Истории

Секс – наша работа

Секс - наша работа

Автор:

06.06.2016
 2389
 1

С наступлением лета горячие линии департаментов социальной направленности переполнены одинаковыми вопросами: куда пристроить на работу подростка и школьника, чтобы не мотался он летом по жарким улицам, не курил запрещенных главными санитарными врачами смесей, и не воровал в магазинах. Ответы на одинаковые вопросы есть, и некоторые школьники добросовестно трудятся помощниками садовника в Ботаническом саду или курьерами в ежедневной газете. Жасмин и Лена работают летом проститутками. ЕГЭ три года назад сдали прилично, учатся в госунивере . Планируют стать социологами. Или политологами.

«Или кем-нибудь таким», — загадочно говорит Жасмин. Летнюю сессию сдали досрочно. Впереди – три длинных месяца, которые можно провести по-разному. «Трудовое лето», — тонко усмехается Жасмин. По всей видимости, ее зовут все-таки иначе, а Жасмин – творческий псевдоним. К выбору наряда Жасмин тоже подошла творчески. На ней алое платье из кружева, спина открыта, а каблуки туфель будто бы из чистого золота. Лена чуть опаздывает, но вот уже идет, шаркающей кавалеристской походкой, светлые волосы увязаны в посконную косу, шорты и майка ти-шотка.

Мы встречаемся в кондитерской «Крем и Брюле», это чрезвычайно белая кондитерская: белые скатерти, белые стулья, белый прилавок, белые часы на белой стене и белая кухонная мебель, обозначающая домашнюю атмосферу и ее тепло. Белая одежда официантов. Лампы под белыми плафонами льют белый свет с высокого белого потолка. Суп-пюре из брокколи тоже белёс и призван подчеркнуть семейный тон; ему удается. Порция капуччино — 180 рублей, эспрессо вроде бы сто, не помню. Я ем пирожное «большая корзиночка» с творожным кремом и ягодами типа черника. Жасмин выбирает лимонный чизкейк, Лена цедит «американо» и укоризненно подсчитывает количество потребляемых нами калорий. Качнув головой, начинает рассказ:

«Я ничуть не удивилась, когда вы нам позвонили. Женщины часто звонят, ищут ловких партнерш для оживления супружеского вялого секса. Это сезон мы как раз начали с Жасмин с такой парой – на выходные ездили на турбазу, под Рождествено. Там тетка такая толстая, жесть. Да и мужик её нормальный жиртрест. Очень мы их удовлетворили».

«Ездили вдвоем?» — уточняю я.

«Мы всегда вдвоем, — кивает Лена, — так лучше всего. И запросить можно больше, и не так рискованно. И можно поржать».

«Как формируете политику ценообразования?» — изысканно спрашиваю, не решаясь кинуть плебейское «сколько стоит».

«Ой, да какая там политика, — Лена машет рукой, — пять тысяч два часа за обеих. Если длительные какие-то сейшны, или тематические – ну там, плетки, ошейники, нестандартные проникновения – так это оговаривается каждый раз. Вот эти толстяки были любителями гомо, так каждый вынули по пятерке под конец дня. Раздельный бюджет, вау!»

Лена иронично смеется. Я задумываюсь над нестандартными проникновениями. Продолжает Жасмин: «Вот вы спрашиваете: как пришла в голову такая мысль. А я вам скажу, что такая мысль есть в голове у всех. У всех! – восклицает она звонко, — просто не все решаются эту мысль из себя вынуть и превратить в жизнь».

Лена поправляет: воплотить в жизнь.

«Плевать! – морщится Жасмин, — в прошлом году, перед вторым курсом, меня мать к себе на службу пристроиала, бумажки по папкам раскладывать. Так через неделю я уже трахалась с их замом по потребительским кредитам. Причем так еще ужасно получилось – он меня таскал на какую-то хату, а это оказалась квартира его беременной дочери, где как бы производился ремонт. И один раз эта самая дочь пришла с проверкой отделочных работ, следом – мамаша, басила там в передней, типа, мошенники, прохиндеи, проводку до сих пор не загнали. А тут мы с папашкой, в позе лотоса. То-то была встречка».

«Её сразу уволили, — комментирует Лена, — да еще с комментариями. Типа, непристойное поведение, порочащее честь семьи, бла-бла, асоциальная личность… Матери по ушам ездили. Мать ее даже побила».

«Фигня, — морщится Жасмин, мокрой тряпкой съездила по роже, и все. А что будет от тряпки? что будет от тряпки? Ни синяка, ни царапины».

«В тот же день мы разместили в инете объявление. Ну, интимные услуги, классические, и по договоренности», — переходит к сути Лена.

«Фотки чужие поставили, конечно, — подхватывает Жасмин, — и телефон специально для этого завели, новый. Личная охрана? Да ну, какая там охрана. Мы в гостинице же договариваемся, ну, чтобы комната по часам. Там есть секьюрити, если что. Но ни разу не потребовалось».

Лена перебивает: «Как это – ни разу? А когда лупоглазый вырубился? Кто визжал: милиция?!»

«Да он просто напился, — Жасмин закатывает глаза, — и подумаешь, взвизгнула пару раз».

«Чаще всего мы приходим в гостиницу к часу. Раньше не бывает записи, есть, конечно, исключения – вот один у нас, депутат, может только в субботу утром, так мы к десяти в субботу и приходим. Суета, конечно, особенно после пятничного вечера, но что делать».

Официантка в белом спрашивает, не повторить ли напитки. Девочки просят травяной чай. «Тысяч шестьдесят в месяц, — говорит Лена, — без напряга. В прошлом году я на одежду все потратила. Сейчас такой ерундой не буду заниматься, сейчас мне сто тысяч нужно на оформление рабочей визы в Америку. На следующий год летом поеду».

Улыбаясь, отвечает на незаданный вопрос: «Не знаю. Я еще не определилась. Чем там займусь».

Жасмин резюмирует: «Осенью и зимой мы не работаем. Мороки много – туда, сюда, в теплых одеждах, темнеет рано, морозы там всякие… Родители нудят, что не учишься. Да и личную жизнь нужно когда-то устраивать».

Лена соглашается с поправкой: «Сезонная работа. Правда, есть вариант. Оставить парочку клиентов. Постоянных. Или одного. Так можно от родителей съехать, пусть аренду квартиры оплачивает, и на расходы дает. У меня один на примете уже есть».

Жасмин, ревниво: «Кто это?»

Лена, округлив глаза: «Да ты знаешь! Такой, блондинистый, на синей «ауди».

Жасмин, цокает языком: «Который пахнет рыбой? Да нищеброд он. Хоть и блондин» — «Он не пахнет рыбой» — «Несет, как от тухлой селедки» — «Тебе просто хочется со мной поругаться» — «Ты сама вовсю продвигала темку, что влюбляться — полный отстой» — «Я не влюбилась!» — «Я тебя умоляю!» — «Не влюбилась!» — «А кто его в контактике искал? А кто его тайком сфотографировал в ванной?»

Лена вспыхивает и нервно щелкает одноразовой зажигалкой. Официантка в белом ласково сообщает, что у них не курят. Не гася сигарету, Лена стремительно покидает белую-белую кондитерскую, и через большое окно видно, как она шагает туда-туда по тротуару, время от времени щелчком сбивая пепел.

«Дура, — пожимает плечом Жасмин, — где это видано – в клиентов влюбляться». Она с неистовой силою принимается, наконец, за свой чизкейк. Лицо ее становится деловым, будто бы уже наступило субботнее суетливое утро, когда нужно спешить на свидание с депутатом.

Один комментарий на «“Секс – наша работа”»

  1. “…изысканно спрашиваю, не решаясь кинуть плебейское…”
    А почему не решаетесь? Надобно говорить, как душа просит, как воспитали, т.е по плебейски.
    Изысканно говорить с проститутками – значит вставать на их уровень, т.е. становиться проституткой. Пока в душе, надеюсь.
    Писать в подобном тоне о грязных мерзавках стыдно, а читать противно.
    И – хоть одно слово про грязные концы, коими им приходится ежедневно потчевать свой рот и остальные отверстия.
    Так вы ещё начнёте с таким же придыханием и маньяков приравнивать к нормальным людям.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *