Одна рождественская история

Истории можно отнести к рождественским, если они вселяют чувства глубокого удовлетворения. Только этот критерий и может рассматриваться, а никакая не  любовь, обретенное в трудах счастье, и другие случаи из разряда «встань и иди». Вот эта историю про бандита, но насквозь пронизана рождеством, лучами той самой звезды, уверяю вас.

Случай довольно древний, чуть не двадцатилетней давности. Один человек был Бандит. Он не выскакивал из кустов на большой дороге, не раскраивал черепа идущих молотком или обломком трубы, не опустошал их кошельки, но все-таки он был настоящим бандитом и отдавал распоряжения делать что-то такое. Лидер организованной преступной группировки, вот. И все у Бандита складывалось очень хорошо, и руки свои он вовсе не считал в крови, и умело сотрудничал с оборотнями в погонах, и семья его чтила, и подчиненные бандиты поменьше – боялись и уважали. Так что никаких угрызений совести, это важно. Сам жил в коттедже, жена отдельно с детьми и с охраной жила в коттедже, главная любовница жила в коттедже, а несколько неглавных – просто в квартирах, неплохих. Родители тоже в коттедже, да. Родители считали, что он торгует растительным маслом. Растительное масло нужно всем. И картофеля поджарить, и винегрет сдобрить. Не говоря уж о сельди с лучком.

И вот как-то произошло событие, глубоко перепахавшее суровую бандитскую душу, никто не ожидал. Даже не событие, прозвучала одна фраза. И произнес-то ее не академик Сахаров, например. И не Билл даже Гейтс. А самый забубенный бандитский исполнитель в бригаде. Ну. все знают, кто такой – исполнитель. Это наемный убийца, по-английски говоря – киллер. Если ты работаешь лидером организованной преступной группировки, то в твоем подчинении как минимум один такой есть, а у Бандита было — два.

Исполнитель стоял и пинал колесо своей «восьмерки» с тонированными стеклами. Рядом были припаркованы еще «восьмерки», еще «девятки», парочка «нормальных мерсов» и другие машины. Намечалась «стрелка», это такие разборки между разными организованными преступными группировками, очень было распространенное мероприятие. Делили сферы влияния, нужно же понимать.

Исполнитель пинал колесо, о чем-то размышлял, и тут к нему подошел мелкий бандит на побегушках и говорит: «Брат, извини. Вопрос можно?»

«Базара нет», – отвечает исполнитель. Было принято так отвечать. Просто закон.

«Я чисто для дела поинтересоваться, – объясняет бандит на побегушках, – я чисто расти решил, ну в профессии. А ребята говорят – глупый еще. Так вот разобраться хочу…»

«Ну», – подбадривает его исполнитель.

«Ты мне вот главное скажи, – мелкий бандит немного тушуется, – вот что это такое – убивать? Ну, человека когда убьешь, своими руками? Что это такое?»

Исполнитель молчит. Достает сигарету, курит. А дело происходит в загородном самарском парке, очень удобном для разборок такого рода. Кругом природа, практически нетронутая, потому как трогать ее у города нету средств. Кусты шиповника торчат колючими ветками, деревья шелестят мощными кронами, вечно зеленые голосеменные роняют иголки разных размеров. Недалеко Волга, бьет резвой волной о неухоженный каменистый пляж, по пляжу перекатываются ветром целлофановые пакеты и другой мусор. Солнце опускается, закат приобретает красные оттенки взамен остаточных желтоватых, чайки кричат, или не чайки. Красота, красота, рай. Рай.

Исполнитель щелчком отбрасывает окурок, пожимает плечами и говорит: «Ну, убить человека. Или там – не убить. Можно так, а иногда можно – и так. В принципе, не вижу разницы. Это и называется – профессионализм».

А Бандит, тот, что лидер организованной преступной группировки, стоял рядом и все слышал. И что-то в нем сломало вот это «в принципе, не вижу разницы». Ничего себе, примерно так подумал Бандит, разницы он не видит, это что же получается, исполнителю совершенно все равно, убьет он, к примеру, в данную минуту его, Бандита, или нет? Как такое может быть вообще? Какой, к черту, профессионализм? Ведь жизнь дается человеку только раз, и прожить ее нужно так, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы.

Мысль не революционная сама по себе, просто Бандиту раньше никогда не приходила в голову, а тут – пришла. И он буквально возродился заново, за пару месяцев отошел от основной своей бандитской деятельности и действительно принялся торговать растительным маслом, раз уж все равно родители так считают. Растительное масло нужно всем. И картофеля поджарить, и винегрет сдобрить. Не говоря уж о сельди с лучком.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *