Красивая женщина — это профессия

Пра­виль­ный про­филь, все­гда чистая кожа, дли­на ноги от ступ­ни до бед­ра сто десять сан­ти­мет­ров, воло­сы, в кото­рых бли­ку­ет солн­це — даже когда ника­ко­го солн­ца нет. Осо­бый тембр голо­са, рас­счи­тан­ный на то, что ее услы­шат при любом шуме. Если ей вооб­ще захо­чет­ся что-то ска­зать. Пото­му что кра­са­ви­цы не обя­за­ны раз­го­ва­ри­вать. Они про­сто рас­прав­ля­ют пла­тье на тон­ком колене и чуть при­под­ни­ма­ют под­бо­ро­док, что­бы на белом гор­ле хищ­но и ост­ро сверк­нул бри­льянт, луч­ший друг.

Ксе­ния соблю­да­ет режим дня. Она про­сы­па­ет­ся в десять, до поло­ви­ны один­на­дца­то­го оста­ет­ся в посте­ли и про­смат­ри­ва­ет ком­мен­та­рии в инста­грам­ме. Потом трень­ка­ет в спе­ци­аль­ный зво­нок и пару минут раз­гля­ды­ва­ет гор­нич­ную. На самом деле, это ника­кая не гор­нич­ная, а няня Ксе­ни­и­ной доче­ри, при­учен­ная реа­ги­ро­вать на звон­ки. Няню выпи­са­ла из Таи­лан­да подру­га Ксе­нии, для сво­их детей – мол­ча­ли­вую девуш­ку, уди­ви­тель­но некра­си­вую. Потом подру­га Ксе­нии с тай­кой раз­ру­га­лась из-за чего-то несу­ще­ствен­но­го, но оса­док остал­ся, и няня пере­шла из рук в руки к Ксе­нии, с реко­мен­да­ци­я­ми и все­ми делами.

Дол­гое вре­мя подру­га Ксе­нии хра­ни­ла сек­рет сво­ей ссо­ры с мол­ча­ли­вой девуш­кой, и лишь год спу­стя при­зна­лась: та мыла ноги в кухон­ной рако­вине, на посто­ян­ной осно­ве. Поче­му! – кри­ча­ла подру­га Ксе­нии, — поче­му?! В доме три сан­уз­ла! Но тай­ке милым и при­воль­ным, оче­вид­но, каза­лось вот так, запро­сто, мыть ноги на кухне, зади­рая их в рако­ви­ну поочередно.

Ксе­ния ниче­го тако­го не заме­ча­ет, про ноги. Воз­мож­но, пото­му что в кух­ню захо­дит один раз в день – вынуть из холо­диль­ни­ка мине­раль­ную воду. Нуж­но выпи­вать мно­го воды, два лит­ра в сут­ки, и вода не долж­на быть ледя­ной и гази­ро­ван­ной, это вре­дит желуд­ку и зуб­ной эма­ли. Ксе­ния выужи­ва­ет из недр боль­шо­го холо­диль­ни­ка систе­мы Side-by-Side четы­ре пуза­тых буты­лоч­ки, ино­гда хва­та­ет лимон и шарит гла­за­ми в поис­ках соко­вы­жи­мал­ки для цитрусовых.

Она не гото­вит. Это даже как-то стран­но, в наши дни что-то гото­вить на домаш­ней кухне. Дочь сыта в дет­ском дошколь­ном обра­зо­ва­тель­ном учре­жде­нии – хоро­шем, част­ном. Есть такой садик, вос­пи­та­тель­ни­цы – насто­я­щие носи­тель­ни­цы язы­ков (тут Ксе­ния все­рьез заду­мы­ва­ет­ся, пыта­ясь намор­щить лоб: навер­ное, англий­ский и фран­цуз­ский, немец­кий это как-то… пле­бей­ски), они на все лето уез­жа­ют в Чер­но­го­рию, там пре­крас­ный кли­мат, а в про­шлом году были на Маль­те. Поэто­му доч­ки­на няня бьет баклу­ши и вполне может подать утром маки­а­то, бла­го, что кофе-маши­на справ­ля­ет­ся с его при­го­тов­ле­ни­ем без тай­ских усилий.

День Ксе­нии богат на поезд­ки. Даже до горо­да, в любом слу­чае, сна­ча­ла надо дое­хать, а там уже в соот­вет­ствии с про­грам­мой. Разу­ме­ет­ся, спор­тив­ный клуб, со все­ми выте­ка­ю­щи­ми бас­сей­на­ми и сау­ной чуть не в дубо­вой боч­ке. Разу­ме­ет­ся, обед с девоч­ка­ми. Ксе­ния мало ест. Она не любит есть. Не пом­нит слу­чая, что­бы разыг­рал­ся аппе­тит. Ино­гда ей хочет­ся ягод. Реже – оре­хов. Ино­гда Ксе­ния хочет выпить бокал вина. Она не очень раз­би­ра­ет­ся, это дело муж­чи­ны, пред­ло­жить пра­виль­ное вино. Не рань­ше шести вече­ра, Ксе­ния следит.

С мужем Ксе­ния раз­го­ва­ри­ва­ет мало. Нет, они видят­ся, конеч­но, когда он дома, но не каж­дый день. Муж Ксе­нии – чинов­ник высо­ко­го уров­ня. Поми­мо адми­ни­стра­тив­ной рабо­ты он не слиш­ком явно, но и не совсем уж тай­но, вла­де­ет про­из­вод­ствен­ным пред­при­я­ти­ем. Ниче­го инте­рес­но­го, а ведь мог бы раз­во­дить лоша­дей. Ксе­ния меч­та­тель­но щурит гла­за ред­ко­го оттен­ка. Лоша­ди — это при­коль­но, и людям не стыд­но ска­зать, и все­гда мож­но при­гла­шать дру­зей на коне­фер­му или как там назы­ва­ют эти штуки.

Муж Ксе­нии – под­лец. Она гово­рит об этом спо­кой­но, кон­ста­ти­ру­ет факт. Под­лец. Хотел в апре­ле ее вез­ти в Мала­гу, это Испа­ния, хотя сей­час люди посе­ща­ют Emirates Palace в Абу-Даби. А про июнь она даже не хочет гово­рить, это был насто­я­щий кош­мар – на месяц застрять на Маль­ди­вах, на каком-то ост­ро­ве раз­ме­ром с тен­нис­ный корт, до бли­жай­ше­го ресто­ра­на лететь вер­то­ле­том или сплав­лять­ся на пло­тах! Под­лец. Не счи­та­ет­ся с ней. Ксе­ни­и­но­му авто­мо­би­лю почти год. На самом деле, нель­зя так дол­го поль­зо­вать­ся одним и тем же авто­мо­би­лем, это непри­лич­но, даже если это «мер­се­дес». У людей дав­но «бент­ли».

С под­ле­цом Ксе­ния позна­ко­ми­лась смеш­но – бра­ла у него кровь. Под­ле­ца тогда стук­нул на ули­це то ли теп­ло­вой, то ли сол­неч­ный удар, а Ксе­ния тре­тий месяц истя­за­ла паци­ен­тов при­ем­но­го покоя, куда на руках вта­щил под­ле­ца пере­пу­ган­ный шофер. Ей тогда было два­дцать два. Под­лец сра­зу при­шел в себя, как милень­кий, а к вече­ру это­го же дня тор­чал у две­рей при­ем­ни­ка, ото­слав восво­я­си джип, пол­ный охра­ны. Он еще биз­не­сом занимался.

Ксе­ния тогда, конеч­но, хоро­шо выгля­де­ла – воло­сы ниже поя­са, свой ред­кий цвет – пепель­ный каш­тан. Жила с подру­гой, сни­ма­ла. Зва­ние мисс-Уфа пяти­лет­ней дав­но­сти нес­ла с оттен­ком уста­ло­сти. Под­лец влю­бил­ся как соба­ка. Мигом женил­ся, пото­му что она не была дура, и сра­зу ска­за­ла, что ей рели­гия не поз­во­ля­ет вот так, муж­чи­ной, без вся­ко­го бла­го­сло­ве­ния. А какая рели­гия, а я отка­зы­ва­юсь обсуж­дать! По эти­че­ским сооб­ра­же­ния. Под­лец заткнулся.

А сей­час слож­но с ним. Веч­но он чем-то недо­во­лен. При­хо­дит­ся бук­валь­но из кожи лезть. А ведь у Ксе­нии про­бле­мы со здо­ро­вьем! У нее пани­че­ские ата­ки, страш­ная тахи­кар­дия. Вот даже сей­час – пульс девя­но­сто! А под­ле­цу напле­вать. А она ему дочь роди­ла, хоть были слож­но­сти, при­шлось чуть не десять лет шастать по кли­ни­кам, остав­ляя кучи денег за каж­дый мазок, каж­дое док­тор­ское сло­во. Ниче­го, спра­ви­лась! Выно­си­ла и роди­ла. Сквозь пани­че­ские ата­ки. Очень непри­ят­ное дело, очень. Пани­че­ские ата­ки. Ксе­ния все­гда име­ет при себе кар­тон­ный пакет, куда надо дышать то вре­мя, что.

Посе­ща­ет груп­пу под­держ­ки для людей с пани­че­ски­ми ата­ка­ми. Груп­па соби­ра­ет­ся раз в неде­лю, и Ксе­ния не ленит­ся ехать через Сама­ру в Ново­куй­бы­шевск. Убо­гое, конеч­но, там поме­ще­ние — сте­ны обле­за­ют, пото­лок течет, пол гни­ет лино­ле­умом, но ей помо­га­ют заня­тия. Мож­но выго­во­рить­ся, все это из себя вынуть, напря­же­ние, уста­лость. Ксе­ния смот­рит с сомне­ни­ем. Ну да, уста­лость, страх. Ей в этом году трид­цать шесть. Под­ле­ца виде­ли там с одной, девоч­ка-при­пе­воч­ка из новень­ких, сту­дент­ка ака­де­мии куль­ту­ры. Зовут Аде­ла­и­да, про­сти гос­по­ди. Ниче­го серьез­но­го, это понят­но, но сей­час все так пере­ме­ни­лось, сам Путин раз­вел­ся, и теперь всем как бы можно.

А вооб­ще, Ксе­нии не хва­та­ет средств. Под­лец послед­нее вре­мя совсем рас­по­я­сал­ся, пере­во­дит ей на кар­ту не боль­ше двух­сот тысяч руб­лей в месяц, это лич­но Ксе­нии, хозяй­ствен­ные рас­хо­ды, авто­мо­биль­ный уход и бен­зин они опла­чи­ва­ют с дру­гой кар­ты. Но у людей совсем дру­гие день­ги в обо­ро­те, и это уни­зи­тель­но, выгля­деть нищей в сво­ем кру­гу. Опять же Аде­ла­и­да-при­пе­воч­ка была заме­че­на в салоне «ауди», девоч­ки за обе­дом смот­ре­ли с жало­стью, имея в виду, что она ста­рая, такая ста­рая! Ста­рая Ксе­ния тянет­ся за кар­тон­ным пакетом.

Хоро­шо бы сей­час отме­тить, что часы про­би­ли пол­день, но ника­ких бью­щих часов рядом, и вре­ме­ни уже зна­чи­тель­но боль­ше — ско­ро семь вечера.

Ров­но в семь моло­дая Маша сто­ит на пере­се­че­нии улиц Ленин­град­ской и Куй­бы­ше­ва. Сто­ит, тюкая паль­ца­ми по дис­плею теле­фо­на, а иду­щие мимо выво­ра­чи­ва­ют шеи. Пото­му что Маша кра­си­вая, такая кра­си­вая. Она ждет. Через малое вре­мя ее за пле­чи обни­мет муж­чи­на в свет­ло-сером костю­ме, штиб­ле­ты отра­жа­ют захо­дя­щее солн­це. Солн­це ско­ро сва­лит­ся в Вол­гу, Маша пере­сту­па­ет иде­аль­ны­ми нога­ми; еще месяц назад она была уче­ни­цей в парик­ма­хер­ском салоне сред­ней руки, а сей­час почти вла­де­ет хоро­шей квар­ти­рой в новом доме, сей­час поедет ужи­нать в ресто­ран на набережную.

Мяс­но­фф, разу­ме­ет­ся, лет­няя терраса.

Красивая женщина — это профессия”: 2 комментария

  1. На самом деле дело не в кра­со­те. Всё гораз­до глуб­же — в голо­ве. Жен­щи­на, кото­рая может и хочет быть кра­си­вой — ста­нет такой и ей не надо полу­чать день­ги в обмен на что-то. Это фор­ма про­да­жи и при таком рас­кла­де сто­ит поте­рять фор­му ‑поте­ря­ешь все бла­га. Ум при­но­сит гораз­до боль­шее — воз­мож­ность выби­рать и воз­мож­ность стро­ить жизнь не при­но­ся жертв. Сотруд­ни­че­ство с муж­чи­ной, а не под­чи­не­ние дела­ет жен­щи­ну бога­той, неза­ви­си­мой и счастливой.

  2. Боже.…какая ску­ка.… про­сто тоска…никакие день­ги не изме­нят это болото(((

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.