Кристаллизация

Я очень люблю на что-нибудь заморочиться. Причем сама история заморочек уходит корнями черт знает куда. В детском саду девочкам на день рождения было принято дарить кукол двух видов, например, брюнетку и блондинку. До сих пор помню этих немецких головастых пупсов. Так вот, я мечтала о брюнетке. Видела ее во снах. И плела интриги в своем формате. Говорила воспитательнице, ответственной за акты дарения, что недолюбливаю свои светлые волосы. Наставляла каких-то текущих именинниц, чтобы они хотели блондинок — тем самым снижала конкуренцию. В общем, все удалось.

Лет в пятнадцать я заморочилась по кройке и шитью. Изготавливала себе наряды из каждого встреченного ненароком клочка материи. Финансовые возможности были ограничены. Фантазии беспредельны. Огромное количество отцовских рубашек переделывались мною в блузы с воланами вокруг запястий и просто майки с открытым асимметрично плечом. На фотографиях того времени я гордо оправляю по плотному тельцу странные одежды из ситца, китайской наволочки и перелицованного плаща состоятельной соседки. Даже сшила осеннее пальто и жилет из мебельного гобелена с прорезными карманами.

Забеременев вторично, немедленно перешла на здоровое питание с растворимой лапшой и такими же пюре с сухариками. Отыскивала обеды еще неиспробованного вкуса, и это было настоящим праздником — в каком-нибудь удаленном магазине обнаружить не вечные спагетти — болоньезе, а что-нибудь в грибном соусе. В это же время я открыла сериал «Скорая помощь» и потерялась во времени. Тут двумя словами не обойдешься, слишком большой исторический пласт, но чувства были сильнейшими.

Один знакомый мальчик с детских лет ценил журнал «Сельская Молодежь». И собирал их в коллекцию. Менялись режимы, деньги и власти, а его отношения с «Сельской Молодежью» оставались неизменными. Несколько раз он даже выезжал в разные другие города, чтобы купить номер-другой. А одна девочка спала только на постельном белье Трехгорной мануфактуры. Навещая с эротическими целями своих товарищей, она осведомлялась о марке простыней. Вдоволь насмотревшись на недоуменные и даже перекошенные лица, доставала из дамской сумочки пару наволочек и просторные пододеяльники любимой фабрики. После всего она немедленно принималась стирать, замачивала в любом мыльном растворе, и терла под краном руками, как дореволюционная прачка. Сушила непременно на воздухе.

Джин-тоник! В алюминиевых банках, новинка 1996 года, как же я могла забыть. Предмет помешательства длиной в три сезона, причем лучшим считался не синий, а темно-зеленый.

Посты в соцсетях. Тут многие подсели. У меня было большое человеческое преимущество, сейчас расскажу, какое. Известно, что самыми интересными историями являются описания самой глупой ситуации в жизни автора. О, я могла похвастаться множеством подобных ситуаций, что и проделывала с удовольствием. Это — глобальнейшая заморочка нулевых годов, бесспорно. Как и сериал «Клиника».

Весной мы семьей ели бочковую селедку, летом — забыла, осенью — мороженую вишню, а в декабре — йогурты с шоколадными шариками. В последнее время меня неожиданно повело в сторону лаков для ногтей всех оттенков красного. Тренды прошедшей зимы и новой весны.

И нет никакой возможности остановиться! Это как перенасыщенный раствор соли, когда она перестает растворяться в воде и при малейшей возможности запускается процесс кристаллизации. Что-то такое делали в средней школе на занимательной химии, в прозрачном стакане выращивали сталактиты и сталагмиты на лохматых нитках и проволочках. Наверное, в этом и есть сущность заморочек, кристаллизация как процесс фазового перехода вещества. Правда, не всегда нужной лохматости нитка попадается, но это уже дело случая.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.