Истории

Великолепный первоапрельский розыгрыш

Великолепный первоапрельский розыгрыш

Автор:

01.04.2015
 686
 0

Первоапрельские шутки, они же розыгрыши, бывают по-настоящему зверскими. Самый зверский розыгрыш запомнился мне со времен работы в крупной торговой компании. Компания подсела на сайентологию, с каждым днем увязала в новейшей религии все больше, что слегка мешало ей торговать стройматериалами оптом и в розницу.

ключи

Как это и происходит в каждой порядочной крупной организации, большинство сотрудников в рабочее время ничем не занимались. Они шастали из кабинета в кабинет, заваривали чай в пакетиках, растворяли кофе, трепались по телефону, красили ногти, курили, и беззлобно интриговали. На общем благодушном фоне неприятно выделялся руководитель небольшого уровня, мужчина лет сорока пяти. Его звали – Геннадий. Геннадий, как нравственный последователь Ли Рона Хаббарда, отвергал отчество и истово учился улыбаться. Предпочитал разговаривать выверенными фразами: «самая длинная дорога начинается с первого шага», «продайте сначала себя, а потом продукт»,  «успех – это переход от одной неудачи к другой с нарастающим энтузиазмом» и так далее. Обожал командные игры по сплочению коллектива, особенно с выездом на природу. Когда в кассе одного из магазинов обнаружилась недостача, именно Геннадий инициировал проверку на полиграфе всех без исключения сотрудников, даже тех, кто никогда в этом магазине не появлялся. Особенно тех! «Кто ищет миллионы, тот редко их находит, тот кто не ищет – не находит никогда», – прокомментировал он работу специалиста.

На столе Геннадия стояла табличка «Делай, как я», выполненная в виде миниатюрной саперной лопатки. Геннадий был бы куда более лучшим примером для коллег, если бы переходил от одной неудачи к другой с нарастающим энтузиазмом. Но он был лысоват, уныл, и его длинная дорога оборвалась в кабинете величиной с садовую крысу, где кроме него восемь часов подряд болтали два менеджера по рекламе, вскипал дряхлый чайник и стоял сейф.

Это был несложный сейф, такие сейфы несознательные старухи называют «несгораемый шкаф». Ключ от сейфа Геннадий интимно хранил на общей связке с ключами от квартиры. Была ведь у него какая-то квартира, куда он приходил вечером, сбрасывал вечно серый пиджак, распускал брючный ремень и общался с женой.

Сейфом Геннадий дорожил. Раз примерно пятьдесят-шестьдесят в день он перебирал в сизых ладонях связку ключей, затем ковырял замок. Содержимое сейфа для всех оставалось загадкой. Материально-ответственным лицом Геннадий не был, в отделе кадров не служил, военных тайн в торговой фирме не водилось, равно как и секретных нано-технологий. Возникали версии: колода непристойных карт, бутылка коньяка, жбан чачи, шестьдесят семь общих тетрадей с дневниковыми описаниями Геннадиевой жизни, маленькая гармонь «концертино», живой хомяк, костюм Бэтмена, свечи для черной мессы и набор для педикюра.

Геннадий ковырялся в замке, распахивал сейфову дверь, какое-то время сидел головой вниз, потом поднимал красное лицо, треснувшее в слабой улыбке. Негустые его седоватые волосы трепетали на голове, как пожухший лавровый венок.

Как-то в компании затеялось очередное мероприятие, долженствующее поднять корпоративный дух на новую высоту. Мероприятие должно было состояться на базе отдыха, где вяловатых менеджеров ожидали теннисный стол, деловые игры, проповедь на сайентологические темы, и масса других прекрасных вещей. Геннадий, разумеется, присутствовал везде. «Деньги зарабатывают стоя!», – доносилась слева, и тут же справа: «Продавцы обычно стараются привести лошадь к водопою и заставить ее пить. Ваша задача – заставить лошадь почувствовать жажду».

Надо сказать, что корпоративная тусовка пришлась на последние дни марта. Светило солнце, таяли снега, все как обычно. Приближался апрель. Неминуемо должен был настать. И надо же было такому случиться, что в пылу теннисного азарта Геннадий снял свой вечно серый пиджак и кинул его небрежно на, допустим, подоконник. Ключи от сейфа, негромко бряцнув, упали на пол, где их немедленно похитил один наиболее недовольных происходящим менеджеров. Этого менеджера на воле ждала, может быть, жена и две любовницы, а он тут репетировал холодные продажи с кучкой идиотов. Так менеджер сказал потом.

И объяснил желающим, что задумал великолепный первоапрельский розыгрыш: подложить Геннадию в сейф что-нибудь дикое, но симпатичное. Отрезанный палец из магазина приколов. Кучку говна оттуда же. Или, знаете, еще была такая искусственная рвота. А пока продолжался тим-билдинг, команды должны были сразиться в чем-то интеллектуальном, вечером ожидался скромный банкет, потом культурная ночевка, утром – отъезд.

Но Геннадий не был бы Геннадием, не обнаружь он мгновенно потери ключей. Геннадий и обнаружил. Он буквально всполошился. Совершил беспрецедентный поступок: покинул корпоративное мероприятие. Он счел, что забыл ключи дома, а это было недопустимо и просто кошмар. Ключи придавали существованию Геннадия глубину и смысл. Геннадий вспрыгнул за руль, и быстро, очень быстро поехал в сторону города. Высшему руководству доложил так: сейчас порешаю эту проблему и вернусь. Высшее руководство сказало: мы тебя услышали.

Геннадий-то, конечно, домой приехал, да только обнаружил там не ключи от сейфа, а жену с посторонним голым мужчиной. И еще так смешно получилось! Геннадий позвонил в родную дверь, а этот мужчина ему немедленно сам и открыл. Голый, но в фартуке. Этот фартук вероломной супруге Геннадия подарила его родная мать, сама пошила его из старых занавесок, сама украсила накладные карманы аппликациями – луковкой и редиской. А теперь драгоценную ткань семьи изнутри попирало голое тело неизвестного мужчины. Мало того! Неизвестный мужчина принялся совать Геннадию в руки какие-то бумажные деньги, постоянно спрашивая: ну что, вы привезли? привезли? Пиццу ждал, или роллов. А может быть – острый суп том-ям. Или букет цветов.

Геннадию ситуация показалось непристойно гадкой.  Пицца, голые мужики в семейных фартуках, и жена, которая тут же принялась визгливо кричать: а чего ты хотел, импотент несчастный! Бумажные деньги выпали из рук незнакомца и красиво плыли по воздуху.

Понурив голову, Геннадий шагнул за порог. Велел себе собраться и вернулся (долг позвал) на корпоративную вечеринку, где впервые в жизни сильно напился водки, абсента, джина, тоника, коньяка, игристого вина и всем рассказал историю о голом мужике и семейном фартуке с луковкой. И ни разу не вставил ничего вроде «продажа начинается тогда, когда клиент сказал нет». И прямо коллеги впервые как-то посмотрели на него иначе. Не с любовью, конечно, но – с пониманием и приятием. И ключи от сейфа ему тут же подбросили в какой-то карман, а от идеи отрезанного пальца отказались. И его пригласил пожить у себя на диване один из менеджеров – пока дома не уляжется. И он следующие пару ночей честно спал на диване, чувствуя себя членом неизвестно какого, но чисто мужского братства: сигары, диван, бессонная ночь, рюмка коньяку.

Так что содержимое сейфа осталось геннадиевой тайной (хоть бы это был костюм Бэтмена!), но зато у него появились на службе приятели, и вообще все как-то стало лучше. Да и с женой они помирились, чуть попозже. Жена признала себя виновной, пообещала выстирать фартук в семи водах, но уместно напомнила, что «не ошибается тот, кто ничего не делает», и Геннадий был вынужден безусловно с этим согласиться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *