Секс — наша работа

С наступ­ле­ни­ем лета горя­чие линии депар­та­мен­тов соци­аль­ной направ­лен­но­сти пере­пол­не­ны оди­на­ко­вы­ми вопро­са­ми: куда при­стро­ить на рабо­ту под­рост­ка и школь­ни­ка, что­бы не мотал­ся он летом по жар­ким ули­цам, не курил запре­щен­ных глав­ны­ми сани­тар­ны­ми вра­ча­ми сме­сей, и не воро­вал в мага­зи­нах. Отве­ты на оди­на­ко­вые вопро­сы есть, и неко­то­рые школь­ни­ки доб­ро­со­вест­но тру­дят­ся помощ­ни­ка­ми садов­ни­ка в Бота­ни­че­ском саду или курье­ра­ми в еже­днев­ной газе­те. Жас­мин и Лена рабо­та­ют летом про­сти­тут­ка­ми. ЕГЭ три года назад сда­ли при­лич­но, учат­ся в госу­ни­ве­ре . Пла­ни­ру­ют стать социо­ло­га­ми. Или политологами.

«Или кем-нибудь таким», — зага­доч­но гово­рит Жас­мин. Лет­нюю сес­сию сда­ли досроч­но. Впе­ре­ди – три длин­ных меся­ца, кото­рые мож­но про­ве­сти по-раз­но­му. «Тру­до­вое лето», — тон­ко усме­ха­ет­ся Жас­мин. По всей види­мо­сти, ее зовут все-таки ина­че, а Жас­мин – твор­че­ский псев­до­ним. К выбо­ру наря­да Жас­мин тоже подо­шла твор­че­ски. На ней алое пла­тье из кру­же­ва, спи­на откры­та, а каб­лу­ки туфель буд­то бы из чисто­го золо­та. Лена чуть опаз­ды­ва­ет, но вот уже идет, шар­ка­ю­щей кава­ле­рист­ской поход­кой, свет­лые воло­сы увя­за­ны в поскон­ную косу, шор­ты и май­ка ти-шотка.

Мы встре­ча­ем­ся в кон­ди­тер­ской «Крем и Брю­ле», это чрез­вы­чай­но белая кон­ди­тер­ская: белые ска­тер­ти, белые сту­лья, белый при­ла­вок, белые часы на белой стене и белая кухон­ная мебель, обо­зна­ча­ю­щая домаш­нюю атмо­сфе­ру и ее теп­ло. Белая одеж­да офи­ци­ан­тов. Лам­пы под белы­ми пла­фо­на­ми льют белый свет с высо­ко­го бело­го потол­ка. Суп-пюре из брок­ко­ли тоже белёс и при­зван под­черк­нуть семей­ный тон; ему уда­ет­ся. Пор­ция капуч­чи­но — 180 руб­лей, эспрес­со вро­де бы сто, не пом­ню. Я ем пирож­ное «боль­шая кор­зи­ноч­ка» с тво­рож­ным кре­мом и яго­да­ми типа чер­ни­ка. Жас­мин выби­ра­ет лимон­ный чиз­кейк, Лена цедит «аме­ри­ка­но» и уко­риз­нен­но под­счи­ты­ва­ет коли­че­ство потреб­ля­е­мых нами кало­рий. Кач­нув голо­вой, начи­на­ет рассказ:

«Я ничуть не уди­ви­лась, когда вы нам позво­ни­ли. Жен­щи­ны часто зво­нят, ищут лов­ких парт­нерш для ожив­ле­ния супру­же­ско­го вяло­го сек­са. Это сезон мы как раз нача­ли с Жас­мин с такой парой – на выход­ные езди­ли на тур­ба­зу, под Рож­де­стве­но. Там тет­ка такая тол­стая, жесть. Да и мужик её нор­маль­ный жир­т­рест. Очень мы их удовлетворили».

«Езди­ли вдво­ем?» — уточ­няю я.

«Мы все­гда вдво­ем, — кива­ет Лена, — так луч­ше все­го. И запро­сить мож­но боль­ше, и не так рис­ко­ван­но. И мож­но поржать».

«Как фор­ми­ру­е­те поли­ти­ку цено­об­ра­зо­ва­ния?» — изыс­кан­но спра­ши­ваю, не реша­ясь кинуть пле­бей­ское «сколь­ко стоит».

«Ой, да какая там поли­ти­ка, — Лена машет рукой, — пять тысяч два часа за обе­их. Если дли­тель­ные какие-то сейш­ны, или тема­ти­че­ские – ну там, плет­ки, ошей­ни­ки, нестан­дарт­ные про­ник­но­ве­ния – так это ого­ва­ри­ва­ет­ся каж­дый раз. Вот эти тол­стя­ки были люби­те­ля­ми гомо, так каж­дый выну­ли по пятер­ке под конец дня. Раз­дель­ный бюд­жет, вау!»

Лена иро­нич­но сме­ет­ся. Я заду­мы­ва­юсь над нестан­дарт­ны­ми про­ник­но­ве­ни­я­ми. Про­дол­жа­ет Жас­мин: «Вот вы спра­ши­ва­е­те: как при­шла в голо­ву такая мысль. А я вам ска­жу, что такая мысль есть в голо­ве у всех. У всех! – вос­кли­ца­ет она звон­ко, — про­сто не все реша­ют­ся эту мысль из себя вынуть и пре­вра­тить в жизнь».

Лена поправ­ля­ет: вопло­тить в жизнь.

«Пле­вать! – мор­щит­ся Жас­мин, — в про­шлом году, перед вто­рым кур­сом, меня мать к себе на служ­бу при­стро­и­а­ла, бумаж­ки по пап­кам рас­кла­ды­вать. Так через неде­лю я уже тра­ха­лась с их замом по потре­би­тель­ским кре­ди­там. При­чем так еще ужас­но полу­чи­лось – он меня тас­кал на какую-то хату, а это ока­за­лась квар­ти­ра его бере­мен­ной доче­ри, где как бы про­из­во­дил­ся ремонт. И один раз эта самая дочь при­шла с про­вер­кой отде­лоч­ных работ, сле­дом – мама­ша, баси­ла там в перед­ней, типа, мошен­ни­ки, про­хин­деи, про­вод­ку до сих пор не загна­ли. А тут мы с папаш­кой, в позе лото­са. То-то была встречка».

«Её сра­зу уво­ли­ли, — ком­мен­ти­ру­ет Лена, — да еще с ком­мен­та­ри­я­ми. Типа, непри­стой­ное пове­де­ние, поро­ча­щее честь семьи, бла-бла, асо­ци­аль­ная лич­ность… Мате­ри по ушам езди­ли. Мать ее даже побила».

«Фиг­ня, — мор­щит­ся Жас­мин, мок­рой тряп­кой съез­ди­ла по роже, и все. А что будет от тряп­ки? что будет от тряп­ки? Ни синя­ка, ни царапины».

«В тот же день мы раз­ме­сти­ли в ине­те объ­яв­ле­ние. Ну, интим­ные услу­ги, клас­си­че­ские, и по дого­во­рен­но­сти», — пере­хо­дит к сути Лена.

«Фот­ки чужие поста­ви­ли, конеч­но, — под­хва­ты­ва­ет Жас­мин, — и теле­фон спе­ци­аль­но для это­го заве­ли, новый. Лич­ная охра­на? Да ну, какая там охра­на. Мы в гости­ни­це же дого­ва­ри­ва­ем­ся, ну, что­бы ком­на­та по часам. Там есть секью­ри­ти, если что. Но ни разу не потребовалось».

Лена пере­би­ва­ет: «Как это – ни разу? А когда лупо­гла­зый выру­бил­ся? Кто виз­жал: милиция?!»

«Да он про­сто напил­ся, — Жас­мин зака­ты­ва­ет гла­за, — и поду­ма­ешь, взвизг­ну­ла пару раз».

«Чаще все­го мы при­хо­дим в гости­ни­цу к часу. Рань­ше не быва­ет запи­си, есть, конеч­но, исклю­че­ния – вот один у нас, депу­тат, может толь­ко в суб­бо­ту утром, так мы к деся­ти в суб­бо­ту и при­хо­дим. Суе­та, конеч­но, осо­бен­но после пят­нич­но­го вече­ра, но что делать».

Офи­ци­ант­ка в белом спра­ши­ва­ет, не повто­рить ли напит­ки. Девоч­ки про­сят тра­вя­ной чай. «Тысяч шесть­де­сят в месяц, — гово­рит Лена, — без напря­га. В про­шлом году я на одеж­ду все потра­ти­ла. Сей­час такой ерун­дой не буду зани­мать­ся, сей­час мне сто тысяч нуж­но на оформ­ле­ние рабо­чей визы в Аме­ри­ку. На сле­ду­ю­щий год летом поеду».

Улы­ба­ясь, отве­ча­ет на неза­дан­ный вопрос: «Не знаю. Я еще не опре­де­ли­лась. Чем там займусь».

Жас­мин резю­ми­ру­ет: «Осе­нью и зимой мы не рабо­та­ем. Моро­ки мно­го – туда, сюда, в теп­лых одеж­дах, тем­не­ет рано, моро­зы там вся­кие… Роди­те­ли нудят, что не учишь­ся. Да и лич­ную жизнь нуж­но когда-то устраивать».

Лена согла­ша­ет­ся с поправ­кой: «Сезон­ная рабо­та. Прав­да, есть вари­ант. Оста­вить пароч­ку кли­ен­тов. Посто­ян­ных. Или одно­го. Так мож­но от роди­те­лей съе­хать, пусть арен­ду квар­ти­ры опла­чи­ва­ет, и на рас­хо­ды дает. У меня один на при­ме­те уже есть».

Жас­мин, рев­ни­во: «Кто это?»

Лена, округ­лив гла­за: «Да ты зна­ешь! Такой, блон­ди­ни­стый, на синей «ауди».

Жас­мин, цока­ет язы­ком: «Кото­рый пах­нет рыбой? Да нище­брод он. Хоть и блон­дин» — «Он не пах­нет рыбой» — «Несет, как от тух­лой селед­ки» — «Тебе про­сто хочет­ся со мной пору­гать­ся» — «Ты сама вовсю про­дви­га­ла тем­ку, что влюб­лять­ся — пол­ный отстой» — «Я не влю­би­лась!» — «Я тебя умо­ляю!» — «Не влю­би­лась!» — «А кто его в кон­так­ти­ке искал? А кто его тай­ком сфо­то­гра­фи­ро­вал в ванной?»

Лена вспы­хи­ва­ет и нерв­но щел­ка­ет одно­ра­зо­вой зажи­гал­кой. Офи­ци­ант­ка в белом лас­ко­во сооб­ща­ет, что у них не курят. Не гася сига­ре­ту, Лена стре­ми­тель­но поки­да­ет белую-белую кон­ди­тер­скую, и через боль­шое окно вид­но, как она шага­ет туда-туда по тро­туа­ру, вре­мя от вре­ме­ни щелч­ком сби­вая пепел.

«Дура, — пожи­ма­ет пле­чом Жас­мин, — где это вида­но – в кли­ен­тов влюб­лять­ся». Она с неисто­вой силою при­ни­ма­ет­ся, нако­нец, за свой чиз­кейк. Лицо ее ста­но­вит­ся дело­вым, буд­то бы уже насту­пи­ло суб­бот­нее сует­ли­вое утро, когда нуж­но спе­шить на сви­да­ние с депутатом.

Секс — наша работа”: 1 комментарий

  1. «…изыс­кан­но спра­ши­ваю, не реша­ясь кинуть плебейское…»
    А поче­му не реша­е­тесь? Надоб­но гово­рить, как душа про­сит, как вос­пи­та­ли, т.е по плебейски.
    Изыс­кан­но гово­рить с про­сти­тут­ка­ми — зна­чит вста­вать на их уро­вень, т.е. ста­но­вить­ся про­сти­тут­кой. Пока в душе, надеюсь.
    Писать в подоб­ном тоне о гряз­ных мер­зав­ках стыд­но, а читать противно.
    И — хоть одно сло­во про гряз­ные кон­цы, кои­ми им при­хо­дит­ся еже­днев­но пот­че­вать свой рот и осталь­ные отверстия.
    Так вы ещё нач­нё­те с таким же при­ды­ха­ни­ем и манья­ков при­рав­ни­вать к нор­маль­ным людям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.