Сто лет любви

«Мой одноклассник Валера (зачеркнуто) Петров! Поздравляю тебя с Днем Советской Армии и Военно-Морского Флота! Желаю исполнить свою мечту! Твоя одноклассница».

В названии праздника все строчные буквы переправлены на заглавные — синим фломастером, выменянном в магазине «Стимул» на макулатуру. По глянцевой поверхности открытки летит танк, вьются флаги, светит солнце, и через все это размашисто надпись «Слава вооруженным силам СССР».

Тебе одиннадцать лет, неделю назад на отдельном для девочек собрании классная руководительница, непомерно толстая женщина с редкими волосами, распределяла мальчиков для поздравлений. Она водила коротким пальцем по журнальным строкам, а бодрым взглядом – по рядам парт. Мальчиков не хватало среднесписочным составом, и чтобы уравнять учениц в правах и обязанностях, классная руководительница к некоторым, особо отличившимся, прикрепила по две девочки. «Пусть иные мальчишки (звучало: мальчижки) получат по паре открыток, — говорила довольная собой руководительница, — это даст остальным возможность задуматься над своим поведением, и сделать правильные выводы». Руководительница рассматривала грядущую славную дату как очередной этап в учебно-воспитательной работе, и кто ее в этом обвинит.

Ученицы хихикали за партами и молниеносно строчили друг другу записки разной степени откровенности. Потом спускались в школьный гардероб, забирали свои смешные клетчатые пальто, вбивали ноги в войлочные сапоги с орнаментом, и шли в книжный магазин – выбирать открытки. Хороший книжный магазин на улице Полевой. Ты хотела бы поздравить красивого остроумного Алешу, но достался тихий троечник Петров, благополучно пришвартовавшийся лет пятнадцать назад на восточном побережье США. Исполнил, наверное, мечту, как ты сразу и просила.

«Мальчики! Поздравляем вас с днем Советской Армии! Желаем вам крепкого здоровья, отличной учебы, интересных увлечений! Помните, что вы – будущие защитники Родины! Девочки 8Г».

Стопка одинаковых открыток – на фоне боевого красного знамени выстроились бойцы. У бойцов суровые лица, состоящие из прямых углов и сомкнутых ртов. Девочки 8«Г» поочередно разбирают открытки. Какой все-таки неприятный месяц – февраль! И холодно, всегда так холодно, зима продлится еще долго.

Текст поздравления сочинила староста класса, крупная волоокая девочка Таня, тоже, к слову сказать, перебравшаяся в Америку, но куда-то туда, где всегда снег (не Аляска). Сочинила и написала на доске в меловых разводах четким почерком отличницы. Происходило на перемене перед физикой, кафедра учебного кабинета топорщилась эбонитовыми палочками. Таня затеяла еще добавить после «защитников Родины» — «успешно овладевайте знаниями и воинскими дисциплинами», но остальные подняли ее на смех. Таня не стала спорить — зачем. Она расправила коричневую юбку форменного платья и строго сказала: «Всем понятно? Никакой отсебятины! Это распоряжение завуча».

 Завуч, чопорная Лидия Васильевна, действительно вызывала к себе членов учкома, комсоргов и старост старших классов, чтобы в тесном кругу обсудить из ряда вон выходящее событие, а именно: злостную беременность одной из восьмиклассниц, вскрывшуюся случайно на уроке физкультуры. Физрук, пожилой коренастый татарин, долго не мог прийти в себя и заикался, жестами изображая настигший его ужас в лице пузатой Лены, мчащейся навстречу коню. Так вот, Лидия Васильевна, гордо закинув гладко причесанную маленькую голову, объявила членам учкома, комсоргам и старостам старших классов, что больше такого безобразия она не потерпит, никаких хиханек, никаких хаханек, дискотеки при электрическом свете, а текст поздравлений заверить у нее.

На «интересные увлечения» завуч морщит нос, но позволяет, имея в виду лыжи, коньки, все эти зимние забавы, снежки, что там еще. Тарахтит звонок, дверь кабинета физики распахивается, девочки сноровисто прячут открытки в тетради и дневники. Таня царственно сходит с кафедры, метя подолом, ее место занимает блондинистая физичка, похожая на электрон, а в собственном доме валяется перед скучным телевизором изгнанная из школьного коллектива беременная Лена, выучившаяся потом на секретаря, что ли, делопроизводителя. Ее первый босс станет ее мужем, а ребеночек окажется совершенно не помехой, даже и хорошо, что уже большенький. Но в Америку не уедут, зачем придумывать лишнего.

«Дорогой Олег! Поздравляю тебя с праздником! Пусть новый год, который только что наступил, будет для тебя счастливым, а также исполнит все твои желания!»

Красивая открытка с жар-конями, тонко нарисованными – трепещущие ноздри, пышная грива, тонкие копыта. На жар-коне — красный командир, кругом гражданская война, в руках сабля, и на поясе по-самурайски приторочена тоже сабля, но ты не замечаешь явных ляпов, да и с самураями знакома не очень.

Олег учится на год старше, выпускник, и вы целых два, нет, даже три раза ходили в кино. Это были настоящие свидания, со встречами на ледяных улицах, ты в шубе искусственного меха, он в модных штанах-бананах – по карману-книге на каждом колене. Олег разбирается в музыке и учится управлять автомобилем. Три раза, значит, ходили в кино, а тут это самое – 23 февраля. Никакой еще не день защитника Отечества, а все еще – Советской Армии. И ты идешь в книжный магазин, на улице Полевой есть прекрасный книжный магазин, правда, книг там нет, а вот открытки – пожалуйста, и тетради – пожалуйста, внутри промокашка. Промокашка может быть розовой, может быть белой, и редко – нежно-желтой. Такие, нежно-желтые, особо ценны. Но к черту промокашки, ты пристрастно выбираешь открытку, чтобы без этих орденов, медалей, гвоздик и падающих ракет.

Шариковой ручкой (на теле ручки надпись «Сакко и Ванцетти», кто бы это мог быть) выводишь сначала имя — Олег, потом любовно вписываешь «дорогой». Дорогой Олег с чудовищной быстротой растеряет юную свою красоту и задорную свежесть, будет пробовать учиться то здесь, то там, не закончит толком ничего, лет через десять ты, мать детей, встретишь его, вдрызг пьяного, сшибающего рубли на остановке, он тебя не узнает. Да и ты его тоже.

Еще лет через десять, а то и пятнадцать, ты откроешь вордовский файл, прекрасный чистый лист, без раздумий напишешь сверху «Сто лет любви», и это будет правдой.

С праздником, дорогие защитники Отечества, дорогие мужчины! Любим вас, вы же знаете.

Save

Сто лет любви”: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *