Дифференцируй это!

А хотите, я вам расскажу историю. Наверное, она даже будет иметь некоторую мораль, что случается все реже с этими историями в наше время. В общем, так: у меня есть однокашница Лена. Лена очень шикарная; когда-то она жила в Самаре, а сейчас где-то в другом месте, причем на вопрос: так ты в Германии сейчас, Лена отвечает уклончиво. «Смотря что называть Германией», — отвечает Лена, смотрит меланхолично вдаль, а вы думаете, как последний идиот, что же в мире сейчас принято называть Германией. Однажды мы с Леной случайно встретились на набережной. Кажется, был июнь. Дневные часы, свежо, нисколько не душно, еще и липы цвели. Не выпить ли нам по коктейлю, — сказала Лена, — я в обед всегда пью Б-52, грамотно пью, и должна тебе сказать, еще никто не жаловался. И посмотрела на меня сердито, будто бы именно я первой пожаловалась на такую, в сущности, трогательную детскую привычку – глотать в обед смесь ликеров калуаз бейлиз и что там. Куантро.

Надеюсь, — свирепо продолжала Лена, — у вас, наконец, появилось нормальное место для этого дела. Я замерла. Не хотелось совсем уже терять лицо пред шикарной жительницей условных германий, но я не знаток нормальных мест для выпить в обед коктейля Б-52.В хорошем питейном заведении, на мой взгляд, должно быть, как в ящике комода: пусто и  темно. Вряд ли это достаточно шикарно для момента. Но Лена уже вела и вела меня к Артефакту (пафосный клуб почти на набережной г. Самара), Лена не знала, что я там успела побывать и оставить яркий след в умах. Дело в том, что первый визит в Артефакт я совершала в состоянии некоторой депрессии на излете, была не склонна экспериментировать с одеждой, поэтому пришла в том, в чем была: реющие штаны в цветок и майка-алкоголичка с надписью «говорящая пуля курта кобейна». Аретфактовский фейс-контроль спрятал лбы в ладони, но меня спасла подруга, тайным путем проведя чрез кухню и так далее. Однако говорящая пуля с пышной груди никуда не делась, равно как и цветы по штанам; я предприняла ряд попыток замаскировать их салфетками, а так же шоколадным фондю, которое и явилось информационным поводом мероприятия. Соглашусь, что идея фондю оказалась неудачной, особенно с учетом всех этих окружающих девушек в стразах и с луи вьюттонами под нежными подмышками.

Но Лена! Она была неумолима. В Артефакт нас на удивление пустили, потому что Лена очень шикарная, а я была без говорящей все-таки пули, редкий случай. Мы заняли стратегическое место у бара, бармен в гангстерской шляпе намешал этих В-52, сразу три, Лена велела поджигать, и он поджег, и она дала погореть им всем около минуты, потом очень красиво прихлопнула пламя на первом стаканчике рукой, подождала немного, чтобы тепло «с верхов» ушло в бейлиз, и выпила залпом. Так же поступила со вторым коктейлем, а третий придвинула молча мне, чтобы я грамотно выпила, и я выпила. На языке затанцевал вкус крепкого холодного кофе, а дальше, в горле и ниже, сумасшедше разливалось ванильное тепло. Все это плыло, сплеталось, переворачивалось во рту, изменяя реальность в лучшую сторону, и не заканчивалось еще долго. Когда я пришла в себя, Лена прихлопывала пламя на очередной тройке коктейлей. Бармен, довольный такой приятной полуденной клиенткой, тщательно пластал слои, от трудолюбия сдвинув шляпу на затылок.

Через совсем малое и ничтожное время Лена пожелала караоке. Затребовала микрофон и все такое, полагающееся. Бармен вежливо отказал, предложив еще по Б-52, Лена охотно согласилась. Но идею не оставила; щедро метнув бармену чаевых, сползла с табурета и вот мы снова стояли на улице, где ничего не изменилось за прошедший час-полтора. Еще через малое время Лена-таки пела, прижимая тесно к губам ярко-синий микрофон: «не наааадо обижать солдаааата», пела в нешикарном кафе на набережной, где, возможно, никто никогда не смешивал Б-52, но было шумно, гамно, и каждый посетитель мог плохо исполнить свою любимую песню. Я спела про перелетных птиц и «я люблю тебя жизнь». Потом Лена спела «а я сяду в кабриолет», потом я спела «по диким степям Забайкалья», потом Лена догналась каноническим «ах, какая женщина, какая женщина», потом мы дуэтом экспрессивно провыли «уходи дверь закрой, у меня теперь другой», и, к своему ужасу, я знала все слова. В финале Лена признала, что проживает ни в какой не лесистой Германии, а в простой черноморской Болгарии, и это стало мне настоящим подарком — ну, что она не изменила славянским традициям, все такое.

Какая же может быть мораль в этой простой истории, казалось бы, но самая незамысловатая: в одном месте можно грамотно выпить Б-52, а в другом – остаток вечера голосить «ромашки спрятались, поникли лютики», главное – не перепутать. Эту ситуацию можно распространить на все другие аспекты жизни, и тут важно не ошибиться в выборе целевой аудитории, когда будете хвастаться достигнутым. Согласитесь, доверительно сообщая бой-френду, что с ним приятно иметь дело как с образованным человеком, зато с Колей весело смотреть футбол и кидаться друг в друга соленым миндалем, вы сильно рискуете.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *