Ночная бабочка, ну кто же виноват

Доволь­но позд­но вече­ром выхо­жу за напит­ка­ми семье, обыч­ный рабо­чий день, жар­ко, горо­жане бро­дят с безум­ны­ми лица­ми и необъ­яс­ни­мы­ми пред­ме­та­ми в руках. Две девоч­ки с гобо­я­ми и вал­тор­ной, потом мимо нето­роп­ли­во про­ша­гал муж­чи­на с вере­ни­цей поч­то­вых ящи­ков, при­чем он гулял. Для выхо­да натя­ги­ваю сара­фан доче­ри, из кото­ро­го она мораль­но выросла.

После покуп­ки напит­ков уса­жи­ва­юсь отдох­нуть от забот и выпить пива. Это ока­зы­ва­ет­ся кафе, и пусть. Дере­вян­ный стуль­чик, дере­вян­ный сто­лик, все это выне­се­но чуть не на про­ез­жую часть, пле­вать. Офи­ци­ант­ка с замет­ным синя­ком на ску­ле и пере­пол­нен­ный пляж за спи­ной — лето, лето. И вот я пью пиво, и смот­рю вдаль, и даль прак­ти­че­ски свет­ла, и под­хо­дит ко мне невы­со­кая кря­жи­стая жен­щи­на с блед­ным уста­лым лицом. Джин­со­вая юбка, май­ка на лям­ках, каб­лу­ки белых нено­вых туфель.

- Сест­ра, — обра­ща­ет­ся она с вопро­сом, — сест­ра, не под­ска­жешь, где здесь пре­зер­ва­ти­вов мож­но купить побли­зо­сти? А то кли­ен­та сей­час при­ве­зут … Изо­гнув­шись, я ука­зы­ваю доро­гу к супер­мар­ке­ту из мест­ных, жен­щи­на заку­ри­ва­ет, каш­ля­ет над­сад­но. Нику­да не идет. Мол­чит. Поэто­му я вспом­ни­ла о про­сти­тут­ках. Несколь­ко притч о них, но это опять не прит­чи, конеч­но, а про­сто истории.


1. Моя подру­га ранее про­жи­ва­ла на ули­це Гага­ри­на, тра­ди­ци­он­ном рабо­чем месте мно­же­ства город­ских про­сти­ту­ток, кото­рые сто­ят у доро­ги по двое, по трое, и под­са­жи­ва­ют­ся в маши­ны. В лите­ра­ту­ре такие рабо­чие места назы­ва­ют­ся — «точ­ки». Точек непо­сред­ствен­но перед окном подру­ги было несколь­ко. «Таким обра­зом, — удо­вле­тво­рен­но заме­ча­ла она, — я все­гда мог­ла без­оши­боч­но узна­вать пого­ду. Посмот­ришь утром на одеж­ды девиц — и понят­но, наде­вать ли кол­гот­ки под джин­сы и так далее». Хотя, может быть, про кол­гот­ки это я сей­час сочи­ни­ла, для нагляд­но­сти. Но суть остается.


2. Или вот еще, один това­рищ. Ред­кий муж­чи­на, кто при­зна­вал­ся в близ­ком зна­ком­стве с про­фес­си­о­нал­ка­ми от сек­са. Рас­ска­зы­вал: «Дав­но было. Гуля­ли как-то с паца­на­ми, вызва­ли в про­цес­се дево­чек. Ну, там, досуг и все такое. При­вез­ли штук пять. Ниче­го так, нор­маль­ные. Про­дол­жа­ем весе­лье, все дела, вдруг видим — Федо­ров куда-то про­пал. Где Федо­ров? — нет Федо­ро­ва! Через пол­ча­са обна­ру­жи­ва­ем его закрыв­шим­ся с одной из дев­чо­нок в даль­ней ком­на­те. И там тиши­на-а‑а, тиши­на — за две­рью. Еще часов через пять про­сто начи­на­ем ломать эту дверь, пото­му как все сро­ки вышли, Федо­ров при­зна­ков жиз­ни не пода­ет, брат­ва вол­ну­ет­ся у подъ­ез­да, да и вооб­ще — подо­зри­тель­но. Вры­ва­ем­ся, пол­но­стью оде­тый Федо­ров у окна неж­но гла­дит плот­ную брю­нет­ку по неров­ной щеке и бор­мо­чет: «Я выта­щу тебя из это­го боло­та… Я выта­щу тебя из это­го болота…»

Не выта­щил, конечно.


3. Тре­тья исто­рия. Рань­ше мы с быв­шим мужем сни­ма­ли квар­ти­ру. Кста­ти. Опять-таки на ули­це Гага­ри­на. Уди­ви­тель­но все-таки устро­ен мир. Сынок толь­ко родил­ся, я пыта­лась вскарм­ли­вать его гру­дью и страш­но ску­ча­ла. Был дефолт и кри­зис. А эта­жом выше жили вот имен­но девоч­ки по вызо­ву. Мы немно­го дру­жи­ли, бол­та­ли на раз­ные темы. И как-то я тусо­ва­лась у них на кухне, ела пече­нье и шоко­лад. Сынок спал на руках, уда­лось даже выпить чаю, а девоч­ки спо­ри­ли, очень ярост­но. При­чи­на спо­ра дол­гое вре­мя оста­ва­лась мне не ясна, а потом Юля, очень кра­си­вая, рыже­во­ло­сая, объ­яс­ни­ла: «Ну, пони­ма­ешь, нам сей­час груп­по­ву­ху делать, три на три, и никто не хочет быть под­пи­сы­валь­щи­ком презервативов!»

Я глу­по мол­ча­ла. Юля вздох­ну­ла и про­дол­жи­ла: «Ну блин, ведь мало того, что у каж­до­го дол­жен быть свой лич­ный, так еще они не долж­ны путать­ся в деле. К при­ме­ру, пер­вый пре­зер­ва­тив поме­ча­ет­ся «Све­та-Тала­ла­ев», вто­рой «Тоня-Олег Гри­го­рье­вич, тре­тий — «Тала­ла­ев-Тоня»». Мутор­но сле­дить за все­ми. Но необ­хо­ди­мо. Пото­му что неиз­вест­но же, кто что тас­ка­ет на себе… Понимаешь?»

Я поня­ла.

«Конеч­но, — пред­вос­хи­ти­ла мой вопрос Юля, — мож­но каж­дый раз новый натя­ги­вать. Но уж слиш­ком это невы­год­но полу­ча­ет­ся. В мате­ри­аль­ном смыс­ле, я имею в виду…»

Шел 99 год, и кри­зис изо всех щелей топор­щил­ся узло­ва­ты­ми длин­ны­ми пальцами.


4. Чет­вер­тая исто­рия, груст­ная. Одна девоч­ка воз­глав­ля­ла в Сама­ре мест­ное отде­ле­ние ино­стран­ной фир­мы, и часто обща­лась с ино­стран­ным дирек­то­ром, это был бод­рый аме­ри­ка­нец лет пяти­де­ся­ти пяти. Девоч­ка зака­зы­ва­ла ему номе­ра в гости­ни­цах, у нас появи­лась куча вся­ких доро­го­сто­я­щих, так что не стыд­но перед зару­беж­ны­ми парт­не­ра­ми бук­валь­но. И вот, в один из при­ез­дов аме­ри­ка­нец появ­ля­ет­ся как-то утром и весь такой необыч­ный. Взъеро­шен­ный, воз­буж­ден­ный. Да, по-рус­ски он не гово­рит совсем. А по-англий­ски гово­рит, и взвол­но­ван­но про­сит девоч­ку забло­ки­ро­вать его кре­дит­ные кар­ты и какие-то еще пла­теж­ные шту­ки. Дорож­ные чеки? Не знаю, но что-то поми­мо. Девоч­ка все про­де­лы­ва­ет, выяс­ня­ет­ся, что по обе­им кар­там уже сде­ла­ны покуп­ки в тече­ние послед­них двух часов, сум­мы круп­ные. Аме­ри­ка­нец не хочет ника­ких мер. Аме­ри­ка­нец хочет вод­ки. Девоч­ка удив­лен­но соот­вет­ству­ет. Аме­ри­ка­нец выпи­ва­ет и рас­ска­зы­ва­ет о том, что вче­ра в лиф­те оте­ля позна­ко­мил­ся с пре­крас­ной рус­ской жен­щи­ной, «a wonderful Russian woman», «golden hair», «dark blue eyes». Она была груст­на, осто­рож­но ути­ра­ла сле­зы бело­снеж­ным плат­ком, «she cried!», он пред­ло­жил ей бокал мар­ти­ни, она согла­си­лась, всхли­пы­вая. Бокал мар­ти­ни, еще бокал. Как-то ока­за­лись уже в номе­ре. Попол­ня­е­мый бар. Он побы­вал в раю, аме­ри­ка­нец осо­бен­но нале­гал на это сло­во, «I was in paradise», был готов женить­ся, уве­сти, «it was unique!». Утром она, улы­ба­ясь румя­ны­ми губа­ми, назва­ла свою цену — три­ста дол­ла­ров. Оше­лом­лен­ный, он отдал. Часом поз­же обна­ру­жил пол­ное отсут­ствие кре­ди­ток. «It is impossible», повто­рял он, это невоз­мож­но, пре­крас­ная рус­ская жен­щи­на, золо­тые воло­сы, «it could not!», это сов­па­де­ние, «this is coincidence». Через пол­го­да отде­ле­ние в Сама­ре он при­крыл. Сов­па­де­ние, думаю.

Худож­ник: Benjamin Lacombe

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.