Истории

Сюзанна мон амур

Сюзанна мон амур

Автор:

07.04.2016
 713
 0

Вышла-то на малое время из дому, а сразу встретила на углу Сусанну Петровну (вспомнила: как-то давно смотрели с дочерью «Секс в Большом Городе», она говорит: «Мне самой красивой кажется Шарлотта», а тут взялся откуда-то бывший муж и жарко возразил: «Самая красивая – Сьюзен». Ерунда, мы сразу поняли, что речь идет о Саманте). Так вот, Сусанна Петровна – это такая невероятная маклерша по недвижимости. Мы десять года назад встретились на почве как раз вот этой квартиры, где я сейчас сижу и вижу в окно неопрятно груженые баржи, идущие по Волге. Две баржи: одна – вниз по течению, в Саратов, а другая – вверх по течению, в Казань. Открыли, значит, навигацию-то.

Сусанна Петровна более всего напоминала белочку, такого зверька. У нее была небольшая головочка, выпуклые нежные глазочки, хорошенькие зубки и маленькие ручки. Маленькие ручки она сцепляла в замочек на груди, а еще была очень подвижна. Ни одного разговора она не провела, оставаясь на одном месте. Суетливо сновала из угла в угол, если в помещении. И вообще могла убежать за поворот, если на улице.

Сусанна Петровна мне очень обрадовалась. Прямо спросила: «Неужели вы все еще здесь живете?!» Я удивленно ответила, да, здесь. Сусанна Петровна всплеснула маленькими ручками и быстро заговорила, что никогда не знаешь, где проснешься утром.

Подобные хипповские речи показались мне чуждыми в ее беличьих скромных устах, а она тем временем стремительно рассказала о своих профессиональных достижениях за истекший период.
– Расселяю сейчас коммуналку, – говорила Сусанна Петровна оживленно, – такая вкусная коммуналка, ум отъешь! На Красноармейской, в Челышевском доме! Ой, и не говори! Намаялась! Там три жильца, две бабки, один алкоголик. Бабок я в «хрущевки» на Хлебной площади вывезла, они в старом городе хотели, обломки цивилизации. С алкоголиком проблемы. Кошмарные проблемы с алкоголиком, даже не знаю!..

Тут Сусанна Петровна вернулась: она отбегала и последние слова выкрикивала издалека. Вернулась, склонилась к моему уху и доверительно прошептала туда:
– Мы с компаньонкой решили ему просто денег отдать. Ну, как бы, бери свои полтора миллиона и шуруй. А он говорит: «Вы чего, бабы, нельзя мне денег, я пропью сразу». А мы ему: «Да поди сразу не пропьешь, это ж полтора мильона». А он: «Обязательно пропью, я свою норму знаю». И тогда мы его к сестре повезли. Сами, сами, вот этими самыми руками взяли и повезли. Она живет черт-те где, под Волгоградом. В степи. Ты бывала под Волгоградом, в степи?

Я кивнула головой. Я бывала под Волгоградом, в степи. Сусанна Петровна оказалась этим очень довольна. Она схватила меня за рукав и проговорила по слогам:
– О-хе-рен-но-е место! Я никогда не думала, что такие вообще есть. Места. Идешь: какие-то кругом травы, иногда сухие, иногда зеленые. Мыши бегают, шуршат. Вдруг неожиданно – поселение. Городского типа. Откуда? И мы туда алкоголика привезли. К сестре. А сестра его не берет. Ну, женщину тоже понять можно…

Сусанна Петровна опять отбегает, возвращается, нервно закуривает:
– И миллиона, говорит, мне никакого не надо, только заберите это чудовище обратно. Оказывается, у них какая-то история была в детстве, неприятная, он младшего братишку утопил. Ну, как утопил. Баловались мальцы, а он его корягой по голове, что ли, стукнул. Алкоголик братишку. Нечаянно. А братишка – возьми да утони. И вот эта сестра уперлась: нет, нет, и нет. Он, говорит, и меня утопит с нашим удовольствием. А компаньонка моя отвечает: тут степь кругом, утонуть не страшно…

Тут немного пошел дождь. И я предложила зайти в пиццерию, что неподалеку. Выпить пива. Угостится пиццей. Ну, не мокнуть же.
– Что ты, что ты! – взвизгнула Сусанна Петровна испуганно, будто я ей предложила освежевать и съесть пробегающую мимо кудлатую собаку. – Я вообще сейчас не ем готовой пищи. Только сырые овощи. Чищу ауру. А то кармический сосуд переполнен. Через край. Да.

Она замолчала, затушила сигарету. А я испугалась за судьбу алкоголика. Мне показалось, что они с компаньонкой бросили его посреди степи, а сами рванули в Самару завершать сделку. А по итогам решили немного подправить ауру, выплеснуть грехи из кармического сосуда. И голодают. Десять дней. Я просто-таки замерла. Представила суровую будущую зиму, бесснежную и беспощадную. Звездную ночь. Высокое холодное небо цвета чернил. Костер из веток саксаула (или под Волгоградом саксаула нет?), рядом несчастный алкоголик растирает окоченевшие пальцы. Он замотан в отрепья, на голове – выношенный треух. Готовит что-то несъедобное в консервной банке. Ест, обжигаясь, руками. А рядом бегают сайгаки, и суслики спрятались в норах от мороза.

– Ты что? – потрясла меня слегка за плечо Сусанна Петровна, – я с ней разговариваю, а она молчит!.. Говорю, не буду никогда связываться с такими делами, нееет, спасибо! В сплошном убытке осталась, еще и с компаньонкой поссорилась. Алкоголик, страшный дурак, прости Господи, прокатился с нами туда-сюда, развеялся, а теперь пьет, третью неделю не просыхает. И откуда деньги берет, не знаю, загадка. Один, в пятикомнатной квартире, сто тридцать квадратных метров, окна на два света!.. Балкон. Санузел раздельный. Дубовый паркет в хорошем состоянии…

Я выдохнула с облегчением. Хорошо, все-таки, что алкоголик вернулся в свою родную коммуналку и третью неделю пьет. Хотя, конечно, непосредственно в этом ничего хорошего нет. А маклеры от недвижимости – удивительные люди.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *