Тольятти идет к нам

Самым попу­ляр­ным лозун­гом на митин­ге ВАЗов­ских рабо­чих про­тив сокра­ще­ний на пред­при­я­тии стал путе­вод­но-гео­гра­фи­че­ский. «Чемо­дан, вок­зал, Саранск!» — кри­ча­ли собрав­ши­е­ся на пло­ща­ди чуть не в окна зда­ния област­ной адми­ни­стра­ции, как бы наме­кая на опти­маль­ный для губер­на­то­ра Мер­куш­ки­на маршрут.

Митинг орга­ни­зо­ва­ли ком­му­ни­сты, и сквер с фон­та­на­ми на Самар­ской пло­ща­ди пол­нит­ся крас­ны­ми фла­га­ми; что-то из дет­ства. Собра­лось чело­век сто. Газе­ту «Тру­до­вая Сама­ра» раз­да­ет пожи­лая жен­щи­на в тощем дра­по­вом паль­то, неж­но при­го­ва­ри­вая: «Смот­рю, вы заску­ча­ли, а тут почи­та­е­те». Газе­та пер­вой поло­сой напо­ми­на­ет о дне рож­де­ния ком­со­мо­ла. 97 лет отме­тит ком­со­мол. Музы­ка из уси­ли­те­ля: «Забо­тит­ся серд­це, серд­це вол­ну­ет­ся, поч­то­вый паку­ет­ся груз» и «Мы сме­ло в бой пой­дем за власть советов».

«Вот это точ­но, — спо­кой­но гово­рит жен­щи­на в розо­вой курт­ке, — что как один умрем».

Она дер­жит пла­кат «Рабо­чие Авто­ВА­За­гре­га­та 4 меся­ца без зар­пла­ты» и пояс­ня­ет, что на самом деле уже не четы­ре меся­ца, а пять. Пла­кат гото­ви­ли к сен­тябрь­ско­му митин­гу в Тольят­ти по одно­имен­но­му пово­ду, а сей­час не пере­пи­сы­вать же. Да и отку­да сред­ства, новая бума­га, печать. Денег-то нет. В шко­лу детей соби­ра­ли всем миром. И еще хоро­шо, у кого дети хоть как-то вырос­ли, а с мла­ден­ца­ми вооб­ще – тру­ба. И так-то день­ги пла­ти­ли неболь­шие, вот она – кон­тро­лер пято­го раз­ря­да, так полу­ча­ла тысяч десять в месяц, да и то – если выхо­дить в суб­бо­ту и вос­кре­се­нье. А голая рабо­чая неде­ля и десят­ки не даст. У сле­са­рей, конеч­но, получше.

12036559_849924915126485_1475325073597174408_n

Рядом моло­дая жен­щи­на кива­ет. «В хоро­ший месяц и два­дцать пять тысяч руб­лей быва­ло», — гово­рит. «Рабо­чие Агре­га­та едят про­сроч­ку из гипер­ма­ке­тов!» — транс­па­рант в ее руках.

«У вас КОЗЛОВ наши день­ги» — жен­щи­на рядом пере­хва­ты­ва­ет транс­па­рант поудоб­нее. Коз­лов – фами­лия дирек­то­ра Авто­ВА­За­гре­га­та. Вче­ра он впер­вые при­шел на собра­ние тру­до­во­го кол­лек­ти­ва, сво­е­го тру­до­во­го кол­лек­ти­ва, и ска­зал, что денег нет. А на нет и суда нет.

«У нас ведь не толь­ко тольят­тин­цы рабо­та­ли, — гово­рит розо­вая жен­щи­на, — Жигу­левск еще. На ули­це ока­зы­ва­ют­ся про­фес­си­о­на­лы, масте­ра. Куда идти? В Сама­ру устра­и­вать­ся про­дав­цом на рынок?»

От Тольят­ти до Сама­ры 91 кило­метр по феде­раль­ной трас­се М5. 400 руб­лей на авто­бу­се туда-сюда. 600 руб­лей – на так­си до авто­вок­за­ла. Не наездишься.

12065540_849924501793193_3399756618832374461_n

На три­буне депу­тат гос­ду­мы от фрак­ции КПРФ Калаш­ни­ков. Мы собра­лись здесь из-за невы­но­си­мо­сти про­ис­хо­дя­ще­го, гово­рит. Пусть нас услы­шит адми­ни­стра­ция, гово­рит. Сам депу­тат Калаш­ни­ков тоже тру­дил­ся в свое вре­мя на ВАЗе, в чис­ле 120 тысяч завод­чан. Сей­час же коли­че­ство рабо­чих и слу­жа­щих сокра­ти­ли втрое, и это не пре­дел для Бу Андерс­со­на. Я про­шел, гово­рит депу­тат Калаш­ни­ков, путь от масте­ра цеха до заме­сти­те­ля началь­ни­ка управ­ле­ния в науч­но-иссле­до­ва­тель­ском цен­тре и был сек­ре­та­рем завод­ской ком­со­моль­ской орга­ни­за­ции. Раз­ва­ли­ли завод! – спра­вед­ли­во заме­ча­ет депу­тат Калаш­ни­ков, и почти никто на пло­ща­ди не вспо­ми­на­ет, как в пря­мом эфи­ре теле­ка­на­ла «Дождь» на вопрос, касав­ший­ся мала­зий­ско­го «Боин­га», сби­то­го в Донец­кой обла­сти «Неуже­ли вы счи­та­е­те, что неваж­но, кто вино­ват?», он отве­тил: «А вам что, лег­че ста­нет, если вы узнаете?»

12193651_849924745126502_2692329913460908142_n

Жен­щи­на, уве­шан­ная сдво­ен­ны­ми руко­пис­ны­ми пла­ка­та­ми «Мех­за­вод Доль­щик Подай­те на кры­шу» при­шла по дру­го­му пово­ду. Она не слу­жит на авто­за­во­де, сла­ва богу. Ситу­а­ция с доле­вым стро­и­тель­ством, куда она вло­жи­ла день­ги, не раз­ре­ша­ет­ся мир­ным путем. Она уже и в Моск­ву езди­ла, а Москва ей ска­за­ла, что по офи­ци­аль­ным дан­ным, в Самар­ской обла­сти тако­вых (обма­ну­тых доль­щи­ков) не суще­ству­ет, ни одно­го чело­ве­ка. Об этом докла­ды­вал губер­на­тор Мер­куш­кин, и у Моск­вы нет осно­ва­ний ему не верить. «А кры­ши как не было, так и нет!» — гру­стит жен­щи­на; через пол­ча­са она вый­дет на три­бу­ну и все это рас­ска­жет пло­ща­ди, а пока высту­па­ет работ­ни­ца «Агре­га­та». Авто­ВА­За­гре­гат еще недав­но был круп­ней­шим постав­щи­ком ком­плек­ту­ю­щих для соб­ствен­но ВАЗа (дета­ли, узлы и агре­га­ты) и явля­ет­ся его про­из­вод­ствен­ным подразделением.

«Весту» зачем убра­ли в Ижевск? – спра­ши­ва­ет работ­ни­ца. – Я лич­но отправ­ля­ла туда экс­пе­ри­мен­таль­ные сиде­нья! Поче­му сокра­ща­ют про­из­вод­ство в Самар­ской обла­сти? Нам нуж­на рабо­та! Нам нуж­но кор­мить детей! ВАЗ пере­стал быть авто­за­во­дом, это про­сто какой-то сбо­роч­ный цех! Ком­плек­ту­ю­щих не про­из­во­дим! Зар­пла­ту пять меся­цев не полу­ча­ем! У сотруд­ни­ков пере­ре­за­ют в домах элек­три­че­ские про­во­да! Нет денег пла­тить по сче­там! Коз­лов – вор и обман­щик! Бу Андерс­сон – вор и обманщик!»

Вне­зап­но у под­но­жия три­бу­ны воз­ни­ка­ет упи­тан­ный моло­дой чело­век с алым мега­фо­ном у рта и начи­на­ет выкри­ки­вать, чет­ко арти­ку­ли­руя: «Тре­бу­ем выпла­ты зар­плат рабо­чим Авто­ВА­За­гре­гат!» Повто­ря­ет несколь­ко раз. Пло­щадь под­хва­ты­ва­ет, но вяловато.

Жен­щи­на на три­буне про­дол­жа­ет: «На днях тут форум про­хо­дил, «Тольят­ти – город буду­ще­го». Так вот – ника­ко­го буду­ще­го у горо­да нет! Мага­зи­ны пусту­ют! По ули­цам ходят без­ра­бот­ные! Ско­ро нач­нут гра­бить и убивать!»

12193835_849924328459877_2866657416306782024_n

Двое муж­чин в неболь­шой тол­пе пере­го­ва­ри­ва­ют­ся: «Все вос­кре­се­нье кар­то­фель поку­па­ли! Это жесть какая-то. Нам пять меш­ков, маме мешок, Тро­фи­мо­вым – восемь меш­ков, их мно­го. Не пом­ню, когда послед­ний раз запа­са­лись про­дук­та­ми. Кажет­ся, в 95-ом году» — «И моя заста­ви­ла капу­сты мешок при­та­щить. Ква­си­ла всю доро­гу, хру­сте­ла в тазу. Теперь у нас вся лод­жия в капу­сте. Она ее с май­о­не­зом ест, не жен­щи­на, а разор».

Поли­цей­ские испол­ня­ют: акку­рат­но пере­пи­сы­ва­ют лозун­ги в запис­ные книж­ки: «Из Агре­га­та сей­час выво­зят стан­ки! Завод уже уни­что­жен!», «Наши дети хотят есть!», «Спа­си­те Волж­ский маши­но­стро­и­тель­ный завод!».

Высту­па­ет тольят­тин­ский депу­тат Алек­сей Крас­нов, извест­ный сво­ей голо­дов­кой про­тив про­из­во­ла ВАЗов­ской адми­ни­стра­ции. Рас­ска­зы­ва­ет, как в про­ку­ра­ту­ре отка­за­лись взять заяв­ле­ние у рабо­чих «Агре­га­та» насчет взыс­ка­ния с руко­вод­ства зар­пла­ты. 2500 работ­ни­ков сидят почти пол­го­да без зар­пла­ты, и нико­му до это­го нет дела. Если нас власть не услы­шит здесь, мы поедем в Моск­ву! В Москву!

Моло­дой чело­век с алым мега­фо­ном вздра­ги­ва­ет и сно­ва скан­ди­ру­ет: «Косо­ла­пое пра­ви­тель­ство в отставку!»

12038225_849924581793185_1737584500553415315_n

Сло­во дают пред­се­да­те­лю мест­ной ассо­ци­а­ции мало­го биз­не­са. Пред­се­да­тель недо­во­лен малым чис­лом собрав­ших­ся. «Надо было выве­сти на пло­щадь весь завод», — гово­рит. Эко­но­ми­ка в реги­оне созна­тель­но уни­что­жа­ет­ся». Пти­це­фаб­ри­ки закры­ва­ют. Заво­ды закры­ва­ют. Мало­му биз­не­су вооб­ще не дают дышать.

Алый мега­фон: «Заучи как два­жды два – лишь борь­ба дает пра­ва!». Эта речев­ка полу­ча­ет­ся осо­бен­но хорошо.

На три­буне сле­ду­ю­щий ора­тор – свар­щик-депу­тат. Губер­на­тор нисколь­ко не заин­те­ре­со­ван в эко­но­ми­че­ском раз­ви­тии обла­сти, но заин­те­ре­со­ван в росте бла­го­со­сто­я­ния жите­лей Мор­до­вии. Где рабо­тать в Тольят­ти? Когда про­хо­дил форум насчет горо­да буду­ще­го, свар­щик-депу­тат встал с пла­ка­том, тре­буя вер­нуть долг по зар­пла­те. Ему ска­за­ли: вы позо­ри­те сво­им видом наш город. А он не позо­рит! Это они позо­рят! Это губер­на­тор позо­рит! Поче­му он не вый­дет к наро­ду? Раз­ве он не видит нас из окна? Давай­те позо­вем губернатора!

Алый мега­фон заду­мы­ва­ет­ся. Скан­ди­ро­вать: «Мер-куш-кин, Мер-куш-кин!» не реша­ет­ся. Все-таки губер­на­тор – не сне­гу­роч­ка. Выби­ра­ет ком­про­мисс­ный вари­ант, и вот уже люди азарт­но под­хва­ты­ва­ют: «Чемо­дан, вок­зал, Саранск!».

Две кра­си­вые девуш­ки в оран­же­вых фор­мен­ных жилет­ках слу­ша­ют, опи­ра­ясь на мет­лы. «А что это такое – Саранск?» — гово­рит одна мелан­хо­лич­но. «Город, по ходу», — хоро­шень­ко поду­мав, отве­ча­ет вторая.

Новое лицо на три­буне. Рос­лый муж­чи­на, работ­ник «Агре­га­та», удру­чен низ­кой явкой самар­цев на такую важ­ную акцию. «Сама­ра, ты где?» — выкри­ки­ва­ет он. «А Сама­ра рабо­та­ет», — завист­ли­во отве­ча­ют ему из серд­ца толпы.

Сло­ва нено­во­го лозун­га «Долой капи­та­лизм!» и акту­аль­но­го «Нет сокра­ще­ни­ям рабо­чих обла­сти!» уно­сит ветер. Это восточ­ный ветер, и так уж полу­ча­ет­ся, что не к сте­нам Бело­го дома, а в про­ти­во­по­лож­ную сто­ро­ну – к трам­вай­ным путям, 81-ой шко­ле, энер­ге­ти­че­ско­му кол­ле­джу и попу­ляр­ной в горо­де пиццерии.

12108824_849924525126524_5938174342871721682_n

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.