А ведь когда-то были родиной фламинго

В начале прошлого лета неподалеку от моего дома появилась новая рекламная вывеска «Туристическое агентство Розовый Фламинго». Разумеется, вывеску украшал длинноногий силуэт птицы, и характерным клювом она указывала на основное направление деятельности предприятия – «Путешествия по России». Что лучше может проиллюстрировать путешествия по России, чем фламинго?

фламинго

Фламинго – для российского жителя не просто птица. Фламинго – это примета дальних странствий, атрибут кругосветных путешествий и океанских круизных лайнеров с сотней палуб. Фламинго взлетают над головами избранных, поражая их прихотливое воображение взмахами роскошных крыльев, изнутри снабженных маховыми черными перьями. Фламинго – и вот уже полуобнаженные мулатки танцуют босиком вдоль линии прибоя, сжимая цветки роз ровными зубами.

В школьные годы мне пришлось принимать участие в состязаниях типа «Быстрее, выше, сильнее», но более академичных. Наша команда неожиданно называлась — «Боевые фламинго», и уважаемое жюри было просто вынуждено присудить победу именно ей, не умея противостоять очарованию слова. Фламинго! И плещет морская волна, щиколотки утопают в белом иноземном песке, а неподалеку зреют гигантские кактусы, и индейцы-аймара раскуривают трубки мира. Пусть колонии фламинго проживали в свое время на территории Советского Союза, в Азербайджане, но этот малосущественный факт приятнее опустить и представлять себя на островах Сардинии или в Латинской Америке. А почему нет? Муссоны или другие сезонные ветра треплют ваши кудри, чернокожий официант подносит охлажденное белое вино на серебряном подносе, и стаи фламинго вплоть до линии горизонта. Розовых, как пантера.

Причем птенцы фламинго появляются на свет грязновато-белыми, а розовый цвет приобретают позже, благодаря спецпитанию. Фламинго заселяют соленые озера, мелководные лагуны, где питаются морепродуктами и водорослями, богатыми каратиноидом — веществом, придающим перьям сочный оттенок. Оказываясь в неволе, фламинго практически теряют свой розовый цвет, хоть заводчики пытаются поддерживать его добавлением в рацион моркови и других красных овощей. Болгарского перца, в частности.

С другой стороны, зачем жителю Самары вообще куда-то путешествовать, даже под знаком фламинго? Восемь пляжей на левом берегу! Средний и Нижний на правом! Опять-таки Проран, он же остров Поджабный! Это все общедоступные пляжи, и чтобы добраться до них, не обязательно обладать личным плавсредством. Если же личным плавсредством обладать, то число прелестных мест для отдыха не то что бы стремится к бесконечности, но почти. Хорошо организованные счастливцы, взрезая набежавшую волну отполированными в разной степени носами катеров и яхт, держат путь к Васильевским островам, к Сенному держат путь, к Быстренькому, со всеми остановками.

Но надо осторожно. А то одна местная учительница мечтала о французской жизни. Чтобы её не играть, а полноценно жить. И уже имелся жених, как полагается – француз. Трудился плотником, мастерил мягкие кресла под Людовика Четырнадцатого, также известного, как король-солнце. Плотник и внешне слегка походил на парадный портрет соответствующего Людовика — горделивая стать, густые кудри по плечам, сверкающие очи. Дело дошло до свадьбы. Свадебно путешествовать француз-плотник захотел по Волге. Понятно, в Европе-то он слаще Ниццы ничего не пробовал, а тут – образовалась компания с палатками, песнями, кострами и изгибами желтых гитар. Стояла прекрасная летняя погода, француз снял хороший костюм, надел шорты в цветочек, отпустил чернявую бороду и освоил популярную линейку репеллентов от насекомых и клещей. Через несколько недель новобрачные все же убыли на постоянное место жительства в департамент Мен и Луара — один из первых департаментов, образованных французской революцией. Может быть, поэтому, а может, по какой другой причине французский муж не оправдал надежд местной учительницы на французскую жизнь. Он самым безоговорочным образом затребовал переезда на родину жены, чего и добился путем шантажа и многочисленных провокаций. Возглавляет теперь производственный отдел в ритуальном салоне. Шутит: фирма веников не вяжет, фирма делает гробы. Научили его так шутить. Приобрел лодку с мотором, палатку и спальные мешки. Очень любит новые знакомства с аборигенами. Говорит: ты – россиянин, и я – россиянин. Напрасно его жена, учительница, в эти моменты вспоминает сквозь зубы ехидный стишок про «я – недавно, ты – давно»*, французский плотник еще не настолько освоился в русской культуре, чтобы обижаться.

Но не надо иллюзий – переселение отдельно взятого француза еще не превращает Самару в город-курорт международного значения. Сколько фламинго не корми в зоопарке морковью, а он все никак достойно не порозовеет! Рачков ему, длинношеему не хватает, видишь ли. А мог бы и порадоваться, что избавлен от происков естественных врагов — лис, волков, шакалов и крупных пернатых хищников.

К слову, одноименное туристическое бюро обанкротилось. Вывеску сняли, все фламинго улетели в теплые края. Теперь помещение ремонтируют под какое-то кафе. Интересно, как оно будет называться.

* Ты — Евгений, я — Евгений.

Ты — не гений, я — не гений.

Ты — говно, и я — говно.

Я — недавно, ты – давно (стихотворение Евгения Винокурова, адресованное Евгению Евтушенко)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *