Я позвоню вам с телефона-автомата

Расширяя границы сознания, можно твердо сказать, что сегодня у каждого есть своя любимая история не только про сугробы-убийцы и встречи с запрещенными в России сырами, но и непременно про попытки дозвониться в какие-то присутственные места. В такие, знаете, специальные присутственные места, где в трубке включают прекрасную музыку, и девушка каждые пятнадцать-шестнадцать минут говорит вкрадчиво: «ваш звонок очень важен для нас!». В голосе её играют электронные переливы, а еще необходимо перевести телефон в тональный режим на нажать цифру один, если вы – физическое лицо. Два – если вас беспокоит баланс лицевого счета. Три – если вы умеете сворачивать язык в трубочку. Четыре – если вы предпочитаете красное вино белому. Пять – если состоите в моногамном браке более десяти лет. Шесть – во всех остальных случаях.

К искаженному Моцарту или теме из «Эммануэль» все уже более-менее притерпелись, но жизнь не стоит на месте, и каждое утро мы вправе надеяться на что-то новое. Вчера моей подруге очень повезло. Подруга звонила в медицинское учреждение, хотела воспользоваться постпраздничной новогодней акцией и пройти комплексное обследование всего тела и внутри. Учреждение было непростое, не вот там первая городская больница имени Пирогова, где приходишь в любое время суток и сидишь себе мирно в приемнике, отдыхаешь. Крутое это было медицинское учреждение, типа «европейская клиника в Самаре» или «американская клиника в Самаре», или даже «израильская клиника в Самаре» — кто как любит.

И вот подруга звонит. И ей нежно признаются в любви и желают всяческого здоровья, под музыку. Но что-то подругу смущает. И с каждой секундой все сильнее и сильнее. Она просто даже встает и ходит с трубкой по квартире. И смотрит в окно. И считает падающие снега. И не может понять. И понимает вдруг. Мелодия, проигрываемая в трубке, оказывается саундтреком к русской народной песне «Хас-Булат удалой». Чудесная песня, очень её люблю, повествует об адюльтере с трагическим финалом, включающим гибель всех действующих лиц. (На самом деле, эта песня никакая не русская народная, а написана на основе стихотворения Александра Аммосова«Элегия», впервые опубликованного в ноябре 1858 года в журнале «Русский инвалид». Стихотворение создано автором под впечатлением от Кавказской войны, в которой Аммосов принимал участие под командой. И вот тут уже подсуетился русский народ, стихотворение стало песней. В девяностые годы девятнадцатого века устоявшуюся мелодию обработала О. Х. Агренева-Славянская, этот вариант и известен современному меломану. Что характерно, в авторском варианте гибнет только жена Хас-Булата, в народных – и жена, и сам Хас-Булат, а иногда еще и князь.)

Так вот, современная клиника и «голова старика покатилась на луг». Подруга начинает хохотать, не дожидается ответа, и выбирает первую городскую больницу имени Пирогова, где постпраздничных скидок нет, зато в телефоне быстро гудки, а потом ор: «Справочная!»

«Как-то, — говорит, — это надежнее, понимаешь?» И я её понимаю.

Другая подруга служила менеджером по продажам. И вот она готовилась к звонку в какую-то крупную фирму, чтобы огласить свое коммерческое предложение лично генеральному директору, а у фирмы мини-АТС была коммутирована с радио. Подруга настроилась на серьезный и деловой лад, а ей в трубку как грянет: «Ну что ж ты страшная такая, что ж ты страшная?! Ты ненакрашенная страшная и накрашенная!». Разговора с генеральным директором не состоялось.

Коллега как-то названивала в страховую компанию. Хотела выяснить насчет автомобильной страховки. Страховая компания своей музыкальной заставкой выбрала «Прощание славянки».

«Как это можно?», — коллега чуть не плакала. Она и вправду расстроилась. Она была славянкой, и не хотела прощаться. И вообще ничего такого не планировала: вокзал, строй солдат, марш, последнее объятие, смазанный поцелуй, стук колес, серый конверт с официальным извещением. Она насчет автомобиля хотела! А тут такое.

У меня тоже были случаи. Но поскромнее. В конце прошлого года позвонил электронный голос и пригрозил немедленно подать в суд за задолженность в размере одной тысячи восьмисот пятидесяти семи рублей перед неизвестной компанией-провайдером интернет-услуг. Я никогда не слышала о существовании этой компании-провайдера, громко выругалась, и стала решительно набирать ее нелепый номер: разобраться же надо!.. Там мне включили неожиданно послушать Адриано Челентано с его «Итальянцем», это было так мило, так неожиданно и прекрасно, обожаю эту мелодию, какое-то доброе вспоминается детство, белые гэдээровские носочки с каемочкой и молочный коктейль по цене 20 копеек. Я даже возмущаться в трубку передумала. Успокоилась. И как-то неожиданно быстро со всем разобралась.

Или вот: заблокировали мобильный телефон. Ничего особенного, просто исчерпала свой кредит, в этом случае номер отключают плотно, вернуть его к жизни можно только соединившись с Оператором Связи. Звоню, слушаю какую-то музыкальную глупость, потом еще музыкальную глупость, а потом Оператор Связи человеческим голосом меня спрашивает заботливо: «Наталья, вы понимаете, куда позвонили?»

Буквально опешила. Как это они меня быстро раскусили, думаю.

И еще. Чтобы закончить на оптимистичной ноте. Некоторая служба заказа такси ставит своих абонентов в очередь, и балует разными песнями. Точнее, одной – во все времена звучит Елена Ваенга, и по кругу желает, чтоб все были здоровы, и чтоб над нами сияло солнце ярче, чем на Мадагаскаре. Там еще продолжаются слова. Чтоб дети наши нас радовали. Плохо ли?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.