Истории

Ночь. Пасха. Металлург

Ночь. Пасха. Металлург

Автор:

12.04.2015
 124
 0

В последнее время в самарских СМИ стало как-то даже модно писать про Металлург, пугая прочих городских обывателей рассказами о жизни местных аборигенов. Мы тоже решили оказаться в тренде и написать про Металлург. Тем более, что Самара пережила пасхальную ночь, которая, как известно не миновала и этот заводской уголок.

В Пасхальную ночь на Металлурге привычно сияла огнями главная аллея, на которой по-весеннему  расположился на удивление немногочисленный народ. Народ пьет  пиво, продажа которого после 22.00, как известно официально запрещена, но все знают, где его можно купить.  Под пиво народ размышляет о важном: например, о полете Юрия Гагарина в космос, и о гражданах, продавших великую страну. Колорит вечеру придают люди в зеленых жилетах, с метлами и большими мешками, продолжающие наводить чистоту даже в густой темноте. В ожидании их на аллее застыл одинокий кем-то потерянный ботинок. Праздничной подсветкой сияют  ели у ДК на площади Мочалова. Сам ДК, впрочем, тоже празднично сияет  освященными окнами, а афиши на фасаде даже в темноте доносят  до пешеходов информацию о ярмарке и гастролях театра из Мордовии.  Мимо спешат припозднившиеся мамочки с детьми, бредут влюбленные парочки и деловито шагают женщины с большими сумками.

DSCN4114

Главные события этой ночи, как им и положено, разворачиваются в местном храме. В принципе, храмов на Металлурге несколько – один ударными темпами достраивается в скверике прямо у заводских стен, другой – расположился ближе к улице Советской, в здании бывшего детского сада № 17. Когда-то – одного из лучших в этих окраинах. Впрочем, справедливости раду нужно сказать, что здесь теперь расположено сразу два храма – один, постарше в бывших группах и музыкальных комнатах, другой – поновее, сияя высокими белыми стенам возвышается в нескольких метрах от старожила. Народ стекается к ним по темным улицам – фонари закончились две остановки назад и снова начнутся не скоро, во мраке за оградой скучают полицейские, томиться машина скорой помощи и где-то отстукивает свою металлическую мелодию полуночный трамвай. В храме-старожиле, богато утопающем в позолоте, немноголюдно и тихо. Нежно плавится воск свечей, молодые женщины в белых платках взволнованно крестятся и шепчут молитвы. Кстати в периметре церковной ограды именно их  – молодых и стройных женщин в легких светлых накидках на головах оказывается больше всех.  На скамеечке возле выхода сидит молодой мужчина, который горестно признается: «Я пьян. Прошу меня простить».

DSCN4123

«Это ничего, сынок, ничего», – утешает его бодрая старушка в голубом веселом платочке на голове.

Основная часть народа, в ожидании Крестного хода, стоит у здания второго храма. Внутри тоже многолюдно, пышно и роскошно. Вспоминаю, что местные священнослужители с гордостью рассказывали, что оба храма, несмотря на отдаленное расположение, всегда пользовались особым вниманием бывшего мэра Самары Виктора Тархова. Который, не оставил их своим вниманием и покинув пост.

DSCN4124

На улице – несколько сотен человек. Два серьезных мальчика – один в очках, второй с взъерошенными волосами гоняют огромного бело-черного кота. Не из-за озорства, а по идеологическим соображениям, посчитав, что животному  на торжестве не место. Кот лениво отбегает и с хозяйским видом продолжает инспектировать территорию. Один из мальчиков поднимает глаза и произносит:

-Смотри, какое небо! Вот если бы сейчас лежать на снегу и смотреть на небо – было бы офигенно!

Впрочем, лежать можно только на черных останках сугроба, мальчишки теряют к небу всяческий интерес, но взрослые продолжат рассматривать ползущие по черноте красноватые облака. Из церкви появляются два служителя с большими бордовыми коробками и обходят верующих, собирая деньги на украшения храма. Люди охотно расстаются с купюрами и крестятся вслед.

DSCN4127

Наконец, на ступенях появляется Крестный ход, стоявшие на улице верующие спешно зажигают свечи. Самые опытные – помещают их в разрезанные пластиковые бутылки.  Остальные – прикрывают хрупкие огоньки от порывов ветра руками. Звон колоколов разбивается в окнах стоящих рядом домов. Процессия спешно обходит вокруг храма, все останавливаются услышать весть о Воскрешении. Мужчина рядом со мной уговаривает свою спутницу потрогать огонь свечи: «Абсолютно холодный огонь, просто чудо, – восхищается он. – Нельзя обжечься!». Спутница сомневается, на эксперимент решаются мальчишки и их мнения расходятся. Звучат главные слова этой ночи, многие целуются троекратно по русскому обычаю. Где-то громыхают  залпы фейерверков.  За церковной оградой, в квадрате света падающего из окна, кто-то открывает бутылку шампанского. Часть верующих возвращается в храм, остальные расходятся, поздравляя друг друга с праздником. Кое-где, в темноте мелькают огоньки свечей.

«Врагу не сдается наш гордый «Варяг»! –нестройно доносится из глубины двора

«С праздником!» – откликается другая компания.

А вокруг влажно и терпко пахнет настоящей весенней ночью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *