Дом, где живет демократия

Страна переселяется в города. Согласно переписи населения 2010 года, она переселилась туда на семьдесят два процента, и эта цифра растет. А в городах она вся утесняется в казармы многоквартирных домов, создавая при этом тот особый тип коммунальности, который иные социальные философы называют «русским коммунизмом». Особым типом социальных отношений, ответственным, кстати, с одной стороны, за «рассерженных горожан», а с другой — за постоянно возникающую из пепла классового раздрая Вертикаль.

Ну да ладно, не будем об этом. Не будем про то, почему так происходит. Почему иные горожане голосуют аж за Паука, лишь бы не голосовать за красавицу-муху Чирикову. Почему в конечном итоге они выбирают бюрократа. Так происходит — и всё! А продолжим рассматривать самую низшую ячейку реальной городской демократии.

***

В среднем доме в мегаполисе может жить и до тысячи человек. Это люди различных убеждений, возрастов, партийности, социальных занятий, спрессованные общим хозяйством. Среди них есть умные, глупые, образованные, есть сумасшедшие. Разные. При этом здание, внутри которого они образуют вынужденное общежитие, представляет собой сложное инженерное сооружение, конгломерат. Это не дом крестьянина и не дачный коттедж. Оно не только фундамент и стены, не только бетонная коробка, но также и механизмы, коммуникации, провода с напряжением, сторонние организации… Все это понятно и все сложно.

Одни только лифты управляются автоматикой, непостижимой для бабушек-пенсионерок, а провода и трубы оборудованы счетчиками и манометрами, в показаниях которых и «с высшим» надо уметь разбираться. Ни «принять» объект в эксплуатацию, ни самостоятельно наладить, починить, жильцы нашего дома не в состоянии. Притом что «хозяйство» стоит на земле, которая то ли уже попала в кадастр, то ли только планирует туда попасть, что, во всяком случае, приоткрывает следующий пласт государственных проблем, требующих уже привлечение высококлассных юристов. А то и самого президента.

Мы не коснулись здесь чердаков и подвалов. На чердаке внешние фирмы устанавливают антенны сотовой связи и интернета, телеоборудование. А подвалы прибирают к рукам предприниматели, образуя с домом сложные и зачастую секретные договорные отношения. Не исключено, что вскоре там будет «Секонд-Хенд из Европы», а ваш председатель купит новую тачку. Также в вашем доме есть по крайней мере один наркопритон и одна квартира с гастарбайтерами из Средней Азии, где стирают белье на сто человек. О них знаете вы, знает ваш участковый, но знания эти лишь умножают скорбь.

***

Такова диспозиция. А теперь о процессах. Время от времени от дома чего-нибудь отваливается, и возникает необходимость промазать швы, заменить изношенные трубы, а также проконтролировать прочность балконов. Что с закономерностью подводит к тому, что домом надо уметь управлять. Точно так же, как надо уметь управлять государством. Планировать бюджет, смету, график работ. Жить в доме и быть свободным от дома больше нельзя! Но кто это все будет делать?

Если вы раньше думали, что, возвращаясь с работы усталый, вы пойдете домой отдыхать, то теперь фига с два! Теперь ваш дом становится вашей головной болью, второй и не самой легкой работой. При товарище Сталине ваш дом управлялся тоталитарно – из единого центра, и вас это, в общем, устраивало. Сталин лично решал, когда дать тепло, а когда починить крышу. С демократией все изменилось. Она вас освободила! В один момент без труда «демократия» наделала из вас миллионы частных собственников, рублевых миллионеров. Но нагрузила также и миллионерскими обязанностями голосующего гражданина. Пусть не голосовать за мэра и выбирать городскую Думу, не стричь лужайку и не чистить личный бассейн, как полагается настоящим миллионерам, но обязанностью дать постоянную работу по крайней мере паре дворников и паре сантехников. А также ежемесячно отчислять изрядную сумму добровольно выбранной вами управляющей компании по принятому на общем собрании соглашению. (В большинстве случаев эта управляющая компания — просто новое название старорежимного ДЕЗа.) А в будущем – и вы это должны решить! — и в некий загадочный ремонтный фонд, который, если не украдет ваши деньги сразу, возможно, на них вам что-нибудь вам покрасит потом.

Важно, впрочем, не это. Не растущие суммы. Мы же не дети, мы всё понимаем, что инфляция, кризис, что жизнь не становится проще. А то, что из заштатной государственной «гостиницы» ваш дом превратился в настоящую частную фабрику проживания. А ваш самодельный лузерский домовой комитет, тупо возникший из бюрократической логики Жилищного кодекса — в «Дирекцию фабрики проживания». «Дирекция» производит, и, кстати, она это быстро сообразила, «товар». Подписи под разнообразными приемными актами выполненных работ и банковским счетами. То есть уже и нечто материальное, вкусненькое. За что предстоит побороться.

***

Может быть не стоило бы об этом так подробно писать. Но примерно до середины нулевых коммунальная сфера общественного бытия вообще выпадала из круга яркого света. Она и теперь в полутьме. А для многих «скучна». Однако по последним опросам ВЦИОМ больше половины респондентов «почему-то» считает происходящее здесь более важным для страны, чем все остальное. Чем партийная жизнь, инфляция и коррупция, и даже здоровье. Но еще больше о том свидетельствуют заголовки статей только за последние год -полтора.

«Россия раскрыла крупное хищение средств из сферы ЖКХ с помощью разведок шести стран. Мошенники купили на них отели во Франции». Главу управы …энского района Москвы задержали за взятку» («Он рассчитывал получить деньги за покровительство при проведении аукционов и конкурсов на право заключения договоров с управой, Инженерной службой и Дирекцией единого заказчика»). «Патриарх Кирилл: простого человека в России «кошмарят ЖЭКи и ДЕЗы». «За должность главного по ЖКХ в Петербурге просят €10 млн». «Д.Медведев призвал эффективнее применять конфискацию за преступления в ЖКХ». «Генпрокуратура взяла под контроль преступления в сфере ЖКХ». «Выявлена схема получения домов в управление через липовые ТСЖ».

Причем социальное напряжение здесь так велико, что нередки убийства и самоубийства, иногда экзотического характера. «Она самосожглась из-за высоких тарифов ЖКХ». «Мэра Сергиева Посада могли убить за борьбу с коррупцией в сфере ЖКХ». «По словам следователей, сейчас рассматриваются три основные версии пропажи главы Раменок… активно лоббировал строительство многоэтажного дома… обезображенный труп был найден в подмосковном лесу…»

Причем госкорпорации сменяют бандитов и планируют свою лепту в прессинг обывателя… ввести уголовную ответственность «за долги». «По крайней мере, соответствующие предложения подготовлены по инициативе крупнейших энергокомпаний страны и уже направлены в Думу».

И безусловно, здесь есть «потоки». А те в свою очередь исчезают в Бермудском треугольнике: Государство – Управляющие компании – Домовые комитеты (ТСЖ).

Последние – наши протопарламенты, до которых нет дела партиям и оппозиции. У которых нет ни собственных газет, ни харизматических лидеров, ни залов заседаний… Зачастую они собираются в тамбуре около мусоропровода и лифтовой шахты, выплескивая накопившиеся за день эмоции и потому забывая про повестку дебата. Забывая также и про либеральную максиму: только свободный плательщик, — лучший демократ и общественный контролер.

Когда-нибудь так, безусловно, и будет. Но пока что государство, подавившее демократию на уровне основных своих институтов, вряд ли способно поддержать и развить демократию в самом низу. Пока ни одних легальных выборов в протопарламенты не произошло. Ни один кворум не собран. Не имея опыта, люди не знают, как это делается! И ни один якобы выборный орган не отчитался. В подавляющем числе случаях «управляющие компании» преспокойненько коррумпировали демократические руководства ваших «домовых комитетов» (соседей, между прочим!) А те за небольшие откаты и льготы интегрально легализировали миллиардные траты. Это система! При которой все увидели, что зло стоит на пороге. Входит в дом. Оно не в Путине, не в «Единой России» и не в исторически укоренившемся авторитаризме. Последнего, пожалуй что даже и не хватает! Оно в каждом. В тебе, во мне, в соседях по лестничной площадке. И от этого стало по-настоящему страшно. Люди перестали ходить на выборы, кого-либо поддерживать, либо суетиться в оппозиции. «Полковнику никто не пишет», а они не голосуют за Чирикову…

Напечатано с разрешением. Оригинал: http://russ.ru/pole/Dom-gde-zhivet-demokratiya

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *