Истории

Разбитое сердце Дарьи

Разбитое сердце Дарьи

Автор:

28.04.2016
 939
 0

Давно хотела рассказать одну интересную историю, но сдерживала себя, решив приурочить её к разгару весны, времени любви и труда. Психолог Дарья мечтала выйти замуж за иностранца. Она установила в социальной сети следующий статус: «Уехать!», и планомерно двигалась по выбранному пути. Поместила личную анкету на особенном сайте знакомств, полном иностранцев. Особенность сайта заключалась в том, что невест из России он не приветствовал, и Дарье пришлось подкупить приятеля-программиста, чтобы он выправил ей нероссийский IP. Фальшивый виртуальный паспорт стоил Дарье двух куриц, запеченных с аджикой и плотно увернутых в фольгу – именно такой платы затребовал программист.

Дарья ни на минуту не пожалела о своем кулинарном вкладе в личную жизнь – и кур она приобрела не зря, и аджикой вымазалась с ног до головы тоже. Кстати, по совету своей лучшей подруги, швеи Екатерины, Дарья сделала себе питательную маску из куриного филе, богатого протеинами шелка. Маска благотворно воздействовала на ее красоту и молодость. Такая, усовершенствованная протеинами, Дарья появилась на сайте, где паслись граждане крупных европейских государств, и некрупных тоже. В принципе, Дарье хватило бы и княжества Монако…

Со временем у Дарьи появилось три основных жениха – голландец, француз и англичанин. Голландец увлекался сельским хозяйством, традиционно выращивая свиней, француз чем-то занимался на государственной службе, англичанин преподавал физическую культуру в школе для музыкально одаренных мальчиков. Казалось бы, спрашивала Дарья англичанина через программу – переводчик, – зачем музыкально одаренным мальчикам физическая культура? Англичанин ласково отвечал, что физическая культура еще никому не помешала, и письменно одобрял Дарьину поджарую фигуру. Дарья поджаривала фигуру в фотошопе и немного смутилась незаслуженной похвалы. Одновременно француз скверно пел ей песни, а голландец высылал разноцветные диаграммы о повышении эффективности использования оборотных средств.

Надо сказать, что голландец сразу показался Дарье наиболее симпатичным: он был привлекательно лыс, широк в плечах и наряден своей фермерской униформой. Однако вскоре после диаграмм он выслал ей отдельным письмом фотографию дородной блондинки, разметавшейся на стоге сена, скромно приписав: «Это моя жена Марта, мы снова вместе, всегда твой». Дарья, оглушенная голландским предательством, яростно впиявилась в англичанина, потому что француз успел внушить ей своим голосом отвращение ко всему французскому. Дамы и господа, никогда не слушайте скверно исполняющих французов!

Англичанин был настроен серьезно. Он пригласил Дарью встретиться в Турции, на одном из прекрасных курортов этой цветущей страны. Встреча была коротка, но подсказала влюбленным, что они созданы друг для друга. По крайней мере, англичанину точно подсказала: месяцем позже он выслал Дарье официальное предложение руки, и стал напряженно ожидать ее визита.

Дарья неспешно собиралась в Англию. Лондон, тамошний мост, часы на башне и прочие места обитания нового Шерлока – все это, безусловно, прекрасно, однако англичанин восторга ей не внушал.

– Наверное, он староват для меня, – делилась тревожными мыслями Дарья со своей подругой-швеей Екатериной, – что ни говори, пятнадцать лет разницы – это серьезно, особенно, когда тебе за тридцать.

Дарье было за сорок, но она не любила акцентировать на этом внимание. Екатерина пыталась сводить на переносице, нафаршированной ботоксом, ровные брови и ругала Дарью:
– Ты, Дашка, ненормальная! – так и говорила, сноровисто собирая в дорогу большой кейс на колесиках, с выдвижной синей ручкой.

Придерживаясь за синюю ручку кейса, Дарья ступила на английскую землю. Жених улыбался, над головой его реял российский флаг, у ног тявкала собака. «Какая прелесть!», – обрадовалась собаке Дарья. При свете сдержанного британского солнца англичанин показался ей еще более старым. Она с жалостью погладила его по редким волосам цвета пепла и почуяла неладное.

В английском доме первым делом Дарья прошла к фортепиано, где сыграла танец маленьких лебедей, цыганочку с выходом, а потом – собачий вальс. Англичанин почтительно прослушал. Забытый в углу музыкально одаренный мальчик хихикнул, за что сразу же получил пинка. Дарья понравилась всей его семье – и троим взрослым сыновьям, и дочери-подростку, и старенькой маме в седых перламутровых кудрях. Семья много разговаривала с Дарьей по-английски, Дарья в отсутствие программы-переводчика отвечала одной из двух широко известных ей идиом. На июнь назначили свадьбу…

Бракосочетание подданных двух различных государств – дело непростое, изрядно затратное. Англичанин потратился, но прибыл в Дарьин родной город с необходимыми документами, разрешениями и прочим. Дарья не встретила его в аэропорту – была занята, рыдала на груди швеи Екатерины, повторяя о своем нежелании видеть англичанина. Из аэропорта он добрался как-то сам, произведя на местных таксистов положительное впечатление. Дарья, в вытянутой футболке и босиком, открыла ему дверь. «А может быть, – сказала она с вызовом, – я родину люблю!». Англичанин не очень хорошо владел русским языком, и улыбнулся в ответ. Он радовался свиданию с невестой, настоящей красавицей и патриотом.

Свадьба прошла вяло. На следующий день Дарья ушла в туристический поход по реке Урал вместе со своим коллегой по психологической работе. Англичанина в аэропорт опять никто не отвез, однако он был доволен – всю дорогу в маршрутном автобусе рассматривал фотографии молодой жены и мечтал о будущей семейной жизни.

Развод подданных двух различных государств оказался делом достаточно простым, отнюдь не затратным. Развод ловко провернула сама Дарья.

– Ты понимаешь, – жарко признавалась она своей подруге Катерине, – понимаешь, тут голландец объявился! Помнишь, такой с красивой лысой головой? Так он снова разъехался со своей и свободен для посещений!

Голландец призывно семафорил обнаженной загорелой макушкой прямо из сердца своего приусадебного хозяйства – масштабного свинарника, Дарья посылала ему в ответ тысячу воздушных поцелуев. Она снова паковала кейс на колесиках, а где-то, тысяч за пять километров, бывший её англичанин вздыхал о своей судьбе, и никто не мог ему помочь, разве что украинка Ксения, обладательница каштановых кос. Для Ксении поездка в Турцию представлялась слишком дорогостоящей, поэтому решили сразу встречаться в Киеве.

Такая вот история международного значения. Почему я ее приберегала к весне, а потому, что она о любви, конечно, во всем ее разнообразии видов. И еще о том, что бумажное сердце так легко изорвать на куски, куриное – нанизать на шпажку для шашлычка, а из человеческого некоторые герои французского эпоса стряпали пироги. Дамы и господа, берегите окружающие сердца, не разбивайте!

 

фото: Аллан Тегер

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *