился: подвел компас, обманул азимут, никакого мха, лишайников и полярной звезды, зато стемнело, похолодало, и разрядился телефон. В панике лыжник метался меж больших деревьев, обледеневая в тумане, неумело молился, просил помощи сверху, и вдруг наткнулся на избу. Это был когда-то добротный сруб, дверь плотно прикрыта, но подалась лыжниковой руке и распахнулась. С огромной радостью он затащился на порог, думая так: погреюсь, наберусь сил, и снова примусь за поиски шоссе. Это чудо, думал лыжник, благодарственно стуча зубами, вот и ко мне повернулся бог, услышал молитвы. Около небольшой кирпичной печи мерзли аккуратно сложенные дрова, стояла бутылка водки, начатая. Ни зажигалки, ни спичек (здоровый образ жизни) у лыжника не нашлось, и он решил для обогрева выпить немного водки. Обнаружили его через три дня, тело прекрасно сохранилось при низких температурах, а в бутылке водки оказался яд для промышленного мора грызунов. Говорили, что так владельцы избы оберегали жилище от незваных посетителей, одна из мер в комплексе защитных мероприятий, включающих еще расстановку капканов и емкостей с бензином в печке, под углями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *